Классный журнал

Андрей Бильжо Андрей
Бильжо

Все будет бархатно

22 сентября 2020 20:00
Художник и писатель Андрей Бильжо в номере про бархатный сезон знакомит читателя с Арнольдом Бархатовым. Даже если это случайно совпало, что фамилия героя созвучна главной теме номера, уже и представить немыслимо номер без такого Бархатова. Встречайте.



Арнольд Бархатов, закрыв глаза, потягивал коньяк VELOUR — жемчужину Ставрополья.

 

Шла вторая бутылка. Он не пошел домой. Остался ночевать на работе. Как обычно, сидя в огромном мягком плюшевом кресле. Да и дома у него, честно говоря, как такового не было.

 

Он полюбил это место за запах, за звуки, за соседей, с которыми у него был общий язык.

Бархатный кот Эдгар сидел на его бархатных коленях.

 

Арнольд любил свою рабочую одежду. Он снял только красный бархатный пиджак, в котором ему было тесно.

 

Он уже заснул, но Эд его разбудил.

 

— Ты совсем охренел? Мало того что все время спишь в кресле, так хоть пиджак свой дурацкий сними… чтобы тело отдохнуло. Как маленький. Б…ь.

 

Они понимали друг друга с полуслова. В прямом смысле понимали. Как человек человека. Впрочем, даже лучше.

 

Коньяк VELOUR Бархатов успешно рекламировал.

 

«Глоток VELOUR, и все будет бархатно!!!» — говорил Арнольд Бархатов на фоне пейзажа с березами, сшитыми из бархата, неба, сшитого из вельвета, и солнца, сшитого из плюша.
 

Платили товаром. Поэтому в чем, в чем, а в VELOUR недостатка не было.

 

Тихо звучал «Бархатный блюз» Николая Джинджарадзе в его исполнении:

 

Бархатный свет, бархатный блюз,

Бархатный взгляд этой леди в упор, обещающий много.

Бархатный дым, бархатный вкус,

Бархатный кайф, и в бездонных глазах в звездном небе дорога.

 

Было два часа ночи.

 

— Ситком. Вся моя жизнь ситком, — вслух произнес Бархатов. Он сделал коньячный глоток, на секунду открыл глаза и тут же прикрыл их снова.

 

Бархатов смотрел свою жизнь, как грустное кино в кинозале своей черепной коробки, на экране своих закрытых век, где каждую минуту за кадром кто-то хохотал.

 

Фамилия начала его доставать уже в раннем детстве. Бабушка Арнольда была когда-то известным советским модельером.

 

В детский сад Арнольдик ходил в сшитых ею бархатных штанишках под коленку, с гульфиком на молнии, в гольфиках с кисточками и в бархатной же безрукавке.

«Бархатный мальчик, — говорили про него. — Нежный, мягкий, как бархат».

 

Бархатова любили все. Кроме мальчишек и самого Бархатова. Он себя не любил, как раз за эту бархатность.

 

В школе по нему сохли девочки. Он и правда был красивым мальчиком с мягкими, слегка вьющимися волосами и бархатной кожей.

 

А мальчики Бархатова не любили.

 

И часто его били. Дразнили Бархоточкой. П…дором. Циркачом.

 

«А сейчас на арене цирка выступит Арнольд Бархатов!» — И по роже, и по роже. Синяки не сходили с его нежного личика.

 

Он страдал. (Хохот за кадром.)

 

В восьмом классе Бархатов стал заниматься бразильской борьбой капоэйра. И довольно быстро достиг в этом… спорте не спорте, танце не танце… в общем, в этом больших успехов.

 

И когда к Бархатову в очередной раз подкатила прыщавая шпана и бледный, прокуренный, с фурункулом на шее и конъюнктивитом, сутулый, прыщавый хер с гнилыми зубами и помоечным запахом изо рта с погоняловом Плевок, похохатывая, вместе со своей свитой объявил: «А сейчас на арене цирка выступит циркач Арнольд Бархатов со своими дрессированными п…дорами!!!» — Арнольд сделал какое-то невероятное сальто, сел на шпагат, поднялся на одной ноге, а другой отп…дил всех так быстро, красиво и качественно, что через несколько минут все «плевки» стонали и катались по асфальту. А Бархатов стоял в позе победителя и хорошо поставленным голосом объявлял: «А сейчас на арене цирка выступает группа дрессированных мудозвонов под руководством заслуженного придурка СССР Плевка».

 

После школы наш герой поступил… да неважно куда. Все равно он бросил физмат и открыл магазин «Бархатный сезон». Проинтуичил. В котором можно было купить любой бархат.

 

Ластик-бархат (полубархат, или уточный бархат) более известен потребителям как вельвет, отличается продольным рубчиком и прочностью, удобен для создания драпировок.

 

Шифон-бархат имеет тонкую тканую основу, отличается легкостью, его разновидность — панбархат, имеющий шелковую основу и блестящий ворс.

 

Сизель-бархат имеет петельчатую структуру.

 

Багира считается одним из самых прочных и плотных видов бархатной ткани, ее поверхность грубовата на ощупь.

 

Бархат-деворе изготовляют из вискозы (данный компонент позволяет создавать на ткани рисунки), основа материала — натуральный шелк.

 

Лионский бархат отличается жесткой основой. Толстый, изготавливается из шелка (искусственного или натурального), хлопка и синтетики.

 

Бархат-перламутр свое название получил благодаря характерным переливам и мерцаниям, создаваемым натуральным шелком разного цвета.

 

Бизнес Бархатова развивался стремительно, и вскоре сеть магазинов «Бархатный сезон» опутала многие города вечно молодой и распущенной России.

 

Бархат был популярен в стране, идущей своим, не шелковым путем. Особенно этот материал пользовался спросом у суровых, брутальных мужчин, по всей видимости, лишенных нежности и ласки не только в детстве.

 

При магазинах работали ателье, где можно было заказать юбку, костюм или просто пиджак. Красного цвета.

 

Бархатова окружали фотомодели и просто красавицы. Бархатные королевы.

 

Он был пестиком среди тычинок и листиков. И пестик держал себя в руках. Надо было соответствовать.

 

Как-никак Бархатов стал публичной фигурой.

 

Его красивое лицо с начинающим редеть волосяным покровом частенько появлялось на обложках гламурных журналов. Он часто давал интервью. Комментировал разные события, в основном в женских журналах.

 

Ему даже предлагали пойти в политику и создать «Бархатную партию».

 

А дело было так. Как-то к нему в офис пришел сутулый хер со следами от прыщей на лице, конъюнктивитом и золотыми зубами:

— Здорово, Бархоточка, это я, Плевок. Зла не держи. Дети были. А сейчас во как поднялись. И ты, и я! — Плевок крышевал все рынки и публичные дома Эмэскаграда. — Давай партию создадим. Ты будешь председатель, а я твой зам.

 

Арнольд выслушал внимательно этого сплюндия. Задумался, куда бы его послать.

 

— А пошел бы ты, Плевок, знаешь куда? В… в плюш!!! — Сказал и сам удивился.

 

— Ты берега-то, по ходу, перепутал, Бархоточка, зря, зря залупаешься. Еще посмотрим, куда ты пойдешь, циркач. — И уже на ходу: — Посмотрим, б…ь, кто в плюш пойдет.

 

А вот в бархатные сезоны пестик выбирал себе тычинку или листик и уматывал в разные уголки земного шара.

 

Сколько их было у него, этих бархатных сезонов? Не счесть.

 

Жена и по совместительству бизнес-партнер Бархатова, ведшая всю бухгалтерию и всю документацию, относилась к его бархатным сезонам сдержанно. Терпела.

 

Кино на розовом экране век летело быстро.

 

Заканчивался «Бархатный блюз».

 

Надо ли слов, просто молчим.

Шелковый локон и бархат щеки — идеальная пара.

Словно маня, льется в ночи

Бархатно-шелковый блюз — манящая музыка бара.

 

Бархатов сделал глоток VELOUR.

 

— Че ты пьешь в одинаре и молчишь? Налей-ка мне валерьяночки и расскажи, как ты на Гоа съездил. Ха-ха-ха. — Кот засмеялся. — Я люблю эту историю. Усс…ться можно.

 

Бархатов капнул себе на ладонь несколько капель. Эдгар жадно их слизнул:

— Хорошо пошла. Ну давай, трави.

 

И он зажмурился, как в ожидании ласки.

 

— Ну слушай, садист! Сели мы с Тамаркой в самолет, летящий на Гоа, а соседкой нашей по бизнес-классу оказалась лучшая подруга моей жены. Опа. Ну, привет, привет. Неловкость. Мол, ты не волнуйся, я, мол, ничего никому. Ну, помолчали весь полет. Ну и расстались. Тамарка в первый же день села на унитаз. Понос. Гоа — кто там был, поймет. Короче, все десять дней так на унитазе фотомодель и просидела. Я ее так, не поверишь, и не трахнул ни разу.

 

— Ну а дальше, дальше что? — Эдгар прогнулся, как перед прыжком.

 

— А дальше прилетели в Эмэскаград. Ну, я Тамарку домой завез Уже отъезжал — смотрю, Плевок берет ее чемоданы. И улыбается, глядя на мою машину. Что за херня? Приезжаю домой — у дверей три чемодана и записка: «Пошел на х…, бархатный мой!» Я в офис, переночевать. А охранник: «Не велено пускать вас, Арнольд Трофимыч». Я в «Пекин». Номер снять. Карта заблокирована.

 

— Вот б…ь, я в этом месте всегда плачу. Налей еще.

 

Бархатов капнул себе на ладонь еще валерьянки. Эдгар слизнул ее:

— Между первой и второй…

 

— И тут я понял. Все, все было подстроено. Плевок, жена, Тамарка — они все договорились между собой. Жена переписала весь бизнес на себя. Плевок стал ее крышей. Тамарка просто б…ь Плевка. Но понос у нее был нешуточный.

 

Переночевал у приятеля Штукова. Художника по тканям. В мастерской. Холостяка, игрока и бабника, но добряка такого, каких сейчас на заказ не сделают.

 

А утром началось. Одна за другой, одна за другой тычинки стали вспоминать, как я к ним приставал и заставлял их в бархатные сезоны ездить и жить в лучших отелях мира. Особенно Тамарка активно рассказывала, как я ее домогался. Видимо, когда она ср…ла… Ну и фотки, фотки во всех журналах.

 

Харассмент. Какие-то несовершеннолетние девки появились. Которых я тоже якобы трахал. Мальчики какие-то, б…ь. И их я тоже. Ну просто маньяк. Злодей. Еб…рь-террорист.

 

Плевок дал интервью, в котором рассказал про мои школьные годы. Мол, Бархатов и тогда, в школе, ко всем приставал. От нянечек до первоклассников. Короче, еле отмазался.

 

Ну а дальше ты знаешь все сам. Я встретил тебя. Ты стоял у аптеки и всех просил купить тебе валерьянки.

 

Но все тебе отказывали, потому что тебе нет 18 лет. А я купил.

 

— И я привел тебя в цирк. К директору Капризову. И говорю такой: а давайте сделаем представление «Бархатные сезоны». А Капризов ни х… не понимает.

 

Капризов спрашивает: мол, а в чем фишка-то? И я тут такой: мол, а в том, что на арене цирка Арнольд Бархатов!

 

Капризов говорит: ну покажите номер. А потом он достает коньяк и говорит, мол, за вас, артисты!

 

И теперь ты выходишь со мной на арену весь в бархате и говоришь: «Мы начинаем наше представление!» И я такой, мол, г… вопрос, начинаем, нам это легко, как два пальца обосс…ть.

 

И идет представление, и мы с тобой всех объявляем, а в конце ты такой и говоришь: представление окончено, и я такой: просьба освободить помещение, и все такие: ха-ха-ха. А я: нечего смеяться, когда на дворе коронавирус. Наденьте маски и не таскайтесь по циркам, м…ки! И тут такие аплодисменты.

 

— А Плевок, между прочим, помер от ковида-19… — Бархатов допил коньяк.

 

— Ну и х… с ним. Г… мужик был… Ну ладно, давай спать. Только рэп мне на ночь прочти. Я люблю рэп в твоем исполнении, Бархатов…

 

время летит быстро как

костра искры

как

 

строка

мысли

и жизнь проноси

тся

 

как скорый

сапсан

 

лето пролетело

и уже осень

желто-черная
           как банан

 

осень

есть в которой

короткий

период очень

 

как жизнь он

 

это

это

это

 

бархатный сезон

бархатный сезон

бархатный сезон

 

он как детский сон

губы и ладонь

того в кого влюблен

 

он предсмертный стон

последний он вагон

и ты в него успел

 

бежал вскочил и сел

и поезд полетел

куда ты так хотел

 

в бархатный сезон

в бархатный сезон

в бархатный сезон

 

там тепло и там

небо без дождей

воздух без идей

 

что так достают

потому что врут

потому что врут

 

и старик диджей

чернокожий гей

пьяница и плут

ставит для тебя

 

только для тебя

 

бархатный сезон

бархатный сезон

бархатный сезон

 

он как детский сон

губы и ладонь

того в кого влюблен

 

он предсмертный стон

последний он вагон

и ты в него успел

 

бежал вскочил и сел

и поезд полетел

куда ты так хотел

 

в бархатный сезон

в бархатный сезон

в бархатный сезон  


Колонка Андрея Бильжо опубликована в журнале "Русский пионер" №98Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".

Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал