Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Прикрывая близнецов

06 ноября 2019 12:13
История нашего века началась с катастрофического дыма. Столб над гибнущими башнями WTC открыл эпоху гибридных войн. Доблестный следопыт «РП» Николай Фохт знает, как не выпустить дымных демонов, как предотвратить тот пожар. Он переписывает историю и дает человечеству шанс на мирное небо 11 сентября 2001 года. Сослагательное — утешительное — наклонение.


Какой день загубили!
 
Я сижу в ресторане отеля «Хилтон Миллениум» и жду свой завтрак. Тут, слава богу, нет шведского стола. Может, потому, что завтрак внизу, в лобби, где бары, а может, вообще не принято пока. Не разобрался, некогда. Жить тут все-таки дороговато (относительно), а мне буквально на полчасика, ну на час от силы.
 
Я смотрю на панораму города, и к горлу подкатывает комок — горькое какое-то счастье. Это тот странный, серый, нелегальный какой-то отрезок жизни, как и написано, — миллениум. До этого была эпоха, может быть, даже эра. После — ну тоже что-то вроде периода, сложного и судьбоносного. А начало нового века с фальшивой проблемой 2К, с попыткой превратить тусклое, рутинное время в бесконечное Рождество — от февраля до октября. И когда маркетинговая кампания схлынула, когда высунулась из нолика первая единичка, скучно стало, скучно и тошно. Будто вся бессмыслица пары последних лет свалялась в ком, намокла в осеннем тумане и навалилась на плечи.
 
Да еще осень эта. Эта и все осени, что вокруг, — грязные какие-то, трагичные, кровавые. Безумие, что ли, разливается по всему свету, депрессия? Или кровопийцы дожидаются мирных (да и не мирных, тех, кому положено быть начеку) и потерявших бдительность граждан, чтобы они собрались наконец в одном месте, чтобы разложили свои барбекю в приусадебном заднем дворике, наполнили бумажные стаканчики латте на миндальном молоке и прошли по Манхэттену сквозь Центральный вокзал, сквозь собор Святого Патрика — навстречу своему indian summer. Ну или другие, вернувшиеся в свое дождливое бабье лето, уснувшие в домах, приготовившие к школе своих детей, купившие билет в театр.
 
Зловещее время, обманчивое, тревожное.
 
Вот и сегодня, одиннадцатого сентября две тысячи первого года, не скажешь, что всего через полчаса тут, в Нью-Йорке, на Манхэттене, воцарится ад. Телевизионная картинка пылающих башен WTC, Центра международной торговли, выжжет в эфире утренние, благодушные интервью со знаменитым даже в СССР певцом Гарри Белафонте; или с писательницей и телеведущей Сарой Фергюсон, бывшей герцогиней Йоркской; или со звездой и автором сериала «Разум женатого мужчины»; или с автором очередной биографии Говарда Хьюза; или обычные новости с биржи и еще более обычные прогнозы погоды. Огонь, клубы дыма и пыли, тонны летящего с неба мусора, люди, которые выбрасываются с верхних этажей башен-близнецов, зловещие тени «боингов» над всей Америкой.
 
Я сижу в ресторане «Хилтона» и смотрю телевизор, время от времени переводя взгляд на Нью-Йорк подо мной: мне прекрасно видны башни, которые через несколько минут будут атакованы захваченными пассажирскими самолетами. Точнее, могли быть атакованы — сегодня я проверяю, все ли у меня получилось. Спас ли я Нью-Йорк, США, весь мир от этого грандиозного теракта.
 
Ждать осталось несколько минут.

_____________________________________________
 
Может быть, и не стоило браться за это дело.
 
