Честное пионерское

"Музей должен воспитывать через удовольствие"

07 декабря 2019 11:59
Сегодня Эрмитаж отмечает свое 255-летие. Накануне дня рождения директор музея Михаил Пиотровский провел пресс-конференцию, на которой рассказал, почему современные технологии должны знать свое место в музее, как стоит относиться к современному искусству, и чем опасна идея, что музей - это модное место для досуга и развлечений.


О доступности и мультимедийности музеев

 
Музеи становятся ближе к людям. Люди становятся ближе к музеям. Люди начинают кое-что понимать. Ходить в музей становится модным. Когда люди живут хорошо или когда становится совсем плохо, тогда увеличивается количество людей в музеях. Когда нет денег купить автомобиль, тогда ты идешь в музей. Так во всем мире: если кризис – повышается посещаемость музеев.
 
Слово «доступность» в русском языке имеет два смысла. Первый - это то, что ты можешь войти и тебе дверь открыта, и второе – что ты понимаешь, что ты там за этими дверями увидишь. Это не то же самое, что английское accessibility. Вот эти две вещи должны сочетаться. Идея, что музей – это место досуга и развлечения, что это его основная функция – это очень вредная идея, это совершенно губительная идея для общества, не только для музеев. В международном комитете музеев предложили новое определение музеев, которое как раз исходит из того, что это институция досуга, развлечения, и, слава Богу на конгрессе в Киото определение завалили и сказали, что это никак не годится, это было общее мнение музейщиков. Да, в музее можно получить удовольствие, но музей не должен выпрыгивать из своих кресел, из штанов, чтобы сделать людям приятное и веселое, потому что умный человек получает удовольствие от умных вещей. Наша задача сделать так, чтобы люди видели все то умное, что есть в музее – не только самое поверхностное, что есть. Хорошо, красиво – но этого мало, и музей должен воспитывать через удовольствие.
 
Да, нужны мультимедийные всякие вещи, но когда просто одни мультимедиа – это не музей. Музей – это подлинная вещь, вокруг которой строятся вещи другие. И все новейшие технологии – они как тень, они помогают тому, что есть в музее, а тень, как у Шварца, должна знать свое место. Есть другие новейшие технологии, которые своего места не знают. Это искусственный интеллект. Надо попытаться его гуманизировать, как и вообще нужно гуманизировать все науки. 21-й век – век наук о человеке, но все науки обычно грозят человеку гибелью. В 20-м веке физика и химия чуть не угробили нас, еще, может, и угробят, но уже в 21-м. А сейчас – генная инженерия и искусственный интеллект. Их нужно срочно гуманизировать, внести в них человеческий элемент. С техникой надо осторожно, и она должна быть слугой.


 
Безопасность в музеях
 
Я многократно отвечал на вопросы о безопасности, и я никому не собираюсь рассказывать, как устроена у нас безопасность. Потому что после того, как вы напишите, как устроена безопасность, ее не будет. Действительно, есть вещи, которые мы не должны говорить. Безопасность у нас построена нормально. Вот мы видели, что произошло в Дрездене: люди, которые влезли, они знали, что если устроишь пожар на подстанции, то в результате не будет работать сигнализация. Вот они это и сделали. Мы тренируемся, мы изучаем, недавно были как раз тренировки на пожар и попытку кражи. Устроена безопасность у нас хорошо, скажем так, лучше, чем у кого либо. Поэтому мы проводим все время семинары для всех музеев России.
 
Умерла ли «Даная» Рембрандта? (ЧП в Эрмитаже произошло в 1985 году, когда душевнобольной посетитель полоснул картину ножом, а потом облил ее серной кислотой)?
 
Конечно, она не погибла, она ранена – так, как всякая картина бывает ранена. Она спасена, она не умерла, она что-то потеряла, что-то приобрела. У всех картин есть история. На самом деле, ни одна из картин, находящихся в музее, не соответствует тому виду, какой она имела тогда, когда была написана. Большая часть картин, существующих в музеях, десять раз реставрированы. Например, знаменитый «Сальватор Мунди» Леонардо да Винчи: наверно, от Леонардо да Винчи там что-то и осталось, но там мощнейшие реставрации и перереставрации.
 
У картины есть своя биография. Все картины стареют, и есть манера, которой не придерживаются эрмитажные реставраторы – сделать так, как будто картина только вчера написана. Это ботокс. Всегда нужно внимательно решать, в какой степени нужно обновлять, чтобы возраст у картины не был виден. Картина приобретает возраст точно так же, как днем и вечером она выглядит по-разному. Нужно максимально стараться сохранять подлинник, чтобы ничего не менялось. «Даная» осталась шедевром Рембрандта, она раненая, но она не перестала быть живой.


 
Современное искусство
 
Современного искусства нет, есть просто искусство. Есть актуальное искусство и современные выверты. Искусство все время говорит на самых разных языках. Язык современного искусства для кого-то, может, неприемлем так же, как в 50-ых годах в России почти для всех был неприемлем Пикассо, а до этого точно был неприемлем Матисс с Гогеном. Языки разные. Первобытное искусство: вот сейчас все понимают, что оно замечательное, красивое, а раньше, может, не понимали, что оно такое красивое. Потом опять перестанут понимать. Надо все время стараться понимать язык в соответствии со временем и сегодняшними взглядами. Современное искусство надо всячески оберегать. Мы не можем пока судить, что из него останется в вечности, а что - нет. Нужна некоторая временная дистанция, поэтому надо очень осторожно с ним обращаться и не выбрасывать ребенка вместе с водой из ванночки.
 
Эрмитаж очень аккуратно работает с современными художниками, мы все время делаем выставки. Собираем коллекцию, но очень осторожно, потому что действительно не известно, что на самом деле останется. А показывать нужно многое. Сейчас у нас потрясающая выставка румынского художника Адриана Гени. Он сейчас самый популярный молодой художник и почти самый дорогой. По 4-5 миллионов уходят его полотна, вот так он взлетел. Он потрясающий живописец. В его лице произошло возвращение живописи в новое искусство. Это большие полотна, полуабстрактная живопись. Он часто вдохновляется классическими полотнами, и их можно рассмотреть на картинах Гени. Когда он был ребенком, его главной художественной книгой был путеводитель по голландской живописи Эрмитажа Юрия Ивановича Кузнецова.
 
У нас будет спорная выставка Марка Куинна. У нас будет выставка одного из самых знаменитых китайских художников Чжана Хуана. Мы делаем выставки, которые должны стать откровениями. Это наша работа с современным искусством.

Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

Классный журнал