Честное пионерское

Обзор колонок о мечте

06 ноября 2014 15:59
Весь прошлый месяц мы публиковали колонки октябрьского номера на тему - МЕЧТА. Перед тем, как отправить номер в архив, предлагаем вспомнить, о чем мечтали колумнисты "РП".



Рубен Варданян - "Поверь в мечту":

Где и когда рождается мечта? Истоки ее, как и истоки комплексов, наверное, нужно искать в пионерском детстве (привет Мише Куснировичу!) или комсомольской юности. Помню, в 1990 году у нас с сокурсниками возник спор: что лучше — помочь десятерым, девять из которых могут тебя обмануть, или не помочь никому, чтобы не чувствовать себя дураком? Я говорил, что дам деньги десятерым, и пусть меня считают идиотом.

Евгений Плющенко - "Я начинаю действовать":

Пятая Олимпиада и дочка — вот мой план-мечта на сегодняшний день, а после Кореи мы уже остановимся и будем думать, что делать дальше. Мечтаю создать свою школу фигурного катания, иметь собственный каток, где можно творить, растить новых спортсменов.

Дмитрий Чернышенко - "Что дальше":

Все однажды заканчивается. Закончились и Игры в Сочи. Это было очень трудно и получилось очень круто… Это была командная работа — от руководства страны до простого болельщика. Но есть то, что запомнится навсегда. Это невероятные эмоции, которые подарили нам Игры. А также то, что мы снова умеем побеждать и не боимся быть первыми. И никто у нас уже этого не отнимет. Мечта сбылась. И что теперь делать?

Екатерина Истомина - "Брус и "Беларусь":

Борисов страшно, пылко рванулся к двери кабинета. Лучше — война, лучше — душманы, пусть ядерный взрыв и Кобзон наверху. Но чтобы отдать коня, кровинушку — тому ли учили деды? Из уст потрясенного Борисова наружу рвалось стихотворение Лермонтова «Бородино», но рвалось оно безмолвно, Борисов давно забыл его.

Андрей Бильжо - "Жизнь мечтателя":

Когда он был маленьким, но не очень, он мечтал быстрее вырасти, чтобы стать космонавтом, или летчиком, или пожарным, или врачом… Мечтал помогать людям и открывать новые миры. Он стал завхозом. На базе, где хранились всякие медицинские принадлежности: резиновые клизмы, резиновые грелки, пипетки.

Вера Полозкова - "Взмечтательность":

Мы вспоминаем, как мы это славно умели в детстве — предвкушать. В мире, где люди этому совсем разучились — возьмите кредит, не откладывайте, повышайте эффективность, покоряйте, рвитесь на британский флаг, здесь и сейчас, вы этого достойны, — мы только праздные созерцатели, певцы прокрастинации, математические погрешности, вечные неоправдыватели больших надежд. Потому что мечта — это процесс, конечно, никакой не результат. Результат длится сорок секунд осознания, что процесс завершен, далее следуют месяцы пустоты и поиска новых целей. Мы не спешим. Мы сочиняем оскаровские, букеровские и нобелевские речи. Мы успеем.

Константин Богомолов - "Это не Я, это Он":

А сейчас я хочу все вернуть взад.
Я мечтаю все вернуть.
Не поймите вульгарно.
Не счастье детства, нет.
Не Пицунду, где отдыхали мы с родителями.
Не подмосковное Болшево.
Себя.

Андрей Шаронов - "Мне и не снилось":

Как и многие дети советской страны, я жил всегда завтрашним днем в ущерб сегодняшнему. Я и до сих пор не могу жить сегодняшним днем. Мне кажется, это типичная ошибка многих людей. Потому что, к сожалению, очень часто жизнь превращается в подготовку к какой-то другой жизни: вот сегодня мы готовимся, а жизнь начнется завтра — что вот произойдет какое-то важное событие, какое-то изменение в статусе и т.д. Всегда нужно жить здесь и сейчас.

Алена Свиридова - "Мечта номер три":

Зато с мечтой я окончательно определилась. Хочу быть артисткой. Но говорить об этом никому нельзя, потому что одно дело пионерский лагерь, а совсем другое — артисты в телевизоре. Они совершенно на меня не похожи и поют то, что мне не очень нравится. Ленин, партия, комсомол. Правда, Антонов ничего. Песни красивые. А про «Лестницу в небо» или «Шизгару» я вообще молчу, это — космос. Ну и где мое место, спрашивается? Понятно, что места мне нигде нет, одна дорога в музыкальный вуз. А учитель музыки, говорит мама, профессия для женщины просто прекрасная. Наверное, это правда.

Андрей Орлов - "Живя, как все, в моральной пустоте, Орлуша размечтался о мечте":

Пусть у тебя сума пуста,
Не надо унывать, приятель,
Ведь это чья-нибудь мечта
Сбылась, заветнейшая, кстати.
Ушла жена? Её мечты
Ты, может, просто не заметил?
Пока с другими шлялся ты,
Её, мечтая, кто-то встретил,
Сказал пять слов про красоту
И выполнил её мечту.

Андрей Макаревич - "Субъекты мечтаний":

Еще было невероятно сладостно представлять себя одним из Битлов —Джорджем Харрисоном. Именно им, потому что барабанщиком я себя не видел, следовательно, Ринго отпадал, а с Ленноном и Маккартни хотелось пообщаться в равной степени. Может быть, что-нибудь сочинить вместе. Побыть немножко младшим товарищем. Хотя бы один день.

Игорь Мартынов - "Замечтавшие":

В контексте пятого ящика пива нас осеняет: «Значит, так, мужики. Операция «Подмена», метонимия, кви про кво! Вы на месячишко оседаете в СССР — это формидабль, наповал! — а мы по вашим ксивам десантируемся в Альпы!» Тирольцы согласны на удивление сразу. Их четверо, двое из них при сближении оказались феминами, значит, вакансий только на двоих.

Марк Гарбер - "Невероятный подъем":

С той поры минуло полвека. Сменилась эпоха. И вот я получаю e-mail от дяди Ильи, уже двадцать лет живущего в США недалеко от Вашингтона, что он летит в Москву и помнит о своем обещании подняться со мной в воздух. Признаться, за пятьдесят прошедших лет острота желания как-то прошла, но и отказаться я уже не мог.

Катя и Волга Король - "Одна на троих":

Секрет в том, что за плечами Ивана трудятся триста маленьких гениев, каждый в своей сфере. Кто-то сочиняет монолог, кто-то гримирует, кто-то придумывает и рисует картинки, кто-то ассистирует с подносом и открывает занавес. Да, в итоге мы стали этим трехсотым элементом. И скоро к нам пришло чудовищное понимание: мы опять исполняли не свою мечту. Мы помогали осуществить мечту Ивана Урганта. Это само по себе неплохо, но в нашем случае не могло продолжаться долго. И мы продолжили гонку за своей мечтой.

Илья Сачков - "Мечты. Рабочая версия":

Город на Марсе? Хотел бы, но не верю. Значит, это не может быть мечтой. В этой классификации есть большой плюс. В каждом новом дне реально сделать пускай маленький шаг, пустяковое дело, но оно приближает к реализации мечты. И это подкрепляет веру, и мечта живет. Каждый день становясь ближе.



Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Дмитрий Кутепов То, что происходит со мной трудно назвать "моей мечтой". Я просто не без основательно знаю, что достоин восстановления меня в прежнем статусе внештатного корреспондента газеты "Время новостей", а затем и газеты "Московские новости". И я даже не обращаю уже внимания на то, что успел узнать про это издание, и на то как на мне отрабатывались навыки по вероятному воздействию на пользователей Интернета. Как меня приветствовал один из сотрудников редакции: "...А, это ты "мальчик для битья"!?". Возможно, что главный редактор этого издания Владимир Семенович Гуревич так на меня осерчал, уже никогда и не согласится меня восстановить "по политическим мотивам", поскольку нельзя давать усомниться в возможности такого жестокого и не справедливого отношения к гражданам России человека, чьи интересы Гуревич представлял в сетях Интернета. А согласиться меня восстановить на прежнее место, значит признать свою неправоту, и сдаться. Значит простить мне, что я вынудил Президента России выплатить "премию Президента" редактору "Новой газеты" Дмитрию Муратову, после чего "Новая газета" стала для меня "продажной желтой прессой". Если меня не может взять внештатником и "НГ", то я уже для всей Страны являюсь каким-то "неполноценным сумасшедшим", и меня ждет теперь чудовищное существование на скудную пенсию по 3-й группе инвалидности, без возможности найти себе работу.
    И что я могу назвать своей мечтой, что мне вернут средства на ортопедическую операцию, которые я слава Богу уже нашел и оплатил? Или что мне заплатят за угробленный мой первый компьютер, который сожгли проникновением по сети Интернет? Да об это можно даже и не мечтать, как говорится! Не говоря уже о предоставлении мне, калеке-инвалиду по черепно-мозговой травме после ДТП работы, либо сотрудничества с газетой, которая меня предала в самые тяжелые мои годы.
Классный журнал