Классный журнал

21 сентября 2019 08:50
Обозреватель «РП» Александр Рохлин по редакционному заданию отправляется в населенный пункт, который, вне всяких сомнений, может считаться законодателем городской чистоты. Потому что именно там производят лучшие механические устройства для борьбы за чистоту наших улиц. И сегодня, только для читателей «РП», на производстве день открытых дверей. Заходите, смотрите, наблюдайте!


В человеке все должно быть прекрасно.
 
И в каждом городе тоже все должно быть прекрасно.
 
«И лицо, и одежда, и душа, и мысли…» — Чехов начал с лица, с внешности. Лицо же города — его улицы, переулки, тротуары и ливневые колодцы. Чтобы коммунальному хозяйству быть прекрасным, ему следует чаще… мыться. Когда внешность вычищена, то и мысли подтянутся на соответствующий уровень. И душа города спасибо скажет градоначальнику (а в Калуге он  зовется «городской голова») за то, что тот Чехова читает и его заветы чтит.
 
Кто бы, вы думали, у нас в стране законодатель городской чистоты? Не угадали. Не Москва. Не Питер. А значительно более скромный населенный пункт. Впрочем, скромность — деталь лишняя. В этом городе единственный в стране акведук имеется — каменный мост, по которому вода не течет, но построен он по точному образцу древнеримских акведуков. Чего стесняться, это — Калуга. Здесь все прекрасно. И лицо, и одежда, и душа, и мысли. Оспорить не пытайтесь. Спросите лучше: здесь самые чистые улицы в стране? Я так скажу. Они должны быть самыми чистыми.
 
— Поскольку в окрестностях его расположен завод…
 
— И?
 
— А на заводе том производят лучшие механические устройства для борьбы за городскую чистоту.
 
— И?
 
— А устройства эти сами по себе просто праздник какой-то, бразильский карнавал по степени эстетического воздействия на публику.
 
— И??
 
А публика приезжает сюда не только для того, чтобы устройства эти закупить для коммунальных нужд, но и чтобы попутно излечиться от всесезонной депрессии.


 


Калуга — один из главных отечественных центров борьбы с плохим настроением. И завод коммунальных машин к этому причастен.
 
Однако по порядку.
 
Как только вас пускают за заводской шлагбаум, начинаются охи, ахи, удивленные посвисты и глаза взлетают на лоб. Потому что такого количества яркого, ультрарадостного цвета больше нет нигде. Все площадки, открытые и закрытые, пылают оранжевым огнем. Почти все машинки, все узлы, агрегаты, навесное оборудование и прочее комплектующее хозяйство выкрашены в этот прекрасный, детский, непобедимо радостный цвет.
 
Чтобы еще понятнее было… Представьте, что вы попадаете на всемирный съезд рыжих женщин. И они вам улыбаются всеми веснушками и оттенками. С ума можно сойти от оранжевого счастья. Здесь же только одно отличие — рыжие машинки молчат. Но так же улыбаются всеми радиаторными решетками в ряд. Нужен голос, который все бы о них и за них рассказал. И этот голос немедленно появляется. Зовут его… Дмитрий Викторович Корабельников. Главный технолог завода. (Мне бы, конечно, хотелось, для полноты репортерского счастья, чтобы и главным технологом, читай — душой завода, была какая-нибудь рыже-веснушчатая инженерша, но…) Дмитрий Викторович очень хорош собой. В противовес оранжевому автомобильному парку он хорош своей цветовой умеренностью. На нем строгий летний пиджак… И деловой уверенностью. Он знает про коммунальные машинки все. И мы начинаем обход вверенного ему хозяйства. А я по пути смекаю… Парню 32 года, а он уже главный технолог завода — лидера промышленности. Каково?! В его годы я еще «бычки» собирал на Ярославском вокзале для заметки в репортерскую газетку… Но вида завистливого не подаю. Просвещаюсь на коммунальный лад.


 


Три сезона знает городское коммунальное хозяйство. Зима. Лето. И комбинация первых двух. Летом лицо города надо ежедневно мыть и скрести щеточками с увлажняющими средствами. Чтобы лицо это сияло неповторимой калужской красотой и молодостью. А зимой — плугами да отвалами очищать замерзшее лицо от снега, льда и грязи. Да еще присыпать песочно-солевой пуд-рой, чтобы улицы были проезжими и прохожими. А дальше, как водится, вариации. После зимы на улицах города остаются сотни тонн грязи — а куда ей деваться? И приходится эту грязь из забившихся ливневок выковыривать, город в порядок приводить и марафет держать в строгой форме опять до зимы. Работа эта почетная, но грязная, пыльная, серая и черная. И оранжевый цвет вступает в смертельное единоборство с серым. Вой-на цветов не знает компромиссов. Оранжевый проигрывает. Коммунальные машинки быстро «сереют» под налетом уличной грязи, но саму эту грязь с улиц ликвидируют. Начисто.
 
— Вы часто замечаете работу коммунальных машин? — интересуется главный технолог Корабельников.
 
— Отнюдь! — честно признаюсь я.
 
— Это и говорит об их самоотверженности, — замечает Корабельников. — Например, когда вы приходите в гости, то порядок воспринимается как само собой разумеющее-ся. Но если в доме грязно, немытая посуда или неубранная постель, это сразу бросается в глаза.
 
Верно подмечено. Но сейчас, на заводе, мы словно в бальном зале. Здесь машинки девственно прекрасны. Как невесты на выданье — все свежие, новенькие. Горят на солнце каждый никелированный винт, краник, форсунка, металлическая цепочка и разно-цветные кнопки. А запах! Свежая резина шлангов, чернь гидравлики, разомлевшее от жары железо плугов и отвалов.
 
Знакомимся ближе.
 
Мы подходим к «Унике». Так зовут одну из зимних машин. Очень способная красотка. На раме «КАМАЗа» — мобильный заводик по санации улиц.


 
— Точная система дозировки реагента, — объявляет Дмитрий Викторович. — Способна рассчитать и выдать до 5 грамм смеси на 1 квадратный метр. Полностью подстраивается под скорость автомобиля.
 
— Это как? — не понимаю я.
 
— Быстрее едем — больше сыплем, — спокойно объясняет Корабельников «для тех, кто в танке». — А еще учитывает национальные особенности…
 
— Может трансформироваться в ракетный комплекс?
 
— В этом нет необходимости. Но в работе проста, как Т-34. А в общую конструкцию мы внесли поправки: утолстили металлические стенки, убрали лишнюю электронику, упростили систему настройки. Машина способна выдержать любые издевательства. У нас же любят по бедности или жадности засыпать в емкость более грубую смесь — камни, непросеянный песок. Но «Уника» справится.
 
Главный технолог Корабельников излучает уверенность.
 
Требуется отметить и отдать должное. Вся эта прекрасная «мойдодырская» техника — плод сотрудничества швейцарских инженеров и российских конструкторов. Понятно, за триста лет нейтралитета швейцарцы довели свою страну и каждый город, улицу, площадь и шоссейку до стерильной чистоты. Швейцарский город вылизан с умопомрачительной тщательностью. Я — свидетель. Теперь они активно делятся опытом. А у нас к западным выдумкам со своим умом подходят и своей сообразительностью. Корабельников трудится в КБ, специально созданном, чтобы иностранные сказки нашей былью сделать.
 
Строго говоря, бледные копии не приветствуются. А вот собственные инновационные решения, разработанные с учетом российской действительности — особенностей климатических поясов регионов, городов и автомагистралей, — добро пожаловать.
Шасси — любые грузовые автомобили. А гидравлика, все металлоконструкции и электрическая сис-тема управления — отечественное, калужское производство.


 


Я словно попадаю на выставку технических достижений с высокохудожественным живописным уклоном. Или иду мимо строя оранжевых машин как генерал, принимающий парад. «Здравствуйте, товарищи!» А они, начищенные до блеска водяные насосы, распределители, поливальные рейки с форсунками, системы рукавов, распылочные пистолеты для мойки дорожных знаков, устройства для чистки тоннельных внутренностей и шумовых барьеров на дорогах, щетки для мойки тротуаров, плавающие щетки для эстакад, грейдерные отвалы и снежные роторы для взламывания льда, самосвалы, «пескачи» и «поливомойки» для улиц, провожают меня влюбленным взглядом и кричат: «Ура-а-а!»
 
Не мне, конечно, но Корабельникову…
 
А Дмитрий Викторович подводит меня к пылесосу. Это машина, которая вычищает любую грязь из любой уличной щели.
 
— У нее есть свое имя, — говорит Корабельников. — «Ситифант».
 
— Красиво… — соглашаюсь я.
 
— У «Ситифанта» свой автономный двигатель, чтобы не зависеть от машины, — продолжает главный технолог «Меркатора». И проводит вдоль всего пылесосного оборудования.
 
Особенно впечатляют величественная шахта пылесоса и задний всасывающий рукав.
 
— Сила знаете какая? Кирпич из мусорной урны высосет с легкостью… — хвалится Дмитрий Викторович.
 
Тут я решаюсь узнать:
— А почему на всех ваших машинах божья коровка нарисована? Для большей экологичности имиджа?
 
— Божья коровка — хищник, — вдруг говорит Корабельников. — Но этот хищник уничтожает клещей, пилильщиков, листоблошек и прочую тлю, вредную для сельхозкультур и человека. А когда ползет по стволу, она оставляет за собой влажную чистую дорожку. Точно так же и мы уничтожаем мусор и грязь с улиц, оставляя на дорогах чистый след.
 
Исчерпывающе! Откуда же он взялся, этот умный Корабельников? Оказывается — калужанин. Я интересуюсь детской мечтой главного технолога. Оказывается, и не было ее, ярко выраженной. До одиннадцатого класса выучился и во всех дисциплинах был одинаково хорош, даровит и надеждоподающ. Но… в том самом детстве отец каждый день (!) дарил маленькому Диме маленькую машинку. Их набралось два огромных сундука. А потом дедушка — инженер-энергетик — свое слово сказал, что надобно владельцу машинного сундука в инженеры идти. Будет прок. И не ошибся же. Дмитрий поступил в калужский филиал Мос-ковского государственного технического университета имени Баумана. На конструкторско-механический факультет. В дипломе писал о придуманной им автоматической подземной парковке для автомобилей. У нас в стране таких еще нет. В Японии есть. После же университета трудился на нескольких предприятиях, включая военный завод. Но как только в Калуге образовался завод коммунальных машин «Меркатор», пришел сюда на должность простого технолога. Вырос до главного. Машинки из сундука победили.
 
— А где они сейчас? — спрашиваю.
 
— Раздал…
 
Верно — будущим конструкторам и технологам. Кто-то же должен построить в стране сеть беспилотных пылесосов…
 
А меркаторовские «божьи коровки», преображенные и вооруженные Корабельниковым, так и будут «летать» по улицам наших городов и изо дня в день, в любую зимулетто поднимать, поднимать городскую культуру быта. 
 
Редакция выражает благодарность заводу «Меркатор Калуга» за помощь в подготовке сюжета.
 

Колонка Александра Рохлина опубликована в журнале "Русский пионер" №92Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
92 «Русский пионер» №92
(Сентябрь ‘2019 — Сентябрь 2019)
Тема: честь
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям