Честное пионерское

Трудно быть мечтателем

21 января 2017 11:53
Кто-то называет фильм Дэмьена Шазелла "Ла-Ла Ленд" романтической историей в лучших традициях голливудского мюзикла, кто-то отмечает прекрасную музыку и обязательно упоминает, что начальную песню на мосту сняли одним кадром (на самом деле там есть три склейки, по словам самого режиссера, просто их очень тяжело заметить). И есть те, кто называют этот фильм жестоким и грустным. Последние ближе всего, на наш взгляд, приблизились к истине. Почему так - попыталась разобраться редактор ruspioner.ru Елена Жихарева.


Не смотрите «Ла-Ла Ленд» второй раз. Во второй раз — он еще более жестокий. Этот фильм — обманка, фильм в фильме. Даже время, в котором происходит действие фильма, точно определить не удастся. В дамской сумочке могут оказаться туфли для степа и айфон. В кадре то современные машины, то один раритет. Плакат с изображением Ингрид Бергман сменяется на более-менее современные вывески. Мы слушаем пластинки, а потом попадаем на как бы современный концерт. В каком мы времени? Мы в безвременье. 
 
Есть один замечательный художественный прием, в нем вся суть искусства. Если вы хотите донести до зрителя или читателя какую-то идею, в чем-то его убедить, к чему-то сподвигнуть — никогда не говорите прямо. Это будет просто прописная истина, повторенная в миллионный раз. Но если талантливый мастер берет в руки такое мощное оружие, как свое воображение, его мозг создает ситуации, диалоги, картинки, которые говорят вам о той же самой прописной истине, но с помощью таких образов, которые ваше сердце примет помимо вашей воли. И сидим мы в темноте зала — великие прокрастинаторы, предатели своих идей, вечные критики, люди, которые закрыли свою звезду цветком в горшке, чтобы не видеть ее через окно, когда ложимся спать. Конечно, нам больно. 
 
Параллельно мы видим как бы два фильма. Первый, действительно, мюзикл — в лучших традициях Голливуда с картонными деревьями, танцами на звездном небе и поцелуем в конце. Кстати, экран как раз уходит в затемнение на первом поцелуе героев в планетарии, как в настоящем конце фильма. Не хватает только надписи The End. Это первый акт, понятный и приятный. Правда, возникает вопрос, почему спустя столько лет развития кинематографа мы видим фильм, снятый технологиями 50-ых годов. Но мы еще просто не знаем, что будет дальше. Мы не догадываемся, что первая часть - всего лишь ширма. Поэтому столько шероховатостей и в танцах, и в песнях. Почему не стали записывать столько дублей, сколько нужно? А это все неважно, не об этом речь. Потому что дальше — самые реальные диалоги, какие я только слышала за последние годы в кино. Могли ли те люди, которые совсем недавно танцевали на звездном небе, вести тот самый разговор на кухне? Это герои из разных фильмов.
 
Себастьян и Миа сделали друг для друга самое ценное, что один человек может дать другому: они помогли друг другу осуществить свои мечты. Но отношения двух мечтателей — это как джаз. Тут и конфликт, и компромисс, и гармония, но только на какое-то мгновение. 
 
Кстати, несовременными кажутся только Миа и Себастьян с их одеждой и любовью к степу. Если посмотреть, например, на людей, которые проводили многочисленные кастинги Мии, то они абсолютно современные. Только «чудики», как поет Миа в финальной песне, вне времени. 
 
В фильме много знаков и цитат. После второго просмотра запомнился момент, когда Миа сидит со своим другом и его братом в ресторане, не без ужаса слушает диалог об отпуске и фешенебельном пятизвездочном курорте, и вдруг из динамиков звучит мелодия, которую играл Себастьян. И в одном кадре — динамик и знак «EXIT». Она выходит и бежит... Этот несчастный диалог от отпуске был таким мелким и ничтожным по сравнению с тем, о чем говорили Миа и Себастьян во время своих прогулок. Выходя из своего мира, мечтатели теряют почву под ногами. Единственный выход — бежать. Бежать в темный кинозал, в ночной планетарий или просто к нему...
 
В конце нас снова возвращают в мюзикл — опять танцует весь ресторан, Миа и Себастьян вместе, и пока звучит мелодия, они успевают прожить жизнь, которую потеряли. И этот взгляд на прощанье — да, он грустный, он в чем-то беспомощный, потому что все пошло не так, как они хотели. Но они все равно счастливы. Они заплатили слишком большую цену, чтобы быть несчастливыми. 



 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Статьи по теме
Классный журнал