Мне казалось, столько лет прошло, все уже отстоялось, отстранилось, улеглось. Мне казалось, «9/11» давно уже стало мифом, жутковатым, но комиксом, сюжетом вселенной Marvel — с глобальным злодеем, без единого супергероя. Признаю: ошибся. Едва потянул эту нью-йоркскую ниточку, сразу на меня обрушился и Беслан, и «Норд-Ост», и взорванные московские, волгодонские дома. Наверное, одно от другого не зависит никак, но так много общего, так много горя, так мало надежды — особенно теперь, после всех этих лет. Тем не менее теракт одиннадцатого сентября настолько нереален, что иногда забываешься, иногда думаешь, что все это было придумано, снято, что на самом-то деле кино и больше ничего. Поэтому и решился на опасное во многих смыслах спасение. С закрытыми глазами. И оправдывает только то, что тебе очень хочется все отменить, оставить только солнечный осенний денек за окнами отеля.
 
Фабула грандиозного теракта лаконична. Утром одиннадцатого сентября девятнадцать террористов, разбитых на четыре группы, в каждой из которых был пилот, захватили четыре пассажирских самолета. Рейсы в Калифорнию летели из аэропортов Логона, Даллеса и Ньюарка. «Боинг» рейса одиннадцать компании «Американ Эйрлайнс» врезался в северную башню Центра международной торговли в восемь сорок шесть. Через семь минут «боинг» рейса сто семьдесят пять «Юнайтед Эйрлайнс» атаковал южную башню торгового центра. Семьдесят седьмой рейс «Американ Эйрлайнс» врезался в здание Пентагона в девять тридцать семь, а девяносто третий «Юнайтед» упал в Пенсильвании, на поле около Шексвилла, в десять ноль три. Предположительно девяносто третий должен был атаковать Белый дом или Капитолий, но пассажиры рейса напали на террористов и попытались захватить управление бортом. Самолет потерял управление и рухнул на землю.
 
В результате атаки на WTC в южной и северной башнях взорвалось неизрасходованное топливо самолетов. Южная обрушилась менее чем через час после атаки, северная — через сто две минуты. В результате этих обрушений в седьмой тоже вспыхнул пожар — она рухнула примерно через семь часов.
 
Самолет, который врезался в западное крыло Пентагона, тоже почти полностью сгорел. Часть фасада здания военного ведомства была разрушена.
 
В результате террористической атаки погибли почти три тысячи человек. Двести сорок шесть человек — пассажиры и экипажи самолетов, две тысячи шестьсот шесть гражданских, пожарных, полицейских, медиков в башнях и на земле, сто двадцать пять человек в Пентагоне.
 
Президент Джордж Буш-младший в это время был во Флориде, встречался со школьниками, собирался произнести речь о своей реформе образования. После сообщения о первом самолете, врезавшемся в башню, он и не подумал, что это теракт, — пилоту с сердцем плохо стало, такое предположение выдвинул президент. Это неудивительно: первые минут пять все были в полной уверенности, что в здание торгового центра врезался легкомоторный самолет. Еще через пару минут телезрители и журналисты поняли, что никакой это не спортивный, а большой пассажирский лайнер. После второй атаки все стало предельно ясно. Буш покинул школу, поднялся в воздух на специальном лайнере. Было перекрыто воздушное пространство страны, на землю посажены все коммерческие рейсы, в воздух подняты боевые самолеты.
 
Очень быстро были установлены организаторы атаки: на основе предыдущих перехватов телефонных разговоров и новой информации спецслужбам стало ясно, что теракты организовала «Аль-Каида», во главе которой стоял Усама бен Ладен. Ну и дальше понятно: война в Афганистане, война в Ираке, ликвидация Усамы в Пакистане — это произошло почти через десять лет, в мае одиннадцатого года, уже при Обаме.
 
Вот совсем кратко, только самые главные точки. Кажется, все просто и понятно. На самом деле, как выяснилось почти сразу, не понятно ничего и все как раз предельно сложно.

В этом месте необходимо сделать небольшой шаг в сторону. Чтобы, как всегда, подключить личный опыт, возродить полузабытые ощущения и воспоминания, настроить интуицию.


 
Да, разумеется, я помню эти первые кадры на телеэкранах в конце рабочего дня.

Разумеется, со всех сторон было слышно, что этого не может быть, что это ведь съемки какие-то. Когда выяснилось, что не съемки, первое, что пришло в голову здоровому русскому человеку: американцы все это сами придумали, срежиссировали и сняли. Что делать с тремя тысячами погибших? На это у русского человека всегда есть ответ, об этом ответе чуть позже.
 
Короче говоря, мгновенно возникли конспирологические версии. Зачем нам теории заговора, почти всегда это жирные и плохо придуманные фейки? Дело в том, что необходимо всегда изучать даже самые фантастические трактовки очевидного. Во-первых, надо отсеять нереальные версии произошедшего, чтобы найти единственную, безупречную линию поведения; чтобы придумать безупречный алгоритм решения проблемы. Во-вторых, масштаб конспирологического движения «9/11» настолько огромен, что его нельзя просто манкировать.
 
В чем же сомневается мировое сообщество? Там, конечно, много всего, масса деталей, но пройдемся по самому главному.
 
Самое главное, кстати, редко сводится к конкретной и тем более стройной версии. Если смотреть трезво, все подозрения основаны на том, что «как такое вообще возможно».
 
Например, самая яркая версия: башни-близнецы рухнули не из-за того, что в них врезались самолеты, а от контролируемого взрыва. В общих чертах: самолетной атаки с последующими взрывами и тотальным пожаром на верхних этажах недостаточно, чтобы повредить стальные несущие конструкции зданий настолько, чтобы они рухнули, — это одно. Другое: посмотрите, как падали три башни WTC. Ничего не напоминает? Точно так же сносят массивные постройки в черте города: взрывают несущие конструкции, и дома аккуратно складываются. А самолеты… Ну что самолеты? Понятно, прикрытие. Зачем? Ясно же как день: чтобы развязать войну в Афганистане, а потом в Ираке. Зачем? Это всякий знает — из-за нефти и других природных ресурсов. Ну и вообще, чтобы США доминировали во всем мире. А, вот еще, вспоминают сторонники теории заговора: ровно там за сколько-то месяцев Центр международной торговли был перекуплен, понимаете? И что же произошло после этого? А после этого новый владелец взял и застраховал на миллиарды помещение, причем ущерб от теракта прописал отдельной строкой. Стоп, так, значит, вся эта ужасная история была затеяна ради страховки? Или все-таки ради нефти?
Осведомленные люди смотрят снисходительно и дают понять: одно другому не мешает.
 
Или вот я смотрю фильм очень большого журналиста Джульетто Кьезо, снятый по материалам его расследования, — «Zero». И не один смотрю, вместе с Первым каналом — тогда еще «закрытый показ» существовал. Расследование итальянского журналиста проведено в ответ на официальное американское расследование, выводы которого многих не удовлетворили. Между нами говоря, само по себе это странно: американцы изучали обстоятельства кошмарного теракта, который произошел на их территории, был направлен против их страны и в котором погибли в подавляющем большинстве американские граждане. С какой стати это так взволновало Кьезо? Ну, разумеется, вопрос, да и восклицание риторические. Какая-никакая логика есть: чтобы покарать террористов, Америка устроила несколько вооруженных вторжений — на основании как раз выводов комиссии: за катастрофой «9/11» стоят «Аль-Каида» и Усама бен Ладен. И США поклялись наказать не только организаторов и пособников атаки, но и любые страны, организации, любых отдельных людей, которые хоть как-то пособничали в этом деле.
 
Фильм «Zero» (в русском переводе это «Расследование с нуля») привычно объясняет, что американцы сами бен Ладена и породили, когда поддержали его в борьбе против советского вторжения в Афганистан. Привычно (как и у Майкла Мура в «Фаренгейте 9/11») указывается на коммерческие связи американской бизнес- и политической верхушки с семьей бен Ладена. Конечно и безусловно признает, что башни взорвали, а Пентагон никакой самолет не атаковал — дырка в стене слишком маленькая, и никаких следов самого лайнера. Ну и вообще, как так случилось, что самая безопасная держава вообще допустила, чтобы самолет с террористами долетел до Пентагона, до WTC и чуть было не врезался в Белый дом? Верите ли вы, как бы спрашивается, что такую грандиозную операцию смогли провернуть всего девятнадцать человек, фанатиков? К тому же пилоты едва умели водить спортивные самолеты, а тут совершили столько сложных маневров на неповоротливых пассажирских «боингах». Как такое возможно? А такое возможно, только если все это сделано руками частных военных компаний или спецслужб, американских разумеется. Втайне ото всех. Ну, не ото всех, но президент не знал, директор ЦРУ тоже мог не знать, не знал и министр обороны, наверное. А может, все они знали, только Буш не знал. Запутанная история, одно только ясно: Штаты придумали этот теракт, чтобы развязать новую войну на Ближнем Востоке, чтобы как бы встряхнуть, перезагрузить политическую жизнь, придать ей новоконсерваторский импульс. Где-то даже нашлись совпадения и пересечения. Мол, в манифесте новоконсерваторов говорится, что политическую жизнь Америки может освежить событие уровня Перл-Харбора, — и именно современным Перл-Харбором в первые дни были названы террористические атаки на США.
 
Русские люди, интеллектуалы, творческие работники и журналисты, которые обсуждали в студии фильм Кьезо, в целом согласились с выводами. На робкие вопросы-сомнения, неужели ради того, чтобы начать войну с Ираком и особенно с Афганистаном, спецслужбы или кто там, но тоже, в общем-то, американцы пошли на то, чтобы уничтожить почти три тысячи сограждан, эксперты снисходительно улыбались. Это, конечно, отдельное зрелище, как российский интеллектуал иронично реагирует на подобные провокационные вопросы. Да вы все просто дети, почти впрямую говорит интеллектуал, близкий к самым высоким государственным эмпиреям. Да кто там в Америке считает, для них же нет ничего святого. Для них деньги главное, деньги и всемирное господство. При этом упрек, прозвучавший в фильме, что ВВС США почему-то не сбили пассажирский лайнер на подлете к Вашингтону, не трактуется как людоедский — само собой, нам ли не знать, как сбивать пассажирские самолеты? Тем более что не было там никакого самолета. А что же было? Не важно. Важно, что американцы врут. Внезапно здравую и гуманистическую позицию занял бывший офицер КГБ и ФСБ, причем ответственный, высокопоставленный. Казалось бы, кому, как не ему, разоблачать американцев. Но все, конечно, намного сложнее в жизни устроено. Офицер объяснил, что самолет, который врезался в Пентагон, действительно мог сгореть за несколько минут — он сам видел, как боевой самолет, более габаритный, превратился в пепел после подобной аварии. А еще, объяснил работник спецслужб, эксперты, над выводами которых смеются участники дискуссии, вряд ли могли подписать ложные выводы, даже под давлением. Его опыт говорит, что такое просто исключено. Ну и косвенное доказательство, циничное, но все же: не могли никакие американские спецслужбы готовить операцию, которая предполагала бы гибель американских военных или коллег, — а в Пентагоне, напомню, погибло много людей. Это, в общем, сказал эксперт. Потом получилось вставить несколько слов телевизионному корреспонденту, который был на месте теракта и который видел обломки фюзеляжа, останки людей (добавим сюда, что и черные ящики были найдены и расшифрованы). Его перебил известный французский писатель-разоблачитель, который объяснил, что, скорее всего, журналист видел известную фотографию, по которой нельзя понять, самолет это или не самолет. Там, объяснил француз, вертолеты в небе крутились, может, это их обломки. То есть человек говорит, что сам чуть ли не в руках держал обломки корпуса с деталями корпоративной раскраски авиакомпании (что, кстати, и на той пресловутой фотографии можно различить), а ему отвечают, что все это он видел на фото.
 
