Честное пионерское

Москва не верит, что Меньшову - 80

17 сентября 2019 11:21
Сегодня исполняется 80 лет Владимиру Меньшову. В преддверии юбилея режиссер на встрече с журналистками не стал подводить итоги, а рассказал о любви ко ВГИКу, о работе с Бекмамбетовым, "Оскаре" и секрете семейного счастья.


ВГИК
 
Вся соблазнительность жизни была мне понятна только через кино. Я очень увлекся кинематографом, не пропускал ни одного нового фильма. Я очень любил Николая Николаевича Рыбникова. Картина «Весна на Заречной улице» произвела на меня неизгладимое впечатление, и я до сих помню наизусть реплики, даже песню выучил из этого фильма. ВГИК, Рыбников, Ларионова, Белов, Румянцева, Фатеева – звезды, прекрасные актеры. Я приехал поступать во ВГИК из Астрахани с одним моим товарищем. Он подготовился, а я приехал, даже толком не понимая, что такое вступительные экзамены, что, оказывается, надо читать какие-то стихи. Я думал, там надо прогуливаться перед комиссией, и они скажут – годится или нет.
 
В первый день мы так трусили, что боялись переступить порог, мы сидели напротив на скамейке и смотрели с обожанием и завистью на ребят, которые выпархивали из дверей института. Студенты, уже ВГИКовцы, а мы… На второй день надо было все-таки переступить порог, мы вошли и увидели, что очень много желающих: конкурс был человек двести на место. Несмотря на свою неподготовленность, мне удалось пройти самый простой первый тур – консультацию. И мне дали место в общежитии. И вот это оказалось роковым. Неделю до первого тура я жил в этом общежитии и напитывался ВГИКовской атмосферой. А это особая атмосфера. Ведь там одновременно учатся не только актеры, но и режиссеры, и сценаристы, и операторы, и художники. И все в одном общежитии. Я помню бессонные ночи с такими высокими спорами, к которым я только издали мог прислушиваться: «Боже мой, красный цвет в фильме «Идиот» Пырьева…» Какой цвет? Причем тут цвет? Я ничего не понимал, но задохнулся от счастья и окончательно осознал, что это мой мир. Эта неделя решила мою жизнь, я даже не стал пробовать поступить куда-то еще, я сказал: «Хочу учиться только здесь».
 
Развал СССР
 
Я трагично воспринимал и воспринимаю до сих пор события 1991 года. И всё мне кажется, что можно отмотать назад и что-то исправить. Нет, пожалуй, уже… Сейчас понимаю объективность этого процесса, хотя субъективность превалировала. Надо сказать, есть некоторые ощущения, и неложные ощущения, что процессы, которые тогда происходили в стране, дали такие глубокие корни, что их не так легко уничтожить, как казалось в 1991 году.
 
 
Работа с Бекмамбетовым
 
Бекмамбетов – это очень серьезное явление в нашем кинематографе. Настолько серьезное, что его тут же переманили к себе американцы. Они дают ему снимать полнометражное кино, что не слыхано. Я охотно пошел к нему работать, чтобы поучиться. Он потрясающе талантлив в области компьютерной техники, он понимает, как ее применять в кинематографе. Это был огромный и очень важный кусок моей жизни, картины «Ночной дозор» имели значительный зрительский успех. Работать с ним безумно интересно.
 
 
«Оскар»
 
Мою картину «Москва слезам не верит» посылало на премию «Оскар» руководство Союза кинематографии. На каком-то тайном совещании было принято это решение. Оно было продиктовано тем, что картина чрезвычайно понравилась Политбюро и лично Леониду Ильичу Брежневу. Поэтому решили с ним не спорить, а послать картину, зная, что она обречена на провал. А она получила этого «Оскара». Это произвело в наших кинематографических кругах, как любят говорить журналисты, эффект разорвавшейся бомбы. Я не знаю, стоит ли угадывать их предпочтения, вкусы. Например, американская киноакадемия очень доброжелательно реагируют на еврейскую тему, но в прошлом году мы послали картину «Собибор» и обманулись. Тут не угадаешь. Надо искать лучшие фильмы у себя и посылать именно их, а там уже как Бог даст.
 
Про отказ посылать на «Оскар» фильм «Утомленные солнцем 2. Цитадель»
 
Как ни странно, отношения с Михалковым после этого не испортились, хотя, конечно, не улучшились. Почему я занял такую крайнюю позицию? Потому что в 2011 году были две еще две картины, которые, на мой взгляд, стоило представить – это фильм «Елена», который получил специальный приз жюри на Каннском фестивале, и «Фауст» Сокурова, отмеченный главным призом фестиваля в Венеции. Мы же имели дело с картиной, которая, называя вещи своими именами, провалилась в прокате, не имела никакого зарубежного отклика, не имела никаких наград. И я спрашивал членов комиссии: «Вот мне сейчас надо выйти к журналистам и отвечать на их вопросы. Чем я буду аргументировать ваш выбор?» Опустили глаза в стол и молчали. Все они были так или иначе подчиненными Никиты Сергеевича Михалкова. Я не мог подписать. Никита Сергеевич поступил мудро, решение это принял, картину послал, но разогнал комитет, собрал его на других условиях.
 
Секрет семейного счастья и второй шанс
 
Любовь – больше никаких секретов нет. Любовь и терпимость, которая воспитывается с годами. В нашей семье получилось так, что наша судьба с Верой была один в один повторена нашей дочкой. Примерно на 10-ом году совместной жизни мы разошлись с Верой. И дочка тоже после 7-ми лет семейной жизни приняла решение расстаться с мужем. И как у нас была счастливая случайность, когда мы вдруг опять проснулись в одной постели, так и у нее. Ее пригласили на съемки, в которых участвовал и ее муж тоже. И там она увидела что-то другое в нем, что не видела до сих пор. Она очень благодарная судьбе за то, что она не рассталась тогда окончательно. Они сейчас живут хорошо, счастливо живут, это я точно вижу. Так что второй шанс давать надо.
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Статьи по теме
Классный журнал