Честное пионерское

Обзор новогодних колонок

12 января 2015 11:40
Перед тем, как отправить новогодний номер в архив и погрузиться в рабочие будни, предлагаем вспомнить самые интересные колонки праздничного номера.





Диана Арбенина - "Да здравствуем мы!":

чудо, главное, господа, чудо! давайте сохраним его. без волшебства каждый новый год превратится в поминки по ушедшему от нас навсегда. карета, так сказать, превратится в тыкву. я как-то против.

Андрей Макаревич - "Девочка и Новый год":

«Ты что плачешь? Что случилось?» — спросил Новый год, присев рядом. «Мама… говорит… Нового года не будет… а мне Дед Мороз обещал мобилку… розовую…» — с трудом разобрал он сквозь всхлипывания и сопли. Пару минут он еще сидел неподвижно, напитываясь безутешным девочкиным горем, затем вздохнул, зачем-то потрепал ее за кошачье ухо, встал и твердым шагом двинулся в сторону центра — наступать.
 
Евгений Ройзман - "Ройзман, телевизор и Новый год":

Идем с дочкой. У меня руки закоченели, а у нее теплые ладошки, она взяла меня за руку и вдруг говорит: «Папа, а как они будут Новый год отмечать без телевизора?» Оп! И вправду. Мама с маленьким сыном. Что-то наготовят. Сядут за стол. И у них даже куранты не пробьют?! Странно как-то. Не здОрово. «Сейчас, — говорю, — что-нибудь придумаем».
 
Андрей Орлов - "Ужасная тайна, стихи и угроза от злого Орлуши и Деда Мороза":

Надоело врать и изгаляться,
Всем, кто верит искренне в меня,
Добрым и пушистым притворяться,
Злую тайну от страны храня.
 
На груди порвав в порыве шубу,
Всей огромной любящей стране
Говорю ответственно и грубо:
Никакого Дед Мороза нет!

Игумен Дамаскин (Орловский), Владимир Легойда - "Новогоднее. Непраздничное":

…Тверского архиепископа Фаддея сотрудники НКВД арестовали 20 декабря 1937 года. Арестовывали священников тогда часто — к декабрю почти все духовенство Тверской области находилось в заключении. Многие были расстреляны. Весь дом архиепископа перерыли — обыск вели с восьми вечера до пяти утра. Ничего не нашли: ни денег, ни ценностей. Взяли, что было: панагию (образ Богоматери, носимый архиереями на груди), кресты, чашу (для Причастия), дароносицу, облачение, двадцать семь свечей, тридцать четок, книги, тетради с записями… А еще официальные циркуляры Московской Патриархии, фотографии и два архиерейских жезла. Больше поживиться было нечем.
 
Александр Рохлин - "Снегурочка, Пьеро и бой курантов":

Мама снимала кофту через голову и задела люстру… Она тридцать лет висела в зале, пережила крах Советского Союза, два моих замужества и рухнула в тот момент, когда Президент произнес: с праздником, дорогие соотечественники! Осколки чешского стекла рассыпались по салатам и горячему. Мы слушали гимн со слезами на глазах… Выпили, не закусывая, и отправились спать…

Константин Богомолов - "Живая вода":

Всё не то…
…и сколько жидкости ни попробовал я
за мою небольшую, но и не маленькую жизнь —
никакая не вызывала во мне
такого необычайного ощущения праздника,
как тот стакан воды в моей маленькой и безгрешной
пятилетней ладони.
Ладонь выросла.
Стакан нет.
Не повторяется такое никогда.

Игорь Мартынов - "Время, zuruck!":

Земля принадлежит по праву тому, кто ее по-настоящему любит, а по-настоящему любить ее может только тот, кто опростился до нее, до первобытной природности, кто не мучает ее прогрессом. И если все вернется к истокам, к азам, то и Новый год будет отброшен, со всем юлианским календарем, этим предрассудком с Запада. Природа не считает времени, Земля не знает лет. Крутится себе, вертится. Одним словом — naturlich.

Майк Гелприн - "Дед Морозов":

— Постой же! — взмолился Гоша. — Прошу тебя, подожди! Я не знал. Откуда мне было знать? Я не верю в чудеса. Не верил. Я не хочу на полтора дня, я хочу навсегда!
 
Снежана обернулась на ходу.
 
— Может быть, на следующий год, — сказала она устало. — Вдруг ты научишься верить, и к тебе снова придет Снегурочка. Правда, это, возможно, буду уже не я.
 
Она истаяла в начавших слабеть утренних сумерках. Дерзкой январской поземкой мчал по земле Новый год. Не верящий в чудеса Дед Морозов беззвучно плакал за рулем древнего «жигуля».

Майя Тавхелидзе - "Все будет можно":

И есть еще кое-что… И связано это, наверное, и с тем, что родилась я совсем близко к Новому году и Рождеству. Это зашифрованные подарки в виде испытаний на вшивость, а иногда и просто подарки, которые порой очень трудно принять, иногда, кажется, лучше бы ничего не менялось и не знать бы совсем, кто есть кто, но проходит время, и понимаешь: это только кажется. И тот же дед, с которым я делилась сокровенными недетскими мыслями и наивными стихами, часто говорил: «Очень хорошо, я очень рад…» Чему тут радоваться, думала я, одно расстройство, да и только, а теперь вот понимаю, к чему он так. Ведь, не поняв и не испытав коварства и несправедливости, так и не поймешь всю глубину и многогранность человеческой сущности, а главное, и сам не пройдешь испытание. А пройдя, понимаешь: хоть и тяжело было, но ты остался чист, устоял, сохранил лицо, не опустился и отпустил.
 
Николай Фохт - "Сын деда Мороза":

Да, я сын Деда Мороза. Мой папа, сколько себя помню, числа с девятнадцатого декабря уходил на елки, только мы его с мамой и видели. Это было странное время. Время новостей из московских детских садиков, где эти елки происходили; это была декада моратория на жесткий алкогольный контроль со стороны мамы — Санта-Клаус вне подозрений; это была страда, которая укрепляла предстоящий годовой бюджет семьи. Две-три елки в день, это много. Отец возвращался усталым и, кстати, почти всегда трезвым. Он позволял себе только в последний день. Он был профессионалом. 

Виктор Ерофеев - "Убийство":

Я убил человека. Я потрогал голову. Мне казалось, что я — хрустальный. Я не знаю, сколько прошло времени. Было по-прежнему черно. Я вылез из машины, чтобы размять ноги. По дороге кто-то шел в мою сторону. Фонари горели слабо, по-коммунистически. По дороге шли два человека. Мужчина и женщина. Они приближались ко мне. Вдруг я увидел, что это идет ко мне мой старший убитый друг. Он идет, идет, идет ко мне. Я хотел было сесть в машину и уехать, но я не мог этого сделать.

Андрей Бильжо - "Новогодние обращения":

Каждый раз, когда я слушал (теперь уж лет десять как не слушаю) новогодние обращения Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева, а потом наших президентов, сидя у экрана телевизора за новогодним столом с салатом оливье, который я теперь ем только раз в год, я думал о том, что бы я сказал нашим гражданам. А теперь и своему читателю. А вот что.

Ольга Аничкова - "Малоизвестная актриса и всем известный Новый год":

малоизвестная актриса
купила зимнее пальто
немарко дешево удобно
бомж у метро шепнул крепись
 
малоизвестная актриса
играя фею сорвалась
среди спектакля заорала
заткнитесь дети вашу мать

Алена Бабенко - "Лебедь и компьютер":

Когда сыну было 10 лет, в письме Дедушке Морозу он попросил компьютер. Мы горячо и долго спорили на тему «рано или уже можно?». Я по своей влюбленности в чудеса и сказки старалась то же чувство привить ребенку и, хотя обмануть дитё в 10 лет в 2002 году было уже очень сложно, согласилась на эту покупку с одним условием: он должен поверить, что его принес Дед Мороз! В этом был какой-то мой собственный абсолютно детский азарт!

Вилле Хаапасало - "Парень из Пяйят-Хяме":

Знакомый начитал мне на магнитофон стихотворение Пушкина «Я вас любил...» на языке оригинала, и я часами повторял его, как попугай. Так и вызубрил. Прокатило — экзаменаторы даже прервали меня на полуслове и попросили изобразить умирающего Лебедя из «Лебединого озера». Я долго и мучительно «умирал», вспоминая все свои финские национальные танцевальные выкрутасы, требовал у застывшего аккомпаниатора музыкального сопровождения, но тот был почему-то безучастен. Наконец один из экзаменаторов не выдержал и поинтересовался: «А когда же будет басня, молодой человек?» Оказалось, я совершенно не понял задание.

Вита Буйвид - "Дело было в Париже":

Вот не зря я не люблю туристические развлечения и всячески стараюсь их избегать. Ничего хорошего из этого получиться не может. Сначала мы застряли в ужасной толпе в метро. Я уже думала, что встречу Новый год в парижском подземелье, представляла себе жуткие варианты следующего года, которые сулила подобная встреча. Но за две минуты до наступления нового не то что года, а даже века толпа вынесла нас наверх. До башни мы добежать не успели, но хотя бы видели ее. И даже успели открыть шампанское. Тут возникла следующая заминка: никто не взял емкостей для разливания. 

Алена Свиридова - "Новый год. Перезагрузка":

Неужели так быстро пролетела молодость? Теперь тебе нужно приглядывать за Настей, которая неизвестно где сейчас болтается. Интересно, а сексом она уже занимается? Вроде не похоже. От этой мысли становится как-то неприятно и очень становится жалко Настю, потому что видишь в ней маленькую хорошенькую светленькую девочку, которую принуждают к сексу похотливые козлы. Мысль, что киевская зазноба старше Насти всего на пять лет, в голову почему-то не приходит.
 
Сергей Петров - "Право на звонок":

Что касается моих желаний, они были скромнее и наглее одновременно. Я хотел перемен. В лучшую сторону. Я требовал, чтобы в моей жизни что-то изменилось. Чтобы я стал сильнее и удачливее. Мудрее и решительнее. Последние лет десять требовал любви. Редко, но очень настойчиво. Барабаня в дверь морозного царства кулаками. Требовал и не верил. Живя с женой вне любви, как можно в нее, любовь, верить? И все же я очень хотел любви. Когда выпивал, естественно. Выпивая, такие типы, как я, становятся мечтательными. Мечты их, конечно же, не материализуются, так и подыхают, блуждая из сердца в мозг и обратно. Но моя мечта вдруг взяла и материализовалась. В самом расцвете моих сил. А может, и на их закате.

Иван Юркович - "В переводе Ахматовой":

Мы продолжаем принадлежать к своим культурам. У нас разные — хронологические! — календари. Но в день Рождества божье время открывается всем. Сверхъестественное входит в естество каждой культуры. Народившийся младенец — и кореец, и русский, и эфиоп. Он — тот, кто помогает человеку выйти из своих пределов, напоминает о том, что мы созданы по божьему образу и подобию. Он дает мировоззрение всечеловечности, преодолевающее различия, составляющее из различий единое богатство человека-каким-он-должен-быть.
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
Классный журнал