Классный журнал

Майк Гелприн Майк
Гелприн

Ант и Барбоска

22 сентября 2019 10:53
Рассказ Майка Гелприна


1. Ант
 
Автобус стоит, упершись в тупик, единственный проезжий переулок блокирован. Между автобусом и кордоном полторы сотни метров, они пустынны и простреливаются с обеих сторон.
 
— Переговоры зашли в тупик, — говорит Геше индивид в форме и с тремя звездами на погонах. — Да и какие могут быть переговоры с этой дрянью. Время только теряем. Первого заложника, — индивид бросает взгляд на часы, — они пристрелят через двадцать минут.
 
— Хорошо. — Геша кивает. Он не спешит. Нас сюда доставили на вертолете, и двадцать минут в запасе — время вполне достаточное.
 
Я в ожидании команды жмусь к Гешиной ноге. Переминаюсь, позевываю, разве что не ищусь и не задираю у столба лапу. Впрочем, и то и другое проделать мне ничего не стоит: поведенческий блок отлажен прекрасно и обеспечивает полное сходство с беспородным псом. Внешнее сходство, разумеется.
 
— Готов, Ант? — спрашивает Геша.
 
Вопрос традиционный, хотя без него вполне можно и обойтись. Смысловой нагрузки он не несет. Во-первых, потому, что ответить я могу разве что тявканьем, а во-вторых, потому, что я подключен и, значит, готов по умолчанию.
 
— Пошел! — коротко командует Геша.
 
Я отрываюсь от его щиколотки и не спеша пылю в подворотню, она как раз на полпути между автобусом и кордоном. Вываливаюсь в переулок. Опустив морду, лениво его пересекаю. Обнюхиваю лежалую паклю у обшарпанной бетонной стены, за ней обрывок заляпанного грязью полиэтилена. Обнюхивание нефункционально: запахов я не обоняю, я лишь даю людям в автобусе ко мне привыкнуть. Собака и собака. Судя по неухоженному виду — бездомная, по походке — дряхлая, ищет, чего бы пожрать, как ей, собаке, и свойственно.
 
Сажусь на задницу и усиленно ищусь — ну да, ко всему и шелудивая, что ж поделаешь. Поднимаюсь, зеваю во всю пасть и вразвалку ковыляю вдоль стены.
 
— Внимание, операция «плохие парни», — пронзает меня сигналом командный блок. — Обратный отсчет пошел. Десять, девять, восемь, семь…
 
Это Геша. Операцию «плохие парни» инициирует он. Мой хозяин, он же оператор, он же аналитик отдела «Разряд» при особой антитеррористической бригаде «Альфа». Антом меня назвал он и объяснил, что имя означает «антитеррор». Так и сказал — имя, а не собачья кличка.
 
— Шесть, пять, четыре, три…
 
Блок идентификации подключен. Аналитический блок запитан. Инфракрасное видение задействовано. Боевой блок запитан.
 
— Два, один, старт.
 
Идентифицировано шесть целей. Определение дальности до целей. Определение дальности завершено. Определение возможности поражения. Четыре из шести. Отмена.
Продолжаю движение. Четыре плохих парня могут быть нейт-рализованы без риска для жизней заложников. Еще два — не могут. Лениво тащусь вдоль стены. Смещаюсь влево.
Определение дальности завершено. Определение возможности поражения. Три из шести. Отмена.
 
Еще влево. Обнюхиваю кучку застарелого собачьего дерьма. Зеваю.
 
Определение возможности поражения. Шесть из шести. Совмещение траекторий с целями. Исполнение.
 
Я знаю, как это выглядит, — видел, когда Геша прокручивал рапид. Мои глаза вспыхивают огнем. Три мгновенных вспышки в левом, столько же в правом. Точечные лазерные лучи пробивают борта автобуса. Со звоном разлетаются стекла.
 
Идентификация целей. Количество активных целей — ноль. Блок идентификации отключен. Аналитический блок обесточен. Инфракрасное видение отключено. Боевой блок обесточен.
 
 
2. Барбоска
 
По вечерам Витька ходит в музыкальную школу. Занятия начинаются в семь, заканчиваются в девять. От школы до дома полчаса, если быстрым шагом. Раньше Витьку водил отец, потом его перевели во вторую смену, и тогда купили меня. По дешевке. Что такое вторая смена и дешевка, я не знаю — в информационном блоке оба понятия отсутствуют. Зато я знаю, что являюсь собакой породы «восточно-европейский овчар». Это я знаю совершенно точно, и мой поведенческий блок поз-воляет вести себя так, как вел бы этот овчар. Передвигаться, как он, гавкать, чесаться и обнюхивать привлекательные для собак предметы. Даже задирать заднюю лапу у столба.
 
— Посиди здесь, Барбосик, — говорит Витька и привязывает меня к забору, огораживающему музыкальную школу.
 
Я в ответ дважды тявкаю, укладываюсь в пыль рядом с этим забором и изображаю дрему. На мне кожаный ошейник и намордник, демонстрирующие любопытным, что я собака домашняя, а не какая-нибудь сама по себе. А когда возвращаемся из музыкальной школы и идем через парк, Витька намордник снимает. Из чего явствует, что я — собака не только домашняя, но и зубастая, а значит, потенциально опасная, и дела со мной лучше не иметь.
Сегодня в парке, как обычно, темно. Еще здесь сыро после прошедшего днем дождя и ветрено. Витька, зажав под мышкой футляр с музыкальным инструментом названием «скрипка», старательно огибает лужи. Я тащусь в двадцати метрах позади и не огибаю ничего: лужи мне не страшны, потому что корпус у меня из нержавеющего металла. Это объяснил Витькиному отцу очкастый и лохматый индивид, который продал ему меня по дешевке. Еще он объяснил, что меня зовут Барбоска и что у меня отличные поведенческий и информационный блоки. Про поведенческий индивид сказал правду, а насчет информационного явно исказил истину, поскольку в нем не хватает множества понятий.
 
— Эй, пацан, мля, — доносится до меня гнусавый голос. — Деньги есть?
 
Ускоряюсь и сокращаю расстояние между собой и Витькой до десяти метров.
 
— Из-звини, Гусь. Д-денег нет.
 
— Гонишь, падла.
 
Блок идентификации подключен. Сбой программы. В идентификации отказано. Отмена. Коррекция сбоя. Отказ корректирующего модуля. Отмена.
 
— П-правда нет, Гусь.
 
Аналитический блок запитан. Сбой программы. В анализе ситуации отказано. Отмена. Коррекция сбоя. Отказ корректирующего модуля. Отмена.
 
— Щас, мля, проверим, — гнусавит неидентифицированный объект по имени Гусь.
Выдвигаюсь вперед, приседаю на задние лапы, оскаливаюсь.
 
— Это чего? — Гусь шарахается в сторону.
 
Трижды гавкаю. Сопровождаю гавканье рычанием.
 
— Это моя собака, Гусь. — Витька перестает заикаться. — Барбос.
 
— Э-э, мля, — гнусавит Гусь. Расстояние между ним и Витькой увеличивается. — Откуда у тебя собака?
 
— Отец подарил. На день рождения.
 
— Предупреждать надо. Отец, мля. Ладно, я потопал.
 
Гусь удаляется.
 
Блок идентификации отключен. Аналитический блок обесточен.
 

 
3. Ант
 
Дом стоит на отшибе, к нему через сад ведет подъездная дорожка, за домом чахлый перелесок, потом поле. С пригородной платформы, укрываясь за билетными кассами, за домом наблюдают в бинокли люди в пятнистой форме.
 
— Их там трое, — оторвавшись от окуляров, говорит пожилой усатый индивид Геше. — Все под вышаком, терять нечего. У них и раньше крыши подтекали, а сейчас совсем чердаки от дури снесло. Согнали человек двадцать, баб и детишек, держат уже больше суток. Такие дела.
 
Геша кивает — дела для него привычные. Для меня тоже, хотя я и не знаю, что означает, когда у объектов подтекают крыши и сносит чердаки. Запрос в информационный блок возвращает отказ — оба понятия относятся к жилым сооружениям и к людям неприменимы. Геша говорил, что необходима приставка с библиотекой идиом и метафор, но для ее приобретения не хватает каких-то дотаций или, наоборот, хватает, но нам их не дают. Еще Геша говорил, что от этого страдает дело. Не знаю, как дело, не будучи живым, может страдать, но Геше я верю безоговорочно.
 
— Готов, Ант? — спрашивает он и, не дождавшись ответа, бросает коротко: — Пошел!
 
Я спрыгиваю с платформы в кусты, укрываясь за ними, передвигаюсь перпендикулярно путям. В ста метрах от дома останавливаюсь, затем медленно, опустив морду к земле и поджав хвост, покидаю укрытие. Вновь останавливаюсь, ложусь на брюхо и принимаюсь вычесывать блох. Покончив с этим, встаю, неторопливо тащусь дальше.
 
— Внимание, операция «плохие парни», — выдает командный блок. — Обратный отсчет пошел. Десять, девять, восемь…
 
После операции Геша приводит меня к себе. Тем самым он нарушает инструкцию — вплоть до следующей операции меня положено опечатывать и сдавать на консервацию. Геша, впрочем, говорит, что класть хотел на инструкции.
 
Запрос в информационный блок: «класть на инструкции». Отказ: понятие не несет смысловой нагрузки.
 
Порядок в Гешиной квартире отсутствует, я передвигаюсь по ней с осторожностью, опасаясь прийти в соприкосновение с хрупкими и бьющимися предметами и тем самым привес-ти их в негодность. Гешу, впрочем, беспорядок не смущает. Он усаживается за массивный, крытый полосатой клеенкой дубовый стол, сдвигает в сторону тарелки с остатками пищи. Извлекает из портфеля бутылку с прозрачной жидкостью, хлеб, три головки репчатого лука и нарезанную кругами бледно-розовую колбасу.
 
Жидкостью из бутылки Геша наполняет две конические емкости, луковицы разрезает пополам, круг колбасы кладет на хлеб, другой протягивает мне. Одну из конических емкостей ставит передо мной на пол.
 
Я не нуждаюсь в пище. В питье тоже. Однако проглотить не очень крупный предмет и влить в себя некоторое количество жидкости способен.
 
Однажды Геша объяснил, что не потребляет крепкие напитки в одиночку, ему для этого непременно нужна компания, и моя его вполне устраивает. И еще он сказал, что считает меня своим другом.
 
Запрос в информационный блок: «друзья». Ответ: люди, связанные отношениями взаимной симпатии, уважения, доверия, искренности, имеющие общие интересы и увлечения.
 
Определение мне подходит, за исключением одного пункта, главного. В нем говорится «люди», а я — не человек.
 
— Кем ты себя считаешь, Ант? — Геша опрокидывает в рот содержимое стеклянной конической емкости.
 
Вопрос неясен: я не умею считать себя. Считать я привык цели, и то это проделываю не я, а одна из заложенных в меня программ.
 
Поэтому я не отвечаю, а в ожидании уточнения смотрю Геше в лицо. Оно у него круглое, с высоким морщинистым лбом, вислым носом и скошенным назад подбородком. Редкая поросль седых волос обрамляет обширную лысину. Геше сорок семь лет, он живет один, потому что жена и дети погибли от рук террористов. Подробностями Геша не делится даже со мной.
 
— Ты думаешь о себе как о собаке? — уточняет вопрос Геша. — Как о боевом роботе? Или, может быть… — он делает паузу, — как о человеке?
 
Аналитический блок запитан. Запрос: определить собственную сущность. Ответ: электронно-механическое устройство, предназначенное для боевых действий в особо опасных условиях. Аналитический блок обесточен.
 
Итак, я устройство. Гавкаю четыре раза. Это означает, что ответ на каждый из трех поставленных вопросов — отрицательный.
 
— Значит, ни то, ни другое, ни третье. — Геша вновь наполняет коническую емкость жидкостью. — Тогда скажи мне, дружище, что ты ощущаешь, когда… Когда ты… Во время исполнения.
 
Я молчу. Вопрос, как и предыдущий, требует уточнения.
 
— Ничего не ощущаешь? — уточняет Геша. — Радость? Осознание выполненного долга? Гнев? Или, может быть, ненависть?
 
Аналитический блок запитан. Запрос: определить реакцию на исполнение. Ответ: определить невозможно.
 
Не знаю, какой блок заставляет меня гавкнуть три раза.
 
— Осознание выполненного долга, — медленно произносит Геша. — Я, собственно, так и думал.
 
Аналитический блок обесточен.
 
 
4. Барбоска
 
Позавчера Витьке исполнилось шестнадцать. А за два дня до этого он отказался меня утилизировать.
 