Ну и конечно, безуспешной оказалась попытка объяснить сомневающимся, почему так аккуратно сложились здания Международного центра торговли. Это много раз уже объясняли: и температура после взрыва образовалась достаточная, чтобы критично ослабить стальные конструкции, и одного или двух взрывов, которые якобы слышали спасшиеся из башен и пожарные, недостаточно для контролируемого взрыва. Да и рушились башни сверху (от места взрыва), а не снизу, как все объекты, которые целенаправленно сносили.
 
От себя добавлю, что, конечно, теракт выглядит абсолютно нереально. Я согласен: и башни сложились, как в кино, и мне как дилетанту тоже трудно поверить, что все трое пилотов-террористов не промахнулись. Одна штука — это все случилось на глазах миллионов людей. Это просто данность, и отталкиваться надо от нее. Это произошло, выводы комиссии абсолютно логичны, Усама бен Ладен взял вину на себя, он за несколько лет до трагедии готовил теракты против американцев и террористом номер один был назван до «9/11», а не после. Больше скажу: я был даже удивлен, что Штаты, в общем, адекватно отомстили. Афганистан, конечно же, замешан, Ирак и Иран тоже (история с не найденным в Ираке оружием массового уничтожения, из-за которого началась война, лично мне не до конца ясна, но я и не говорю, что вообще это было справедливо, — я говорю, что ответ был адекватным, ну или близким к тому; удар озверевшей сверхдержавы, между прочим).
 
Мне не понятно только одно: как предотвратить? Даже не понятно, за какую ниточку потянуть. Долго я ломал голову. Не нашел ответа и решил спросить Леонида Млечина. Не только потому, что он снял кино про одиннадцатое сентября, — мы работали в «Известиях», точнее, я застал время, когда Леонид руководил международным отделом газеты: он точно сможет направить меня по правильному пути.
 
Мы переписывались в Сети. Я спрашивал, Леонид отвечал.
 
Какая из конспирологических теорий «9/11» действительно ставит важные вопросы?
 
— В конспирологические теории не верю в принципе.
 
Могли ли спецслужбы США знать или догадываться о терактах?
 
— Спецслужбы всегда ожидают терактов. Но не знают, где они произойдут. Башни-близнецы уже пытались взорвать. Кто мог предположить повторение?..
 
В вашем фильме про «9/11» говорится, что в день теракта Америка была наиболее уязвима (военное руководство на учениях, начальники спецслужб заняты другими делами или вовсе не спешили на рабочее место). Это совпадение или террористы владели информацией и все рассчитали?
 
— Ничего террористы о начальниках спецслужб не знали. Да и отсутствие директора ЦРУ на рабочем месте, возможно, только на пользу службе… Американцы и по сей день говорят о фантастическом провале спецслужб, которые не смогли предотвратить трагедию 11 сентября. Как же Соединенные Штаты, располагающие таким огромным разведывательным аппаратом, позволили застать себя врасплох? Но если обратиться к истории, то выяснится, что никакая разведка не способна предупредить страну о надвигающейся на нее беде. В декабре 1941 года разведка точно так же не подозревала о готовящемся нападении японцев на базу американского флота в Перл-Харборе. Расследование терактов возглавил заместитель директора ФБР Том Пикард. Этим занялись четыре тысячи оперативников и три тысячи экспертов, аналитиков и сотрудников технических подразделений. Они выявили цепочку ошибок ЦРУ, ФБР, иммиграционной службы, которые позволили террористам захватить четыре самолета и погубить несколько тысяч человек. Выяснилось, что ЦРУ заранее передало ФБР данные о двух потенциальных террористах, которые, как удалось выяснить, намерены въехать на территорию Соединенных Штатов. На информацию разведки не обратили внимания. А это были Халид аль-Мидхейра и Салем аль-Хазми, которые, захватив самолет авиакомпании «Американ Эйрлайнс», направили его на Пентагон. Но списков таких много, и никакие спецслужбы не способны держать под колпаком всех подозреваемых…
 


