Честное пионерское

Свобода для свободы

16 июня 2015 15:03
В Москве в творческой мастерской PM-Loft прошли юбилейные 50-тые Пионерские чтения, посвященные свободе. Постоянные и новые колумнисты "Русского пионера" высказались на "Свободную тему": искали свободу, находили, охотно теряли ее и делились с читателями. Корреспондент "РП" Екатерина ГОРБИК выслушала всех выступающих и готова предположить, что свобода выбора может быть самым большим ограничением.
 
Помните то чувство, когда в школе вам предлагали написать сочинение на свободную тему? С одной стороны, вы думали, что вас миновали литературные кандалы, а с другой стороны, уже тогда понимали, что свобода выбора и есть те самые кандалы. А писать все равно было нужно. А в старших классах были опять эти страшные сочинения, а еще был Бродский со своим: «Почему на свете нет завода, где бы делалась свобода?» Впрочем, если бы великий поэт дожил до июньского номера "РП", возможно, этот стих бы и не созрел. Свобода легко нарисовалась карандашом наших пионеров в свободной теме, которую им и предложили. А прочитали они свои колонки вчера на традиционных Пионерских чтениях журнала «Русский пионер» в творческой мастерской PM-Loft.
Уже за полчаса до встречи «пионеров» вокруг гостиницы «Украина» кружили машины представительского класса в поисках PM-Loft. Они выезжали на набережную Тараса Шевченко, затем делали почетный круг и вновь упирались в высотку. Все это напоминало бесконечную квест-игру. Уже позже актер Александр Демидов честно признается со сцены: «Меня три раза… отругал навигатор пока я вас нашел! Но оно того стоило. Путь был длинным, а статья будет короткой».  Это он сказал шутя. А потом уже серьезно стал рассказывать, как он в свое время искал путь к свободе и искренне верил, что, исчезнув с бомжами в запое, человек обретает свободу.
 
Но о том, как именно начинались его поиски и какой купюрой пришлось заплатить за ту студенческую эрзац-свободу, узнаете чуть позже (ну или прямо сейчас, если откроете его колонку в журнале). А пока главный редактор журнала «Русский пионер» Андрей Колесников отметил, что после этого номера редакция журнала уходит на каникулы до сентября.  И раскрыл секрет, что темой первого осеннего номера станет «Довлатов». И доброй половине зала, кажется, захотелось, чтобы сентябрь наступил уже завтра. Впрочем, и сегодня было многообещающим. К примеру, визит специального гостя – посла США в России Джона Теффта, который написал свою колонку специально для этих чтений. Накануне по новостным лентам прошла информация, что в посольстве якобы заложена бомба, и гости шутили, что, мол, посол решил укрыться здесь. 
- Но первым выступит человек, который сегодня отказался выступать на фестивале "Нашествие". При чем это его выступление прозвучало уже сильнее, чем выступление на "Нашествии". Впрочем, он сам вам обо всем расскажет, - произнес Андрей Колесников.
 
Вслед за его словами на сцену поднялся Андрей Макаревич в элегантной шляпе а-ля Maison Mitchel. Не один, с музыкантами, «собранными впопыхах джаз-силами, теми, кто летом остался в Москве». Публика тут же зааплодировала в предвкушении, правда, Андрей Макаревич попытался остудить аплодисменты фразой: «Сначала литература, потом танцы». 
 
- Джаз – весьма снобистская штука в отличие от демократичного рок-н-ролла, и я сильно робел… - признался он. - Ребята, этим песням за семьдесят лет. Некоторым далеко за семьдесят. И ведь сколько всего человечество за эти годы напридумывало и наизобретало, а слушаешь их и понимаешь, что в самой своей сердцевинке человек совсем не изменился, и те же сочетания звуков заставляют его улыбаться и плакать. Иногда одновременно.

А дальше на сцену должна была выйти поэтесса Ольга Аничкова, но ей пока оставили время попереживать перед дебютом и пригласили на сцену Константина Богомолова, который блестяще прочитал свое эссе про эйфорию. Хотя давайте поспорим, что эйфория - это все же не высшая степень свободы. А до Ольги Аничковой очередь, конечно, дошла. Мы все ее знаем, вернее, знаем ее "стихи-пирожки" про малоизвестную актрису и воспринимаем их как сериал. Но в этот раз была проза об актерской профессии. И когда уже читатель начинает ловить грустную нотку некой профессиональной безысходности, она хитро улыбается и произносит:

- Но если бы тебе дали сертификат «Проживи жизнь заново»… Ты медленно покрутил бы его в руках, хорошенько бы все взвесил и просчитал, посоветовался бы с семьей, гороскопом, своим отражением в зеркале…и повторил бы все сначала…Потому что нет ничего лучше. Потому что только тот, кто задыхался, умеет дышать. Ты умеешь. Может быть, для этого ты и нужен. Ну и жадно вдыхая пьяный воздух свободы, окончательно пустившись вразнос, добавлю...
 
А в качестве «добавки» как раз были стихи о малоизвестной актрисе, которые все приняли на ура и еще долго не хотели отпускать поэтессу со сцены.
 
Но было пора, Андрей Колесников уже представлял следующего пионера – Виктора Ерофеева, который весьма метафорично и без ограничений озвучил название своей колонки - «Жена на продажу» - с весьма смелыми диалогами.
Следующему гостю Пионерские чтения были внове, впрочем, как и он Пионерским чтениям. Речь о господине Теффте. Свою колонку он посвятил Дню независимости своей страны. Он рассказал, что каждое утро, когда он приезжает в посольство, то проходит мимо памятника Джону Куинси Адамсу, который является для него напоминанием о тех ценностях, которые лежат в фундаменте его страны. Также он подчеркнул, что, учитывая более двухсотлетние дипломатические отношения между двумя странами, россияне и сегодня  видят перспективу за рамками создавшейся напряженности. 
 
А уж потом Джон Теффт отвечал на вопрос Андрея Колесникова, разделяет ли он мнение насчет того, что Россия является такой же угрозой миру, как вирус Эбола, и утверждал, что вообще не разделяет, и противоречил таким образом руководителю.
 
А следом за ним был объявлен Александр Демидов, о котором мы говорили в самом начале. Хочется слушать и слушать его о том, как обрести свободу в чужом подъезде среди пустых бутылок и потерять в чистой и светлой квартире. Надо сказать, Андрей Колесников назвал и чтение его статьи запойным. 
Еще один дебютант вечера Роман Рябцев - тот самый, который пел популярную «нажми на кнопку – получишь результат» - читал скорее о несвободе. Кстати, несвободе от этой песни, скорее, фразы. 
 
- Я иногда отказываюсь от участия во всяких ретро-дискотеках всесоюзного значения. Не хочу пахнуть нафталином. А меня им все опрыскивают и опрыскивают. Как будто я шуба…
 
А потом вдруг заговорил о страхе – страхе того, что о тебе просто забывают, и все... Но ему больше не страшно. 
 
А в завершении вечера на сцену вышел поэт Андрей Орлов. Вот он как раз и вспомнил про то самое сочинение на свободную тему, которое заставляли писать в школе каждого из нас. Андрею Орлову эта тема выпала в десятом классе и звучала примерно так: «Книга, которая произвела на меня самое большое впечатление за прошедший год».
- Так как я весь этот год был хиппи, отращивал волосы и ставил заплатки на джинсах, то ни одной книги не прочитал. Так что первые полтора часа я занимался тем, что придумывал книгу, затем придумывал название и автора, а в конце приписал, что книга еще не переведена на русский язык. В итоге учителя поставили «пять» за сочинение и «четыре» за русский язык — пропустил запятую в цитате из писателя.
 
На эту же тему в журнал Андрей Орлов ничего не написал. Но прочел несколько стихов. Да так прочел, что его категорически не желали отпускать со сцены. Вы с удовольствием могли послушать эти рискованные во всех отношениях и крайне свободные стихи во время онлайн трансляции. 
 
Ну, а если вернуться к тому, с чего начинали, то в этот вечер колумнисты построили тот самый завод, где производят свободы. 
Все статьи автора Читать все
     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • "..
    обложечные окна овертона
    свободою свободно так ложатся,
    а не "кладутся", что лицо хамелеона
    готово в дым спектральный разбежаться..
    .."
    http://ruspioner.ru/profile/albums/6735/view/920/#view_photo-15483 (МiЛ*)
    (314),(Здравствуй, Катя..)
Статьи по теме
Классный журнал
 
Новое