Честное пионерское

"Я ехал в музыкальную школу поступать "на барабаны"

11 августа 2017 10:20
В "Мерседес-Бенц РУС" прошел традиционный Салон журнала "Русский пионер". В гостях у постоянного ведущего Салона Дмитрия Быкова был музыкант, народный артист России Игорь Бутман. Публикуем вторую часть беседы, в которой Игорь Бутман рассказал, почему он выбрал саксофон, а не кларнет, как он получил звание народного артиста Чеченской республики и что ему пообещала Татьяна Тарасова, если он на коньках выступит с саксофоном на льду.
Первая часть 

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Дмитрий Быков, Игорь Бутман

Д.Быков: Но все-таки давайте вернемся к хоккею. Как вы попали в эту команду? Команду звезд.
 
И. Бутман: Я играл в Москве в любительских клубах еще до создания "Ночной хоккейной лиги". В 1994 году я приехал в очередной раз с концертами в Россию и встретил Вячеслава Фетисова, который сказал: «Приходи, нам нужны игроки, будешь меняться, пока все не подъедут. Покатаешься, поиграешь с нами». С того момента я стал играть в Москве в хоккей. Сначала в одном месте, потом – в другом. Наконец, я попал в клуб, где уже играют Вячеслав Фетисов, Алексей Касатонов. И один из участников этого процесса – Сергей Кужугетович Шойгу. А потом организовывается «Ночная хоккейная лига». Надо сказать, что я играл и в Америке до переезда в Россию. Вышибала в джаз-клубе как-то спросил: «Ты же русский?» Я говорю: «Да, русский». «В хоккей, наверно, играешь? Давай, приходи на каток». Так я стал играть в хоккей в Бостоне, в котором, кстати, очень много катков. Когда я приехал в Россию, идея "Ночной лиги" мне очень понравилась, меня пригласили участвовать в одной из команд. На гала-матче меня поставили в одну пятерку с Владимиром Путиным. Я знал человека, который отвечал за это - нынешнего губернатора Тульской области Алексея Дюмина. В то время он был одним из адъютантов Владимира Владимировича. Тогда меня поставили с Путиным в одной пятерке. Но иногда играю и против Владимира Владимировича, это очень сложно.

Здорово, что наш президент стал играть в хоккей, поддержал прекрасное движение «Ночная хоккейная лига». Любители хоккея имеют возможность сначала играть у себя в регионах, потом приезжать и играть в Сочи. Участвуют абсолютно разные люди: музыканты, актеры, полицейские, рабочие, колхозники и колхозницы. Девушки тоже играют.
 
Я начну озвучивать вопросы, приходящие на телефон. Кто-то знает мой номер, и это очень приятно. Правильно пишут, что Шостакович называл саксофон самым сексуальным инструментом. Он говорил, что это единственный инструмент, с помощью которого можно выразить в музыке вот это дело. Есть ли у вас такие ощущения? Если бы вы выбирали пьесу для оргазма, то что бы у вас вызвало наиболее яркие ассоциации? Какая самая сексуальная саксофонная музыка?
 
…?
 
Есть такой женский крик, который ни на чем другом и не воспроизведешь. И мужское такое похрюкивание тоже в общем-то на скрипке трудно.
 
На самом деле, на любом инструменте можно подать человеку какой-то сигнал, посыл, который выразит то необходимое чувство, то, о чем вы говорили. Страшно сказать это слово.
 
Оргазм. Ничего особенного.
 
Это для вас ничего особенного. Понимаете, секс в нашей жизни занимает особое место.
 
Серьезно? Играет роль некую?
 
Очень важную роль. На самом деле, все на этом, с одной стороны, и зациклено, и является важным стимулом. Все счастья и все беды от любви. Есть люди, которые могут одним движением руки, головы, словом…
 
Отбить всякое желание.
 
Абсолютно. Отбить всякое желание. И это случалось. Одним движением руки она отбила все желание. Я знал, что мы будем говорить о чем-то серьезном. Но чтоб так серьезно…
 
Слушайте, есть у меня серьезный вопрос. Олег Лундстрем вернулся из эмиграции, он практически был репатриантом и играл буржуазную музыку. Почему его пустили, не трогали? Почему ему можно было играть джаз? Действительно ли он был любимцем Сталина, как говорили? 

Великая сила искусства. Обаяние Олега Леонидовича, его преданность. Если посмотреть, он больше ничем практически не занимался. Он немногословный человек, не давал часто интервью, многое не рассказывал. Уникальный человек, преданный музыке. Я помню репетиции с ним – он никогда не ругался, не кричал. Когда он приходил, сразу все становилось четким и профессиональным. Он не был ярким музыкантом, он был руководителем оркестра. Умный, скромный, с железной волей. Потому что без железной воли столько продержаться с такими балбесами, как я, было бы невозможно. Я у него работал год, потом меня выгнали из-за отсутствия прописки. Когда работал у Олега Леонидовича Лундстрема, я был наглый, молодой, играл лучше всех. У него был замечательный музыкант Роман Куцман, у которого были длинные волосы и большая борода. Выглядел он как ортодоксальный еврей, что не очень приветствовалось на советской эстраде. К нему подошел Лундстрем и сказал: «Рома, я вас очень прошу, сбрейте». Он сбрил, но только голову.
 
Может, он от волнения перепутал?
 
Он ничего не перепутал. Он все понимал. Вот с такими людьми Олегу Леонидовичу приходилось жить и работать.


 
Последний вопрос, который я задаю от себя, и дальше мы даем слово залу. Сейчас очень нашумело предложение Кадырова сделать супер свадьбу Баскова и Лопыревой в Чечне. Если вас пригласят на такую свадьбу, и вообще, если вам последует приглашение в этот регион, вы полетите?
 
Я летал туда. Я же народный артист Чеченской республики. А сначала я стал народным артистом Ингушетии.
 
Очень джазовое место.
 
Просто я там никогда не был.
 
Тем более.
 
Руководство республики оказалось поклонниками моего джаза, и я получил это звание. Когда меня спрашивали на российском телевидении, есть ли у меня какие-нибудь звания, которые можно написать в титрах, я отвечал: «Народный артист Ингушетии». «Хорошо, спасибо. Подпишем просто "саксофонист Игорь Бутман"».
 
Я ездил в Чечню, выступал там. Был закрытый правительственный концерт, и мы выступали с чеченскими музыкантами. Они играли народную музыку, мы – джаз. Нас там принимали очень хорошо. После выступления президент Чечни Рамзан Ахматович вручил мне лично, принимая у себя дома, правительственную награду. Однажды я там был просто как гость на одном из спортивных мероприятий.
 
Давайте я зачитаю вопросы из зала. Вот, например: сколько лет служит инструмент? Имеется в виду саксофон.
 
Служит верой и правдой. Я должен сказать, что инструменты очень хрупкие, хоть и металлические. На сегодняшний момент за ними надо очень хорошо ухаживать. У меня есть старые саксофоны 50-ых и 60-ых годов. А сейчас я играю на современном саксофоне, который сделал американо-итальянский мастер, вот он точно будет служить долго.
 
Может ли синтезатор имитировать звук саксофона?
 
Есть очень хорошие синтезаторы, которые, действительно, очень прилично и похоже изображают саксофон, но все-таки можно услышать разницу.


Владимир Гомельский
 
Вопрос из зала, Владимир Гомельский: Я вас видел дважды в хоккейных коньках на льду с инструментом. И один раз - в конце сезона «Ледникового периода» - в фигурных коньках с саксофоном. Чья это была гениальная идея? И кто потом заставил ваших музыкантов встать на лед?
 
Однажды я поставил своих музыкантов на лед, когда было 75-летие ЦСКА. Это еще было до «Ледникового периода». Один музыкант тогда схватился за бортик и так и не выехал, а Ирина Роднина сказала: «Могут быть жертвы». На самом деле, я взял саксофон на лед из-за одного разговора. Однажды Татьяна Тарасова сказала: «Если бы ты на коньках играл на саксофоне, я бы тебе поставила 6:0». Дело в том, что тренироваться на «Ледниковом периоде» мне было очень трудно, так как я все время был на гастролях. Нам пришлось быстро поставить так называемое танго. Взял саксофон, встал на коньки, сыграл. Татьяна Анатольевна поставила то ли 5:6, то ли 5:8. А когда я катался под песню «Мой лучший друг лучше всех играет блюз», это уже была идея Илюши Авербуха. На самом деле, музыка и лед у меня всегда были связаны. Когда я учился в музыкальной школе, я приезжал на хоккей с кларнетом, и надо мной смеялись ребята, а потом я приезжал с хоккея в музыкальную школу, и там надо мной плакали: «Зачем? Ты же сломаешь себе руку!». Хоккей и музыка, хоккей и кларнет, хоккей и саксофон, хоккей, саксофон и секс совместимы.
 
Если бы не саксофон, какой бы вы выбрали инструмент? Насколько я понимаю, фортепиано? Вы же получили второе образование?
 
Нет, вообще я ехал в музыкальную школу поступать "на барабаны". Кларнет стоял где-то сбоку. Но мне сказали: «Зачем вам на барабаны? У вас же есть слух».


Игорь Бутман
 
Есть такая версия, что настоящий джазмен – это старый джазмен. Молодой Армстронг не интересен. Армстронг – это человек за 60. Элла Фицджеральд, когда она пела, сидя в коляске, то производила большее впечатление, чем в молодости. В молодости она была толстой женщиной, а здесь она героиня, которая побеждает смерть. Есть у вас ощущение, что джаз – это все-таки для людей за 60?
 
Нет, ни в коем случае. Джаз – для всех возрастов. И я не могу сказать, что Элла Фицджеральд нравится мне больше после операции, когда ей ампутировали ноги. Она была гениальная. Совсем недавно я услышал, как она поет «You are the sunshine of my life». Это невозможно без слез слушать. Огромный зал, она поет, и после каждой ее рулады абсолютно гениальной зал аплодирует, вскакивает. И если бы я был там, я бы тоже вскакивал и кричал. Такой джазовой певицы не было в истории. То же самое с Луи Армстронгом. Послушайте, например, его замечательный дуэт с выдающимся комедийным актером Дени Кэем.

Во сколько лет вы впервые взяли в руки саксофон?
 
Саксофон я первый раз взял в руки в 15 лет. Я поступил в музыкальное училище им. Римского-Корсакова. Там было много красивых девушек. И мы играли – спонтанно, свежо. Потому что когда я играл на кларнете, там было очень много ограничений - легато, стаккато, быстро, медленно. В джазе я чувствовал себя абсолютно свободно. Я просто понял, что мне надо играть на саксофоне. Но до этого я еще играл на гитаре, у меня был свой рок-ансамбль. Когда мы пошли во Дворец пионеров, чтобы устроиться в вокально-инструментальный ансамбль, то все инструменты были разобраны, кроме одного – саксофона. Я взял его в руки, просто чуть-чуть поиграл, и руководитель этого ансамбля мне сказал: «Не знаю, какой вы кларнетист или гитарист, но саксофонист из вас может получиться хороший». Я там больше никогда не был, но это запомнил. И в училище уже сделал свой выбор на всю жизнь. Это такая легкая мистика, легкое стечение обстоятельств. Я перешел на эстрадно-джазовое отделение и взял в руки саксофон. Если на кларнете я занимался минут по 20, и этого хватало, то на саксофоне я стал заниматься по 8 часов, потому что я хотел стать великим саксофонистом. Единственное, что мне больше всего нравится в жизни, - это джазовая музыка и саксофон.
 
Вопрос из зала, Юрий Белоус: Был прекрасный фильм Павла Лунгина «Такси-блюз». Фильм культовый для нашего поколения. Петр Мамонов сыграл удивительного человека, который играет на саксофоне. Ваше отношение к этому фильму?
 
Я считаю, это гениальный фильм. Петр Мамонов там играет блестяще. Единственное, что мне там не понравилось, - это сама музыка, исполнение. Хотя записывал достаточно известный советский саксофонист, лидер авангардного движения Владимир Чекасин. Фильм потрясающий, я его смотрел в Америке много-много раз, но музыка менее убедительна, чем могла бы быть. Такая же история и в другом фильме «Мы из джаза». Тоже гениальный фильм, но я бы использовал музыку немного другого стиля. Чуть-чуть, но по-другому. Но есть и еще один фильм, связанный с джазом, – «Стиляги».  Я раньше не мог сказать, понравился мне этот фильм или нет. Но посмотрев «Ла-ла-ленд», я понял, что мне очень нравятся «Стиляги». Клянусь вам. Я, конечно, ничего не хочу сказать плохого про голливудский фильм, но наш фильм просто лучше. И партию саксофона я там играл, конечно.
 
Может быть, уже пора и для нас сыграть?
 
С удовольствием. 


Все статьи автора Читать все
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Я есть Грут
    11.08.2017 14:07 Я есть Грут
    Не придавайте сексу веса.
    Нет в мире празднее балбеса.
    Кабы не он, мы бы давно
    Затмили тех, кто в НЛО.
  • Настя Коваленко Очень интересно.
Статьи по теме
Классный журнал