С мая 2001 года Агентство национальной безопасности перехватывало информацию о том, что «Аль-Каида» готовит серию акций в Соединенных Штатах, серию взрывов. В июне государственные учреждения были предупреждены о возможности крупного теракта. Но все склонялись к тому, что это произойдет за пределами страны. Только на следующий день после терактов, двенадцатого сентября, у сотрудников Агентства национальной безопасности дошли руки до записи перехвата разговора по спутниковому телефону, который состоялся десятого сентября. За день до трагедии гигантские пылесосы Агентства национальной безопасности выхватили из потока словесного мусора в эфире две важные фразы, прозвучавшие в телефонном разговоре между находившимися в Афганистане боевиками из «Аль-Каиды». Одна фраза звучала так: «Матч начинается завтра», вторая — «Сегодня — час ноль». Хотя известно было, что эти пугающе важные слова сказаны человеком из окружения бен Ладена, их перевели на английский язык только 12 сентября, когда уже не было нужды в аналитиках, способных объяснить, что же означают эти две короткие фразы. Но если бы перевели вовремя, то что бы узнали?.. Вот в последние два десятилетия спецслужбы переживают ренессанс: во-первых, они получили огромные деньги на борьбу с террористами, во-вторых, подоспели поразительные технологические открытия. Сейчас спецслужбы значительно эффективнее противостоят террористам. Но тогда… В ЦРУ создали группу для сбора информации об Усаме бен Ладене. Включили в нее и несколько специальных агентов ФБР. Президент Билл Клинтон потребовал найти организатора терактов и заставить его ответить за столько смертей. Возникла идея похитить Усаму. Президент специальным распоряжением наделил ЦРУ правом применить силу для поимки бен Ладена. Чтобы определить, где и когда находится Усама, требовалась надежная агентура. Но ни среди афганских талибов, ни в окружении самого бен Ладена американская разведка не имела ни одного своего человека. Идея высадить в Афганистане десант и захватить бен Ладена была отвергнута. Нанесли ракетный удар по лагерю, где бен Ладен должен был присутствовать на некой встрече. Американцы отправили шестьдесят пять ракет. Убили два десятка боевиков. Бен Ладен остался жив.
 
Вы уверены, что именно Усама бен Ладен стоит за терактами?
 
— В авторстве Усамы бен Ладена нет ни малейших сомнений.
 
Ответ США на «9/11» — он адекватен? Может быть, недостаточный или, наоборот, чрезмерный?
 
— Военная операция в Афганистане позволила ликвидировать боевые возможности «Аль-Каиды» и в конце концов добраться до самого бен Ладена. Можно ли было его остановить? Для этого надо понять, как он пришел в террор.
 
Один из сыновей саудовского короля Абд-аль Азиза принц Бандар презрительно говорил, что юный Усама бен Ладен и стадо уток не сумел бы перевести через дорогу! В семье никто не верил в его будущность. Возможно, он так и остался бы клерком в отцовской строительной компании, если бы его не отправили помогать афганским моджахедам. Война в Афганистане полностью изменила его судьбу. 1979 год был определяющим для исламского мира. Он начался свержением шаха в Иране и приходом к власти аятоллы Хомейни, а закончился вводом советских войск в Афганистан. Появление советских солдат в мусульманской стране пробудило радикальный политический ислам и стало поводом для начала джихада, священной войны против неверных. Через год после возвращения из Афганистана Усама бен Ладен создал собственную группу, которую назвал «Аль-Каида». Весной 1998 года Усама призвал к джихаду против неверных. Каждый мусульманин гордится своей древней цивилизацией. Он помнит успехи исламского мира в искусстве и науках. Нынешнее западное превосходство только усиливает ощущение утерянного величия. Бен Ладен назвал убийство всех американцев — и военнослужащих, и гражданских — долгом каждого мусульманина.
 
На каком этапе легче всего было предотвратить теракт? Договориться с бен Ладеном, переманить на свою сторону? Или, если бы знали имена исполнителей, нейтрализовать этих людей заранее? А может, решить глобально — изменить в корне внешнюю политику США? Скажем, повлиять на подсчет голосов в двухтысячном году, чтобы к власти пришел Альберт Гор, а не Буш. Может быть, он смог бы уладить дела, разрядить обстановку?
 
— А за что их задерживать, тех девятнадцать? Двое только вызывали сомнение. Надо было следить за ними. У территориальных органов никогда сил на это не хватает. В реальности помешать могла только случайность. Ну и еще… Если бы сорок лет назад советские войска не вошли в Афганистан…
 
 
_____________________________________________

Случайность… Леонид, конечно, задачу усложнил. Это, получается, надо ввод советских войск в Афганистан отменить? Совсем нереальная задача. Мне нужно было что-то простое и совсем не геополитическое.
 
А может быть, и не совсем простое и все-таки более стратегическое, чем захват террористов непосредственно в аэропортах перед вылетом — стойку регистрации они ведь не минуют.
 

_____________________________________________

Я назначил встречу в том же «Хилтон Миллениуме», в ресторане с видом на башни-близнецы. Десятое декабря двухтысячного, до теракта меньше года, до Рождества две недели.
 
Расчет был прост: ситуация такова, что команда Альберта Гора должна ухватиться за любую соломинку. Со дня на день состоится заседание Верховного суда, который с большой вероятностью остановит пересчет голосов во Флориде. И это значит, что Ал проиграет. А вот если не остановит, шансы на победу очень хорошие. Мне казалось, штаб Гора ждет какого-то знамения, чуда — и я это чудо готов был демократам подарить.

Донна Брэзайл, афроамериканка плотного телосложения с яркой стрижкой, увидела меня сразу, я подал знак, но и без знака она поняла, что ей нужен именно я. Она энергично устроилась за столом, заказала только кофе и сразу перешла к делу.
 
— Я даже не знаю, почему я здесь.
 
— Потому что в моем имейле вы обнаружили, что я хорошо знаком с ситуацией и, возможно, поэтому у меня есть что-то такое, что вас спасет.
 
— Нас не надо спасать, у нас все замечательно. Лучше не бывает. Мы уже почти отыграли все голоса, после следующего пересчета победа будет на нашей стороне.
 
— Безусловно, Донна, полностью с вами согласен. Одна деталь: следующего пересчета не будет. Двенадцатого декабря Верховный суд большинством в один голос остановит этот пересчет, и президентом станет Буш.
 
— Может быть, вы даже знаете, кто как проголосует? — Я видел, что в штабе прекрасно просчитали развитие событий. И еще я увидел, что ни Донна, руководитель штаба, ни Ал не знают, что можно сделать, чтобы в кратчайшие сроки изменить ситуацию. И я знал, в чем заключается трудность. Собственно, Донна сама назвала проблему.
 
— Предположим, знаю. Но я знаю больше, я знаю, чей голос будет решающим.
 
— И вы мне просто так скажете?
 
— Почти просто так. Исход голосования решит голос Сандры Дей О’Коннор.
 
Донна рассмеялась.
 
— Ну, это нам ничего не дает. Убедить Сандру не в наших силах. Она такая, упертая.
 
— Это как посмотреть. Во-первых, по моей оценке, она как раз самая договороспособная. Во-вторых, у меня есть достоверные сведения, что в частном разговоре госпожа О’Коннор сетовала, что, если президентом станет Гор, она не продержится в своем кресле даже четыре года. Поэтому она ставит на Буша.
 
— Предположим, вы правы. Что нам это дает? Она ведь права, Ал постарается избавиться от нее. Как же с ней договориться?
 
— Значит, сначала надо договориться с господином кандидатом в президенты. Есть, на мой взгляд, сильный ход, чтобы переманить Сандру. Ал должен предложить ей пост председателя Верховного суда. Она не сможет отказаться: первая женщина — главный судья Америки.
 
Донна откинулась на спинку кресла. Она молчала минуту.
 
— Предположим. А если она откажется? Если все это просочится в прессу? Если в конце концов они все равно проголосуют за остановку пересчета?
 
— А вам есть что терять? Ну сами посудите, как такой опытный и честолюбивый человек может отказаться от того, что его имя навсегда будет вписано в историю страны? С прессой вы уж как-нибудь разберетесь, Донна, это ваши коллеги. Ну и кому, как не вам, руководителю предвыборного штаба, знать, что, если вы заручитесь голосом Сандры, вы выиграете голосование. Ведь четыре голоса у вас уже есть. Я ведь прав?
 
— Чего хотите вы?
 
— Вот папка. Тут список из девятнадцати имен. С фотографиями, некоторыми подробностями о каждом, с описанием мест, где эти люди с большой вероятностью будут появляться в то или иное время. У нас есть информация, что идет подготовка к террористическим актам против США. Они произойдут в следующем году и будут носить ошеломляющий размах.
 
— Ну, такая информация каждый месяц появляется, вы-то при чем? Я навела справки, вы не из ЦРУ, не из АНБ. Я с вами разговариваю, а может, вы русский шпион? Что вам за дело до терактов?
 
— Ну хорошо, я русский шпион — и что? Я даю вам такую информацию, которая приведет к победе вашего начальника. Какая вам разница, шпион — не шпион? Давайте так: я представляю компанию, которая застраховала WTC. И по нашей информации, одной из целей атаки станут башни-близнецы. Мы не хотим нести миллиардные убытки. Моя служба работает очень хорошо, мной довольны. Поймать террористов сами мы не в состоянии, а с помощью нового президента, который, надеюсь, будет нам обязан, мы свою задачу выполним.
 
— Цинично.
 
— Но вы же просили честно. Получите. Сделка, считаю, отличная. Если вы сделаете все, как я вам предложил, и все получится — вы знаете, что с этим списком делать. Если Гор не выиграет — значит, нет никакой сделки. Просто и честно.
 
— Хорошо, это все надо обдумать… Хотя думать некогда. Может быть, в ваших словах есть доля смысла. Я заберу досье?
 
— Разумеется. Рад был познакомиться, за кофе я заплачу.
 
— Ну вот еще, вы из Техаса, что ли? Я оставила десятку, знаю, тут кофе дорогой, хотя, между нами, так себе кофе. Прощайте.


_____________________________________________
 
— Сэр, какой канал вам оставить?
 
Официант с пультом довольно фамильярно облокотился на столик.
 
— Пусть будет NBC, спасибо.
 
Яичница остыла, кофе и через девять месяцев не стал лучше. Зачем мне NBC, я и так прекрасно вижу объект и, если что, точно не пропущу момент: должно о-го-го как тряхнуть.

Я посмотрел на часы: восемь сорок девять. Тишина. Такая тишина, что слышен каждый сигнал автомобиля, каждый голос члена бригады коммунальщиков, которые колдовали над канализационным люком внизу, у входа в «Хилтон». Я перевел взгляд на экран. Интервью с автором биографии Хьюза. Сейчас они уходят на рекламу — тогда сразу после рекламы пошла картинка с горящей северной башней.
 
Рекламный блок тянулся невероятно долго. Хотя и так все было ясно, но мне нужно было неопровержимое подтверждение. Реклама закончилась, а эта смешная, но такая важная для меня беседа с манерным писателем продолжилась. Это значит, прекрасный осенний день спасен.  


Колонка Николая Фохта опубликована в журнале "Русский пионер" №93Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
93 «Русский пионер» №93
(Октябрь ‘2019 — Ноябрь 2019)
Тема: дым
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям