Честное пионерское

Обзор свободных колонок

23 июля 2015 10:10
Всю первую половину лета мы публиковали колонки наших колумнистов на Свободную тему. Перед тем, как отправить номер в архив, предлагаем вспомнить, что делает авторов "Русского пионера" такими свободными.



Михаил Прохоров - "Юбилей юбиляра":

Последние десять лет живу в ожидании кризиса среднего возраста, а он все не приходит, более того, по ощущениям — куда-то отдаляется. К другим приходит, а ко мне нет. Странно и несправедливо! Я никогда не любил стереотипов и житейских стандартов, хотя рос в очень дружной и любящей семье. Стандартный набор обязательных элементов счастливой жизни: хорошее поведение, образование, любовь до конца жизни — свадьба, вступить в партию (три раза вступал: один раз ушла сама партия — КПСС, вторую увели по команде, в третий раз ушел сам в связи с исчезновением вида деятельности «политика»), карьера, дети, внуки… — на меня особого впечатления не производил, поэтому, видимо, я некоторые элементы пропускал, а с некоторыми перебрал. Так что со мной не так?!

Диана Арбенина - "О пользе и вреде кедровых орехов:

именно в этот момент во мне начинает распускаться и дарить себя миру полноценная молодая женщина, изрядно напуганная в прошлом и открытая слову завтра. именно в этот момент ты входишь в меня с каждой кедровой ложкой, с каждым кедровым орехом. именно в этот момент я понимаю, что ты — самая большая любовь моей жизни. именно в этот момент я понимаю, что все ссоры между нами мы переживем. именно в этот момент я понимаю, что буду ждать тебя, сколько бы ты ни шел ко мне. именно в этот момент я становлюсь тебе верна. мой. единственный. любимый. 

Виктор Ерофеев - "Жена на продажу":

Этот краеугольный конфликт я не раз обсуждал с золотистой смазливой сукой, моей молодой женой. Моя жена — лучшая сука в мире! Вместе с ней вечерами я мечтал о том, чтобы создать великое собачье произведение, своего рода собачью пьесу, и поставить ее у нас в лучшем собачьем театре. С дальним прицелом я запустил мою золотистую суку в этот самый собачий театр, но не в качестве подневольной актерки, а в роли помощницы собачьего режиссера.

Андрей Макаревич - "Антиэлектронное":

Свинг — это пульс музыканта, и пока человек дышит, пульс его останется живым. А метроном хорош на кладбище. Я возвращаюсь домой поздно вечером, захожу в мастерскую, и мои гитары бегут ко мне как собаки. Они очень разные и очень ревнивые, и никого нельзя обидеть. 

Александр Демидов - "Ужаснувшийся свободой":

Кто-то за свободу борется на работе, в семье, на войне или на баррикадах, кто-то обретает ее в канаве, тюрьме или на том свете, и получить ее, оказывается, как легко, так и тяжело. Путь к свободе у всех разный, и плата за нее тоже у всех разная. Свободен ли я сейчас? Нет, наверное, но я очень хочу быть свободным.

Сергей Петров - "Птенчики гнезда Петрова":

Я понял: не так-то это и правильно — сажать человека, чтобы вывести его на чистую воду. Во-первых, ты можешь засадить невиновного, а во-вторых, человек может попросту помереть, и как ты будешь жить с этим дальше? Сто раз ты можешь говорить себе о том, что он вор и должен сидеть в тюрьме. Но как ты сможешь жить спокойно, зная, что вор этот загнулся в тюряге из-за кошелька с пятью сотнями рублей, и загнулся по твоей милости? Работа в органах делает человека черствым и молниеносно принимающим решения — таково мнение обывателя. Но у меня почему-то получилось наоборот. Осторожность, сильно смахивающая на нерешительность, — вот то качество, которое подарила мне система. А еще — трепетное отношение к свободе.

Леонид Ганкин - "Mistaken Identity":

Глаза присутствовавших в комнате девушек потеплели, ко всем начал потихоньку возвращаться дар речи. «Вы кто?» — спросил меня розовощекий. «Я студент третьего курса Института стран Азии и Африки, — второй раз за этот день представился я и направился к двери. — До свиданья, салаги! Спасибо за угощение».

Владимир Легойда - "Устами младенца":

Лиза: Папа, давай играть в догонялки!
Я: Давай, Лизонька. Догоняй!
Лиза: Подожди, шишку возьму.
Я: Зачем?
Лиза: А шишка тебя быстрее догонит…

Ольга Аничкова - "Задыхаешься":

Свободная тема предполагает не только свободное содержание, но и свободную форму, жадно подумала я. Поэтому хватаюсь за этот редкий шанс и высказываюсь по вопросу в прозе. Долой четырехстишье без рифмы, даешь сложносочиненные предложения! Ну хоть на разочек. Ну пожалуйста, я же журфак МГУ окончила… Спасибо!

Алена Бабенко - "Когда ушла Майя":

Я на кухне готовила чай. Сын сидел «В контакте» и, не поднимая глаз, сказал: «Умерла Майя Плисецкая»… Я открыла в ютюбе «Линию жизни» с ней — передачу, где встречаются зритель и артист… Она посмотрела на меня и сказала: «Я очень терпеливая, но я кричала от боли. Все это пришлось пережить…» Я не отпускаю тебя, Майя! Не могу! Мне больно! Мне очень больно! Мне придется до конца жизни терпеть, что тебя нет… Нет! Нет! Нет! Все не так!

Юрий Белоус - "Ван Дамм вам":

Воздух постепенно наэлектризовывался. Отовсюду звучало: «Ван Дамм, Ван Дамм». Известная кинокритик, которая еще помнила премьеру «Карнавальной ночи», тихо возмущалась, заглядывая в глаза Георгию Данелии, с которым они одиноко стояли в углу холла: «Ну что за народ! Здесь такие люди, настоящие звезды кинематографа, а они: Ван Дамм, Ван Дамм. Кто такой Ван Дамм? Пьяница и наркоман!»

Андрей Бильжо - "Птицын и Шукрон":

Сегодня бизнесмен — это профессия. «Ты кто?» — «Я врач». — «А ты?» — «А я бизнесмен». Птицын был уже довольно обеспеченным человеком, когда в десяти километрах от МКАД он построил дачу. Понятие «дача» стало таким безразмерным, что совершенно ни о чем не говорит. Маленький щитовой деревянный домик с огородом в 6 соток — дача. И пятиэтажная груда кирпича с туалетом на каждом этаже и парком с павлинами — тоже дача.

Пинхас Гольдшмидт - "Теплый Папа":

Неделю назад меня пригласили снова посетить Ватикан — на сей раз в ходе мероприятий, посвященных 50-летию принятия декларации Nostra Aetate, которая в том числе снимает ответственность с каждого еврея за смерть Иисуса на кресте. Там я буду выступать от лица всего еврейского мира. Это большая честь. Я уже говорил об этом: еще никогда за всю историю Католической Церкви не было такого активного диалога с евреями. Можно сказать, что Церковь впервые «повернулась к нам лицом». 

Мария Панкевич - "Свобода всегда с тобой":

Свобода — это счастье в мелочах, и этих мелочей в любых местах лишения свободы очень не хватает. Свободы выключить свет, когда захотелось, поспать или поесть «не по режиму», свободы закричать во все горло, если хочется. Пойти себе по набережной, и чтобы не руки за спиной, а солнце в лицо. Свободы уйти от неприятных тебе людей, а не проводить с ними часы, дни, годы в одном тесном помещении. Видите, свобода — это не так уж и много. Она всегда с тобой. И если тебе этого не хватает, нужно еще, больше и чаще… Скорее всего, ты уже несвободен.
 
Петр Лидов - "Как пройти на Красную площадь":

Мы сегодня живем жизни, которые настолько далеки от того, что прошли наши предки, что, с одной стороны, кажется, что у нас нет никакого не то что права, а даже простого повода судить и оценивать, подвергать сомнению то, что они сделали, и то, какими они, увы, в большинстве своем уже были. Мы, наверное, в знак благодарности им должны просто быть светлыми, безмятежными, искренними счастливыми людьми в почти идеальном мире, где «почти» существует только потому, что абсолютно идеального не бывает.

DJ Smash - "Немного другой Smash":

Конечно, бывают ситуации, когда сложно расшевелить аудиторию. Тогда надо идти ва-банк и доставать из бабушкиного сундука «Moscow never sleeps». После таких треков обычно все идет хорошо. Кстати, я стараюсь не играть свои хиты без надобности. Максимум могу поставить три-четыре своих трека за сет. Все зависит от настроения и, конечно, от формата мероприятия. Если это будет дорогостоящий корпоратив, день рождения Ивана Ивановича, то при необходимости я сыграю свои старые ремиксы, которые написал много лет назад: «Маргариту» Леонтьева, «Летящей походкой», «Миллион алых роз» или «Хава Нагилу». Все это у меня всегда есть с собой.

Аделина Сотникова - "На прокат":

Несомненно, победа очень важна, но она является лишь следствием. Готовясь к выступлению, я никогда не думаю о ней, моя голова занята лишь мыслями о хорошем прокате. Честно говоря, даже свое обещание выиграть Олимпийские игры, данное в детстве нашему президенту, я вспомнила в Сочи только перед произвольной программой. Я где-то про это прочитала или услышала и задумалась: е-мое, зачем я это сделала? А потом просто оставила это на четвертом, пятом, сотом плане, вышла и сделала все от меня зависящее.

Роман Рябцев - "Как будто я шуба":

Боязно в сорок пять начинать что-то иное. А с другой стороны, именно этот проклятущий страх нам всем и мешает всю жизнь. Страх не переплюнуть самих себя на пике славы. Оттого десятки звезд девяностых и остаются не у дел. Кто уезжает, кто спивается, кто еле сводит концы с концами и переходит на формат «ностальжи-корпоративов» (раз в год, но за приличные деньги, а потом дотянуть до корпоратива следующего).

Игорь Мартынов - "Свободую":

Свобода прекращается в братании. Сдать вопиющие свои позиции, броситься сильнейшему в подбор, предпочесть торжество победителей, обречь на тлен свою дрожащую аорту: свободная тема не каждым сдюжится. Не всякому дано с легким видом культивировать упадок, отказ от триумфальных шествий. Свободная тема — как философия отсутствия борьбы, да не между прочим, не мелкими шажками, не пугливым лобзиком, а как масштабный демонтаж превосходства и отказ от чемпионского титула — «первых слишком много, слишком часто».

Виктор Уайльд - "ГОРИЗОНТальное":

Для достижения успеха нужно следовать определенной тактике, и в этом случае свобода — это не то, что нужно искать. Последние восемь лет до Олимпиады я ее не чувствовал вообще. Каждый день я спрашивал себя: «Достаточно ли я делаю?» Эти мысли лишали меня сна, заставляли жертвовать развлечениями, друзьями и не давали возможности элементарно остановиться, разобраться в себе и подумать, кем я вообще хочу быть. Это «свободой» совсем не назовешь, но, оглядываясь назад, менять бы я ничего не стал. Для меня очень важно следовать именно инстинктам, стремиться к тому, что, я считаю, будет лучше для меня, а не слушать, кто что говорит.

 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Сергей Демидов
    24.07.2015 11:50 Сергей Демидов
    Свобода...
    Как много в этом слове заключено..
    СВО БО ДА ..
    Свобода -она на то и свобода, что говоришь о том, что тебе совсем, совсем забыло понравится, а не том, что тебе дорого...
    Говоришь хорошо о плохом для тебя и говоришь плохо о хорошем для тебя..
Статьи по теме
Классный журнал