Честное пионерское

Туве Янссон: 14 цитат о том, как сложно и просто быть муми-троллем

09 августа 2014 15:50
Сегодня 100 лет со дня рождения финской писательницы Туве Янссон, придумавшей истории о муми-семействе и их друзьях. Редакция ruspioner.ru выбрала 14 цитат об одиночестве, смысле жизни и о том, что муми-троллю нужно для счастья.

1. Муми-тролль уже привык к запаху зимы, и этот запах не казался ему каким-то особенным. Муми-тролль взглянул на куст жасмина — сплошное сплетение голых веток — и с ужасом подумал: "Жасмин умер. Весь мир умер, пока я спал. Этот мир принадлежит кому-то другому, кого я не знаю. Быть может, Морре. Он не создан для того, чтобы в нем жили муми-тролли".

2. И повсюду, насколько хватал глаз, лишь белое да черное, пустота да одиночество. "Там, за горами, Снусмумрик, — сказал самому себе Муми-тролль. — Где-то на юге он ест апельсины. Если бы я был уверен, что он знает, как я ради него собираюсь перевалить через горы, я бы решился на такой шаг. А иначе ничего у меня не выйдет".
И, повернувшись, Муми-тролль начал медленно по своим собственным следам двигаться назад. "Я заведу все часы в доме, — подумал он. — Тогда, быть может, весна придет поскорее. А потом может ведь случиться так, что если я нечаянно разобью какую-нибудь крупную вещь, кто-то проснется".

3. — Расскажи мне про снег, — попросил Муми-тролль и уселся в выгоревший на солнце папин шезлонг. — Я не понимаю, что это такое.
— Я тоже, — ответила Туу-тикки. — Думаешь, он холодный, а если вылепить из него снежный домик, там становится тепло. Он кажется белым, но иногда он розовый, иногда — голубой. Он может быть мягче всего на свете, а может быть тверже камня. О нем ничего нельзя знать наверняка.

4. Теперь все часы снова шли — Муми-тролль завел их во всем доме, чтобы не чувствовать себя таким одиноким. Но так как счет времени он утратил, то поставил часы на разное время — может, какое-нибудь и окажется правильным. Иногда били часы, звенел будильник, и это утешало Муми-тролля. 

5. Немного помолчав, Муми-тролль сказал:
— Кто-то уносит вещи из папиного дома.
— Так это же здорово, — весело сказала Туу-тикки. — Тебя и так окружает слишком много вещей. И тех, о которых ты вспоминаешь, и тех, о которых ты только мечтаешь.

6. — Возьмём с неё клятву? — спросил Муми-тролль.
— Ладно, — сказал Снифф. — Только это должна быть очень страшная клятва!
— Повторяй за мной, — сказал Муми-тролль и медленно проговорил: — Пусть меня поглотит бездна, пусть грифы расклюют мои высохшие кости, пусть я никогда больше не попробую мороженого, если нарушу эту великую тайну!!! Ну?
Мартышка повторила клятву, только очень небрежно и совсем не в том порядке. У неё была очень плохая память.

7. — А ещё там в темноте бродят небесные чудища — Скорпионы, Медведицы, Овны.
— А они опасные? — спросил Снифф.
— Не для нас, — ответил Муми-тролль. — Но бывает, они цапают с неба звёзды.

8. — Что случилось? — спросила Муми-мама, которая варила в саду варенье.
Снифф прижался к ней и зарылся носом в её передник.
— За мной гонятся… Тайное общество… — пролепетал он. — Они схватят меня, и тогда…
— Пока я с тобой, этого не будет, — сказала Мумии-мама. — На́ вот, вылижи блюдечко с вареньем.
— Не могу… — прохныкал Снифф. — Не сейчас. А может, и никогда больше не смогу! — Но немного погодя он сказал: — Ну ладно, разве что с краешков. Пока ждать будем.

9. Ондатр по-прежнему лежал в гамаке.
— Привет, дядя Ондатр, — сказал Муми-тролль.
— Не мешай мне, я работаю! — ответил Ондатр.
— Работаете?.. Над чем? — удивился Муми-тролль.
— Я думаю, — сердито проворчал Ондатр. — Думаю о тщете и напрасности всего сущего.
— А мне кажется, напрасного на свете так мало, — робко возразил Муми-тролль. — Вот разве что умываться, да кашу есть, да…

10. Муми-тролль налил себе чашку кофе, сел и рассказал о своём разговоре с Ондатром.
— А потом я спросил у папы, опасны ли кометы, — продолжал он. — А папа сказал, что опасны, потому что они как сумасшедшие мечутся по Вселенной и тащат за собой огненный хвост. У всех других звёзд есть постоянные орбиты, и они ходят по ним, как поезда по рельсам, а кометы рыскают повсюду и выскакивают то тут, то там, где их меньше всего ждут.
— Совсем как я, — ухмыльнулся Снусмумрик. — Своего рода небесные бродяги.

11. Вечером ему не спалось. Он лежал и смотрел в светлую июньскую ночь, полную одиноких криков, плясок и шороха крадущихся шагов. Благоухали цветы. Снусмумрик еще не возвращался. В такие ночи он часто бродил один со своей губной гармошкой. Но в эту ночь его песен не было слышно. Наверное, он отправился в путешествие, делать какие-нибудь открытия. Скоро он разобьет на речном берегу палатку и совсем перестанет ночевать дома… Муми-тролль вздохнул. Ему было грустно, хотя тужить было не о чем.

12. А в Муми-доме тем временем завтракали, и на завтрак были оладьи – золотистые оладьи с малиновым вареньем. Еще была вчерашняя каша, но на нее никто не польстился, и кашу решили оставить на завтра.

13. Хемуль с причитаниями уткнулся носом в мокрый песок.
– Это уж слишком! – сетовал он. – Неужто бедный, невинный ботаник не может прожить свою жизнь в мире и покое!
– А жизнь вообще неспокойная штука! – восторженно заметил Снусмумрик.

14. Все разом натянули плавки и бросились в волны прибоя (точнее сказать, все, кроме Хемуля, папы и мамы – им казалось, что для купания еще слишком свежо). Белопенно-зеленые, цвета бутылочного стекла волны накатывали на пляж. О, счастье быть муми-троллем, который только проснулся и уже пляшет среди зеленых волн на восходе солнца!
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал