Честное пионерское

Истории любимых районов, или как мишка забрел на улицу Шишкина

04 июля 2016 14:50
Вчера на главной сцене ЦВЗ «Манеж» в рамках Московского урбанистического форума прошел public-talk «Это мой район. Возрождение идентичности места». Инициатором встречи выступила компания ADG Group, которая собирается открыть 39 многопрофильных культурных центров на месте заброшенных кинотеатров. Участники встречи рассказали о любимых местах в своих родных районах, признались в любви к центру Москвы и попытались расстаться с иллюзиями, что "их Москву" можно сохранить.
Глава Bosco di ciliegi Михаил Куснирович
 
Та Москва, которая была моей, ее больше нет. А была еще Москва моей бабушки, дедушки, потом моих родителей. А сейчас есть Москва моего старшего сына, потом будет Москва моего младшего сына. И я думаю, что это замечательно. Правда, каждый из нас оценивает, каким должен быть город или район, по себе. Бывает так, что мы еще есть, а нашей Москвы уже нет. 
 
Я живу на Фрунзенской набережной, и совсем уж как-то колко в сердце стало, когда поменяли недавно детскую площадку 50-го дома на Фрунзенской набережной — так называемого дома Лазаря Кагановича. А ведь там были  артефакты примерно 1978-79 года: качели, самолет, в котором я играл, когда был еще маленьким, а потом мой старший сын (ему 22) и даже младший (которому 6). И вдруг взяли и сделали все новеньким. И это прям грустно. Потом дети немного взбунтовались, их папы сделали несколько звонков, и, к счастью, самолет еще не утилизировали и смогли вернуть на место. Очень хочется, чтобы нововведения начинались там, где нас нет. А там, где мы есть, чтобы все немного законсервировалось. Потому что мы любим самих себя. Но при этом  не надо преувеличивать собственное представление о том, какой должна быть Москва. До барона Османа Париж тоже был совсем другим, а потом раз и быстро-быстро весь-весь переделался. И мы все считаем красивым Париж именно после этой реконструкции. Сколько я себя помню, Москва все время строится, Москва меняется, это есть во всех сводках. И это здорово, наверно. Просто она меняется уж как-то очень быстро и не всегда, может быть, щепетильно. 

Фрунзенская набережная, 50
 
Главный редактор "Русского пионера", специальный корреспондент "Коммерсанта" Андрей Колесников
 
Приехал я в Москву уже довольно давно из поселка городского типа Семибратово Ярославской области поступать на журфак МГУ. Слава Богу, поступил, и с тех пор Москва всегда мне казалась чем-то враждебным, и даже до последнего времени мое впечатление о ней, честно говоря, не изменилось. И вот последние пару лет стало меняться. Я сейчас прежде всего говорю про центр города. Но свой рассказ сегодня хочу посвятить не центру, а совсем другому месту — поселку художников Сокол, в котором много лет находилась редакция «Коммерсанта» на улице Врубеля. 
 
У нас в «Коммерсанте» целый год выходил журнал «Столица» - журнал исключительно про город. И в свое время я написал про поселок Сокол целый физиологический очерк. Я взял с собой свой очерк, потому что какие-то моменты проще прочитать.
 
Это был, вообще-то говоря, первый жилищный кооператив. И все, кто там начал строиться, взяли ссуду на 25 лет - конечно, беспроцентную. Чтобы начать строительство, надо было внести 60 золотых червонцев. Всего строительство обходилось желающим примерно в 600 червонцев. Гигантская по тем временам сумма.
 
Архитектор Морковников, который построил больше всего домов в поселке, написал в пояснительной записке: «Дома предположены кирпичные с кладкой стен по способу инженера Герарда, т. е. из двух стенок в полкирпича на смешанном растворе с перевязью их между собой скобами и заполнением промежутка шириной 18 см измельченным шлаком. Перекрытие горизонтальное. Оно состоит из деревянных балок... по ним доска толщиной два дюйма, подготовка из тощего бетона с приданием надлежащих для стока уклонов. Изоляционный слой из трех рядов толевой бумаги с промазкой каждого слоя гольдцементом. Поверх песок и гравий толщиной 15 см. Отопление домов предположено центральной системой от небольшого котла, помещающегося в одной кладке с кухонной плиткой, с использованием отходящих от плиты горячих газов, а также имеющих свою отдельную топку...» Вот как умели строить. Это надо знать наизусть всем строительным компаниям.
 
У всех есть разные версии, почему в поселке Сокол все улицы названы именами художников. Один из старожилов поселка Яков Никанорович Кирпичев рассказывал, что когда в правление поселка вошел Павел Яковлевич Павлинов - участник Цусимского сражения, морской офицер-шифровальщик в первую мировую, а после художник, то он и предложил назвать все улицы поселка именами великих русских художников. 

Поселок Сокол
 
Была страшная история, связанная с поселком Сокол, когда на него упал новый советский самолет «Максим Горький». Я разговаривал с людьми, которые при этом присутствовали. Был страшный гул, гром и грохот. Стекла сразу повылетали. Больше всех не повезло второму дому по улице Сурикова. Самолет прямо на них свалился. А к Кирпичевым только обломок хвоста залетел. Где-то на чердаке до сих пор лежит. Позже на Сокол упал еще и первый советский реактивный самолет.
 
Еще я там нашел несколько домов новой постройки, которые принадлежат двум предпринимателям, Хейфицу и Брискину: они купили задорого землю и построились на ней. Такого Сокол и представить себе не мог. Жители относились к ним, понятно как, а вот директор поселка Громов на них молился.
 
Бывало, приду я к нему, — рассказывал мне Громов, — и говорю: «Ну что ты, Игорь Борисович, отгородился от людей таким забором? Что получилось? Где люди — и где ты? » А он говорит: «Да ведь убьют, Петр Алексеевич!» — «Да ведь и так убьют, Игорь Борисович! Что ж теперь, от людей прятаться? » А все дело в том, что сплошных заборов в поселке быть не должно по генплану, утвержденному еще в 24-м году. Это еще архитектор Марковников придумал. Правда, у Хейфица свои архитекторы.
 
Огромное впечатление в этом поселке на меня произвел цирк со зверями на улице Крамского. Кого там только не было, но особенно мне запомнилась история с побегом медведицы Даши. Воспитатель-дрессировщик Александр Трофимович пошел к грузовичку, где после спектакля отдыхала Даша.
 
Но она уже отдохнула и пошла гулять. В грузовичке ее не было. Александр Трофимович бросился на поиски.
 
— Тут медведица не пробегала? — обратился он с идиотским вопросом к прохожему.
 
— А как же. На Врубеля пошла.
 
Надежда Семеновна тем временем тоже встревожилась, обнаружила пустой грузовичок, села с приятельницей в машину и начала прочесывать поселок.
 
— Медведицу не видели? — спрашивала она встречных.
 
— Видели уже три раза. За ней какой-то бородатый мужик все бегает.
 
Все, к кому они обращались, спокойно отвечали, что медведица вот-вот была, только что вышла. Сокол не удивился и не испугался Даши. Он сразу принял ее в свою семью.
 
Даша между тем обошла весь поселок. С Алабяна прошла по Шишкина, свернула на Врубеля, погуляла по Панфилова, вышла на Сурикова, снова свернула на Алабяна. Неизвестно, что творилось в ее голове, а только в Соколе ей стало тесно, и она направилась к кинотеатру «Ленинград». Там в тот вечер давали культовый фильм «Москва слезам не верит».
 
Но Даше не суждено было на сей раз сходить в кино. Ее увидели два мужичка, допивавшие свою третью утреннюю бутылку портвейна.
 
— Медведь! — удивился один.
 
— Медведей у нас еще не было... — задумчиво сказал другой. — Может, не надо сегодня больше? Уж больно круто.
 
Потом они увидели Тетерина. Дело сразу приняло другой оборот.
 
— Мужик, что же у тебя медведи по городу ходят? Давай мы его к гаражам загоним, а ты повяжешь.
 
Так они и сделали. С улюлюканьем и восторженным матом они приперли Дашу к стенке. Тетерин надел на нее намордник.
 
Мужикам дал на бутылку портвейна.
 
Ну вот, рассказывай потом кому-нибудь, — жаловались мужики. — Сидим, пьем, вдруг видим — навстречу медведь бежит. Ну, мы его поймали, конечно.
 
Поселок Сокол — уникальное место. Еще сто лет назад это была окраина города, а теперь это район почти в центре Москвы, но при этом сохранивший свою неповторимую атмосферу с деревянными домами, зелеными деревенскими улочками — и все это в 15-ти минутах от Кремля.
 
Художественный руководитель Московского театра мюзикла Михаил Швыдкой
 
Все очень изменилось в Москве. Я, наверно, самый взрослый из всех присутствующих здесь. Москва середины 50-ых годов — совершенно другая Москва. Вот мы говорили о Соколе - это было очень далекое место, это была деревня, куда было сложно добраться. Когда я был совсем маленьким, там даже не было метро. А поездка в парк Фили, например, была целым путешествием. Про Коломенское я вообще не говорю: когда мы туда переехали в 1968 году, станции метро еще не было, и приходилось ехать от станции метро «Автозаводская» на автобусе минут сорок. Для людей, которые жили в таких местах, поездка в центр была событием, как сейчас поездка в Санкт-Петербург. 
 
Я вырос в потрясающем месте Москвы: как я люблю говорить - я жил в детстве между Марьиной рощей и садом Эрмитаж. Предпочитал, конечно, сад Эрмитаж, куда мы часто бегали. Это тоже было огромное расстояние. Сейчас на машине это 10-15 минут,  а тогда Марьина роща — это был пригород Москвы, полупровинция с уголовщиной и со всеми вытекающими делами. И когда ты переходил Садовое кольцо и шел по Петровке, то попадал в совершенно другой город. Сегодня такой большой разницы все-таки нет.
 
Это было совершенно другое ощущение города, другая психология жизни. В районах была своя некая внутренняя жизнь, все друг друга знали. Мама у меня осталась жить в Коломенском. Когда я туда приезжаю, я понимаю, что знаю всех соседей. Рядом школа, где учился мой младший брат, там даже его учителя некоторые до сих пор работают.
 
В центре совсем другие люди, в центр приезжают все. Ощущение района — это важное ощущение. А центр должен быть живым, бурлящим. Я вам должен сказать, что очень люблю пространство между Тверской и Патриаршими. Я даже не знаю, есть ли еще в каком-то городе такое потрясающее вечернее динамичное, постоянно развивающееся пространство. Там есть места, куда можно прийти в шортах, и тут же дамы ходят в бальных платьях. Это живое, совершенно потрясающее место.


Пешеходная зона Москвы
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Статьи по теме
Классный журнал
 
Новое