Честное пионерское

Нефтерождение

13 декабря 2016 11:20
Вчера в DI Telegraph прошли Пионерские чтения журнала "Русский пионер" на тему «Нефть». Только говорили не о фьючерсах и котировках, как можно было бы подумать. Колумнисты, пытаясь разобраться в непростой для них теме, читали о нефти рассказы, сравнивали ее с человеческой кровью и даже посвящали ей стихи. Корреспондент ruspioner.ru Екатерина Горбик собрала в одной заметке все образы нефти, которые не могли бы присниться профессиональным нефтяникам в самых красочных снах.
 
Столетие назад английский математик Бертран Рассел произнес фразу: «Вселенная пахнет нефтью». А колумнисты «Русского пионера» решили пойти от обратного и доказали, что нефть пахнет свежей выпечкой, иллюзиями и даже джазом. 
 
В этот вечер все говорили о нефти.  Актрисы, певицы, пиар-менеджеры и режиссеры. О ней говорили даже те, для кого еще вчера слова «Brent», «фьючерс» и «WTI» казались магическими заклинаниями. А уже сегодня в пространстве DI Telegraph эти же люди горячо обсуждали главный закон термодинамики - «никому никогда ничего не хватает», отсылая к драматичным «нефтяным запискам» американского писателя с труднопроизносимой фамилией Дон Пос Пасос. 
На самом деле нефть - это драматичная история в лучших традициях бразильских теленовелл. Здесь есть главный герой, интрига и сентиментальная развязка. Вышеперечисленного на этих Пионерских чтениях было столько, что с легкостью можно было бы растянуть на 790 серий. Но уместились в одну. 
 
Вместе с главным редактором журнала Андреем Колесниковым ведущей Пионерских чтений в этот раз стала певица Алена Свиридова. Собственно, она и объявила первого колумниста, который в этот вечер открывал чтения : «Диана Арбенина!» И здесь для многих прозвучало пренеприятное известие – это последняя колонка Дианы Арбениной в «Русском пионере». В Древней Персии существовало огнепоклонничество, и во время обрядов жрецы черпали нефть из углублений, а затем поджигали её. Этот обряд назывался «нафтой». Так вот, гостям, кажется, хотелось совершить хоть какое-то ритуальное действие, после которого бы Диана Арбенина вдруг сказала, что это была шутка, необдуманное решение, импульс (нужное подчеркнуть). Собственно, на это надеялся и Андрей Колесников, но Диана Арбенина стояла на своем:
 
- Это, действительно, моя последняя колонка. Я этими словами не набиваю себе цену, чтобы затем вернуться. Я у-хо-жу. Но это не значит, что мы перестаем дружить и я исчезну с ваших радаров. Но… я ухожу, потому что я нефть. Во мне слишком много взрыва и черной густой маслянистой воды по имени «кровь». Меня разрывает изнутри, и когда я выхожу читать вам все это, то не могу избавиться от ощущения, что все зря.
 Я зря, и мои слова не отражают меня, какая я по-настоящему есть…Когда я начинаю читать написанное собой в абсолютно трезвом рассудке и здравом уме, меня начинают душить слезы, и я начинаю сомневаться в собственной вменяемости. Я не хочу так. Я устала умирать, а писать просто так, ради того, чтобы засветиться перед аудиторией и заработать призы и очки, — очки и призы мне не надо. Я пульсирую ежесекундно и каждой своей отсутствующей запятой давлюсь, как мой пес костью… Вы скажете: «Полегче, подруга, все хорошо, мы тебя любим». Я знаю.
 Я это чувствую. Я благодарна вам за то, что приняли меня, что окружили заботой и вниманием. Я благодарна вам за то, что ждете мои эссе, когда я обламываю дедлайны, и печатаете, даже когда уже поздно, а после сидите и слушаете их в запредельной тишине. И поэтому тоже я ухожу. Нефти не бывает много. Любви не бывает много. Я слишком дорожу вами.
 
А дальше должна была быть колонка главы «Роснефти» Игоря Сечина. О джазе. Добыча этой колонки велась редакцией журнала на протяжении семи лет. Вот только Игорь Сечин в этот день находился в Китае и не успел на чтения, «хотя очень хотел». Эту фразу несколько раз повторил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. И прочитал вместо этого две колонки. Из «Ведомостей», где автор приложил все усилия к тому, чтобы объясниться одновременно в любви и в нелюбви к Игорю Сечину, и застрял где-то между. В итоге это прозвучало как настоящая джазовая импровизация. А также про него же в «Файненшл таймс», которая тоже отрецензировала его колонку про джаз.
А вот самый резонансный режиссер Константин Богомолов, в отличие от пресс-секретаря «Роснефти», совсем ничего не знает о нефти. Поэтому он попытался сравнить ее с кровью, потому что после похода в поликлинику он, кажется, узнал о ней все.
 
"Я ничего не знаю о нефти
поэтому начну с крови
я сдавал кровь из вены
впервые
лет в тридцать пять, а то и тридцать семь
меня впервые проткнули — до того я был замкнут во всех смыслах —
и тут чпок!
так я вдруг обнаружил
что внутри меня течет что-то почти черное
течет, извивается по каким-то трубам
без цели по кругу
бегущая
кровь вдруг вырывалась и гасла
ненужная
теряя энергию в пробирке ИНВИТРО
ибо нужная она лишь там — внутри
а здесь — в миру — зачем?"
 
В какой-то момент Алена Свиридова, видимо, подумала в соответствии со сценарием, что все начинают увязать в этой маслянистой жидкости из сложной смеси углеводородов, и вспомнила про Новый год. А вместе с ней о нем вспомнила и Оксана Бутман. Вернее, они прочитали новогодние колонки. Но никто не сопротивлялся. Ведь новый год совсем скоро, и у каждого в телефоне уже припрятан свой персональный  wishlist. 
 
А вот писатель Дмитрий Быков преподал всем пионерам урок литературы и прочитал рассказ про Нефть. Да, именно с большой буквы, ведь нефть у Дмитрия Быкова девушка. 
 
 — А Я НЕФТЬ, — вдруг сказала она.
 Андрей почти не удивился: мало ли какие бывают кликухи в этой среде. Девочка совсем не выглядела шлюхой, но снялась подозрительно легко. Он, слава богу, не считал себя неотразимым, но предполагать чистую корысть было обидно. По правде сказать, она была плохонькая, почти без шансов: болезненно худая, востроносая. В «Таблице», тогда только что открывшейся — Москва переживала клубный бум, — ей явно было нечего ловить. Но что-то в ней ощущалось, просматривалось...
А в этом месте мы ставим многоточие. Ведь мы не забываем, что в истории про нефть есть всегда интрига. А если вам любопытно, чем все закончилось (а вам, конечно же, любопытно), ответ вы найдете на страницах «Русского Пионера».  И не забудьте перечитать там же колонку актрисы Ольги Аничковой, которая честно призналась, что ей не интересны все эти «фьючерсы» и «котировки» в новостной ленте. Нефть для нее не более чем история из четырех эмоциональных картинок, которыми она и поделилась:
 
- Я же предупреждала, что ничего не понимаю в экономике. Я же говорю, что предпочитаю быстро проматывать бархатное, густое, сексуальное и пугающее слово «нефть» в ленте новостей, не вдаваясь в подробности. Пойду куплю сигарет по доступной мне схеме «пластикового блюдечка». Закурю и буду заниматься тем,
 в чем хоть сколько-нибудь разбираюсь. Что-нибудь писать, снимать, ставить, рифмовать и развлекать людей, жонглируя эмоциями и ощущениями. Мне не нравится запах мазута со свежим асфальтом. 
 
А вот «малоизвестную актрису» тема нефти очень даже интересует. Для нее беляши – проекция нефти: 
 
малоизвестная актриса 
решила бизнес замутить 
забрали сразу в отделенье
и отобрали беляши 
 
малоизвестная актриса
бояться стала новостей

во время выпусков вечерних
переключает на мультфильм 
 
Поэт Андрей Орлов для нефтяного номера подготовил произведение с замысловатым названием “Поэт Орлуша, трезвый, не по пьянке раскроет все гостайны по нефтянке”. Хотя, на самом деле, это была баллада о героях Самотлора – крупнейшего в России нефтяного месторождения. 
 
И даже после того, как чтения официально объявили закрытыми, в гардеробе разговоры о нефти не утихали. Люди говорили о том, что нефть идет вверх. Это в какой-то степени означает для нее путь домой. 
Тема следующего номера так и звучит – «Дом». 

Все статьи автора Читать все
   
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

Статьи по теме
Классный журнал