— Ты уже взрослый, сынок, — сказал тогда Витькин отец. — Время игрушек прошло. А Барбос хотя и большая, но все-таки игрушка.
 
Я лежал в прихожей на собачьем коврике и слышал эти слова. Нет, я не подслушивал — встроенный в меня акустический ресивер достаточно чувствителен для того, чтобы распознавать звуки, изданные в отделенном стеной помещении.
 
— Барбос не игрушка, папа, — сказал Витька. — Он мне друг.
 
— Ты просто привык к нему, как привыкают к старым вещам, сынок. Но от старых вещей следует избавляться. По многим причинам. Когда подрастешь, ты поймешь это. Барбос — всего лишь робот, примитивный, давным-давно устаревший, практически нефункциональный. Был бы он настоящей собакой, дело одно. А так — он только вещь, похожая на живую собаку так же, как заводные куклы похожи на людей. И потом, мы поговорили с мамой, сынок. Думал сделать тебе на день рождения сюрприз. Но раз уж зашла речь… Ты всегда хотел собаку. Раньше мы не могли, ты знаешь. Но сейчас решили: на шестнадцатилетие ты ее получишь. Не очень большую, недорогую собаку. А Барбоса придется утилизировать, я отвезу его на городскую свалку — туда же, откуда взял.
 
— Как на свалку?! — отчаянно закричал Витька.
 
Я бы тоже, наверное, закричал, если б умел. Не оттого, что испугался утилизации. А потому, что только теперь узнал, откуда я взялся.
 
— Я купил Барбоса на свалке, сынок, — сказал Витькин отец. — Задешево, у нас с мамой тогда было очень туго с деньгами. Прежний хозяин, видать, отказался от него. Так что фактически мы просто вернем Барбоса домой.
 
— Барбос останется здесь, — сказал Витька твердо. — Он не вещь. И — не надо мне никакой другой собаки.
 
 
5. Ант
 
Площадь перед зданием банка усеяна осколками от витрин. Тело мужчины — ничком, в пяти шагах от него — женщины, навзничь, руки раскинуты. Перевернутая детская коляска, завалившийся набок велосипед, больше на площади ничего нет, если не считать замаравших ее багровых пятен.
 
— Шансы крайне малы, — говорит Геша грузному седому индивиду в штатском. — Информацию долго удавалось хранить в секрете, но шила в мешке не утаишь. Там, в банке, не новички. Они почти наверняка знают, что может значить появившийся в контролируемой ими зоне бездомный пес.
 
— Малые шансы, говорите? — цедит штатский. — А у моих ребят, выходит, большие? Знаете, сколько из них не добегут? Я уже не говорю о заложниках, там, внутри, их больше дюжины.
 
— Шансов почти нет. — Геша смотрит на штатского в упор. — Анта уничтожат сразу, стоит ему появиться в пределах видимости. Я неоднократно подавал рапорты с просьбой отменить всяческие операции с использованием текущей модели вплоть до внедрения новой.
 
— Вы полагаете, эти гады будут ждать, пока у вас внедрят новую модель? — спрашивает штатский насмешливо. — Довольно разговоров. — Он твердеет лицом. — Готовьте вашего пса. Это приказ. Выполняйте!
 
Геша отводит меня в сторону. Внезапно он становится на колени и тыкается носом мне в морду.
 
— Надо идти, дружище, другого выхода нет, — говорит он. — Обратный отсчет я отменяю. Маскировочные действия отменяю. Тебе придется действовать сразу, Ант, без подготовки, на скорости, тогда появятся шансы.
 
Геша встает на ноги. С полминуты мы молчим.
 
— Ты прости меня, дружище, — наконец говорит он. — Готов? Операция «плохие парни». Пошел!
 
Я отталкиваюсь задними лапами от асфальта, стартую и, увеличивая скорость, несусь по переулку туда, где он выходит на площадь.
 
Блок идентификации подключен. Аналитический блок запитан. Инфракрасное видение задействовано. Боевой блок запитан.
 
Вымахиваю на площадь, мчусь по ней прыжками, пересекая по диагонали.
 
Идентифицировано четыре цели. Определение дальности до целей. Определение дальности завершено. Определение возможности поражения. Две из четырех. Отмена. Определение дальности до целей. Определение дальности завершено. Определение возможности поражения. Три из четырех. Отме…
Автоматная очередь, за ней другая. Пули перечеркивают меня сверху вниз, опрокидывают на землю, я качусь по вит-ринным осколкам.
Определение дальности до целей. Сбой программы. В определении дальности отказано. Коррекция сбоя. Отказ корректирующего модуля. Отмена. Определение дальности до целей. Сбой про…
Взрыв гранаты подбрасывает меня в воздух и швыряет плашмя на асфальт.
Отказ блока идентификации. Отказ командного блока. Отказ аналитического блока. Отказ… Отказ… Осознание выполненного долга. Осознание выполненного долга. Осознание…
Не знаю, Геша ли включает аварийную цепь дистанционно или ее задействует то, что осталось от меня и во мне.
Аварийная цепь инициирована. Командный блок отключен. Блок идентификации отключен. Аналитический блок обесточен. Боевой блок запитан напрямую. Совмещение траекторий с целями. Осознание выполненного долга. Совмещение траекторий с целями. Осознание выполненного долга. Совмещение траекторий завершено. Осознание выполненного долга. Исполнение. Осо…
 


6. Барбоска
 
Сегодня Витька купил букетик фиалок и подарил его индивиду женского пола по имени Марьяна. У Марьяны длинные рыжие волосы, очки в тонкой оправе и россыпь пигментных пятен на лице, называемых веснушками.
 
— Барбоска, иди сюда, — зовет Марьяна. Она осматривает меня, неуверенно проводит рукой по холке. — Совсем как настоящий, — говорит она Витьке.
 
— Он и есть настоящий. Лучше, чем настоящий. Понимаешь, я с детства хотел собаку. А потом родители купили Барбоса. Он… он больше, чем собака. Не знаю, как объяснить.
Марьяна говорит, что не надо объяснять, и так, мол, понятно. Мне ничего не понятно, но я не подаю вида. Витька провожает Марьяну домой, они неспешно бредут по узкому извилистому переулку, я, отставая на сотню метров, тащусь следом. Круглолицый индивид с высоким морщинистым лбом, вислым носом и скошенным назад подбородком движется нам навстречу. Он минует Витьку с Марьяной, оборачивается и смотрит им вслед. Затем быстрым шагом направляется ко мне. Поравнявшись со мной, опускается на корточки.
 
— Ант, — говорит круглолицый индивид. — Ты узнаешь меня, Ант?
 
Блок идентификации подключен. Сбой программы. В идентификации отказано. Отмена. Коррекция сбоя. Отказ корректирующего модуля. Отмена.
 
— Не узнаешь, — констатирует круглолицый и поднимается на ноги. — Что ж, я так и думал. Глупо надеяться, что у таких, как ты, бывают дежавю.
 
Запрос в информационный блок: «дежавю». Отказ: смысл понятия несовместим с функциональностью.
 
— Простите, вы что-то хотели спросить? — Витька, держа Марь-яну за руку, приближается к круглолицему.
 
— Ничего. Хотя… Ваш пес?
 
— Мой. Его зовут Барбоска.
 
— Понятно. — Круглолицый снимает берет, прячет в карман. У него обширная лысина с редкой порослью обрамляющих ее седых волос. — Когда-то его звали по-другому.
 
— С чего вы взяли? — возмущается Витька. — И что значит «когда-то»?
 
— Неважно. Или, наоборот, важно. Не знаю. Меня зовут Геннадий Павлович. Когда-то ваш пес принадлежал мне. Я звал его Антом. Впрочем, возможно, это другой пес и те барыги со свалки мне попросту соврали. А скорее всего, не соврали, но у него полная потеря прежней индивидуальности. Извините.
 
Геннадий Павлович разворачивается к нам спиной и, пошатываясь, бредет прочь.
 
— Он здорово пьян, — говорит Витька. — Забавный дядька.
 
 
7. Ант
 
Я лежу на брюхе на ровной металлической поверхности. Задних лап я не чувствую, передние зафиксированы дуго-образными металлическими зажимами.
 
— Надо же, весьма непростое устройство, — доносится до меня скрипучий голос. Говорящего я не вижу, передо мной лишь циферблаты приборов с колеблющимися стрелками. — Похоже на модель с узкой специализацией. Ого, тут еще аналоговый преобразователь. А это что такое? Хмм… Должен сказать, машинка вполне современная. Эко его разворотило, однако. Нижняя часть корпуса деформирована, по всей видимости, необратимо. Верхняя в относительном порядке. Так, это что еще? Интересно, интересно, надо же, какая неординарная схема. Довольно сложная, надо сказать, к тому же…
 
— Короче! — прерывает другой голос, отрывистый и резкий. — Выводы?
 
— Нижнюю половину корпуса необходимо отделить. Верхнюю, возможно, удастся совместить со стандартной моделью. Лишние цепи закоротить, основные блоки оставить, прочие ликвидировать. Или попросту заглушить на входах. Память, разумеется, стереть. Возможно, в результате это устройство удастся реализовать. Не задорого, конечно. Что скажете?
 
— Сколько времени это займет?
 
— Часа за два, за три управимся.
 
— Приступайте.
 
 
8. Барбоска
 
Геннадий Павлович. Забавный дядька. Когда-то ваш пес принадлежал мне. Звали Антом. Потеря индивидуальности. Дежавю у таких, как ты. Геннадий Павлович. Дядька. Принадлежал мне. Звали Антом. Потеря индивидуальности. Дежавю. Антом. Потеря…
У меня проблемы с памятью. Одни и те же слова настойчиво всплывают из нее, вытесняя прочие. Наряду с ними всплывает и еще одно слово, до сих пор незнакомое: «Геша».
 
Запрос в информационный блок: «Геша». Ответ: уменьшительное от имени Геннадий.
 
Запрос в блок идентификации. Идентифицировать «Геша» и «Геннадий Павлович». Сбой программы. В идентификации отказано. Отмена. Коррекция сбоя. Отказ корректирующего модуля. Отмена.
 
В парке темно и ветрено. Витька с Марьяной, взявшись за руки, идут по узкой, обсаженной кустами аллее. Их тени меняются в размерах в тусклом свете редких фонарей. Я тащусь сзади на расстоянии сотни метров.
 
— Гля, какая телка. Рыжая, — доносится до меня гнусавый голос. — Рыжая-бесстыжая. А ну, поди сюда, рыжая. Чего, мля? Чего ты сказала?
 
Ускоряюсь и сокращаю расстояние между собой и Витькой с Марьяной до двадцати метров.
 
— Отстань от нее, Гусь! — кричит Витька.
 
Блок идентификации подключен. Сбой программы. В идентификации отказано. Отмена. Коррекция сбоя. Отказ корректирующего модуля. Отмена.
 
— Пшел отсюда, дохляк. Телку мы забираем.
 
Сокращаю расстояние до десяти метров. Насчитываю шесть теней. Голос принадлежит обладателю самой длинной.
 
Аналитический блок запитан. Сбой программы. В анализе ситуации отказано. Отмена. Коррекция сбоя. Отказ корректирующего модуля. Отмена.
 
Тени мечутся в свете ближайшего фонаря. До меня доносятся звуки ударов, сдавленный крик. Снова звуки ударов.
 
— Гля, какие сиськи.
 
— Барбос! — отчаянно кричит Витька. — Барбо-о-о-ос!
 
— Атас! Тут собака.
 
— Какая, мля, собака, — гнусавит Гусь. — Это железная кукла, старая ржавая рухлядь. Вломить ей раза по жбану, и все.
 
— Телку держи!
 
В идентификации отказано. В анализе ситуации отказано. Отказ корректирующего модуля. Отказ… Отказ… Отказ…
 
Геша. Забавный дядька Геннадий Павлович. Геша…
 
Всплывающие из памяти знакомые слова внезапно сменяются новыми.
 
Крепкие напитки в одиночку. Прости меня, дружище. Операция «плохие парни». Осознание выполненного долга. Напитки в одиночку. Дружище. Плохие парни. Выполненного долга. Готов, Ант?
 
 
9. Ант
 
Пошел!
 
Геша. Осознание выполненного долга. Геша. Выполненного долга. Геша. Долга… Долга… Долга…
 
Аварийная цепь инициирована. Блок идентификации отключен. Командный блок отключен. Аналитический блок обесточен. Боевой блок запитан напрямую. Совмещение траекторий с целями.
 
Осознание выполненного долга.
 
Совмещение траекторий с целями.
 
Осознание выполненного долга.
 
Совмещение траекторий завершено.
 
Осознание выполненного долга.
 
Исполнение.
 
Мои глаза вспыхивают огнем.   
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал