Классный журнал

Ольга Аничкова Ольга
Аничкова

Шептала ну имейте честь

20 сентября 2019 13:24
Актрисе есть что сказать про честь — хоть известной, хоть малоизвестной. Будет и художественное осмысление, через сыгранные роли. Будут и примеры из суровой актерской практики. Тем более когда известная и малоизвестная актриса в одном лице — Ольги Аничковой.
«Но не ходи на речку, на Черную речку…»
Группа «Серебряная свадьба»

 
Ее нельзя ни увидеть, ни потрогать. Нет также четких однозначных формулировок, которые были бы каждому понятны. Молоко, например, — это белая жидкость, которую добывают из коровы путем доения. Шарф, например, — это вязаная или тканевая полоска, которую надевают на шею от холода или для красоты. Любовь, например, — это чувство привязанности к кому-либо или чему-либо, с добавлением легких ноток восхищения и любования. Международные, понятные определения. В театральном деле мы часто пользуемся приемом «для пятилетнего ребенка», если нужно расшифровать и объяснить что-то сложное. Себе, актерам, зрителю — не важно. Если понятие, пьеса, ситуация подходят под разряд «это очень сложно», то мы говорим: «Объясни это, как объяснил бы пятилетнему малышу». И сразу все становится понятно. «Ромео и Джульетта»? Ну, смотри, малыш, это грустная сказка про то, что люди так сильно увлекаются враждой и соперничеством, что убивают друг друга. И еще пытаются иногда убить любовь. Но это невозможно. И это прекрасно. «Предлагаемые обстоятельства»? Ну, это когда ты включаешь фантазию и ставишь себя на место героя с учетом всего, что происходит у него в жизни, в мире вокруг него, того, что он носит, и того, что он ест. Примерно так. Что же касается понятия «честь»… Я не смогла бы объяснить его пятилетнему.
 
Количество формулировок и объяснений этого понятия зашкаливает. Тут и чувство собственного достоинства, и верность своему слову, и готовность принести в жертву даже жизнь, чтобы не запятнать эту самую честь… Не знаю. Наверное, это какая-то невидимая деталь, которая либо есть в базовой комплектации человека при рождении, либо нет. Как зеленый цвет глаз. Как шестой палец на ноге. Как несовершенный остеогенез, или болезнь «хрустального человека». И не могу с уверенностью сказать, что тем, кому в комплект ее положили, повезло. Вот сильно не уверена.
 
Ну конечно, все мы честные ребята! Всем нам хочется быть хорошими, соблюдающими свое слово, не допускающими оскорбления себя, своих любимых и своих близких, верными дружбе и много чему еще. Но можем ли мы представить, как пускаем себе пулю в висок из-за невозможности отдать долг? Как навсегда покидаем город из-за предательства любимого человека? Как прыгаем с моста, чтобы не позорить честь семьи? Я точно нет. А вы? Есть в этом красивом слове какая-то ненужная драма. То есть нужная, но только для обязательного к прочтению списка классической литературы. Почитать про такое, подумать о таком, стараться и стремиться быть таким? Да. Пулю в лоб из-за проигрыша в карты? Нет. Только не в мою смену.
 
Настоящих людей чести я, пожалуй, и не знаю. Знаю многих прекрасных, честных, принципиальных, упертых, идейных, но таких, для кого буквы ЧЕСТЬ дороже жизни, не знаю. И хорошо, наверное. Потому что она бескомпромиссна и жестока, потому что она про смерть ради общественного мнения, потому что она противоречит основным инстинктам самосохранения. И потому еще, что Пушкину, мне кажется, было очень больно. Он лежал в кровати, прощался с детьми, женой и ближайшими друзьями, читал письмо государя, старался не показывать, как больно ему было, и умирал. Спросить у него не получится, но мне кажется, ему было жаль умирать. Жаль было, что на деле все вышло не так красиво, как представлялось. Что уже ничего не поправить, не повернуть назад колесо времени и не отказаться ехать на Черную речку. Больно было, страшно и трудно. И кончилась жизнь. И кончился гений. Зато Честь была, несомненно, довольна.
 
Так, все, закончили с серьезом. Переходим на ужасы.
 
«Сказ о том, как одна артистка ценой собственной чести честь театра спасала».
 
Жила-была на свете одна актриса. Назовем ее К. Работала она в одном небольшом, но государственном театре, играла небольшие роли, получала небольшую зарплату — в общем, занималась искусством ради искусства. И вот однажды пришлось ей играть то ли соседку, то ли жену главного героя, что не очень важно для хода повествования. Роль, как мы помним, была небольшая. И выданы ей были перед спектаклем колготки. Да, так случается, что колготки артисткам покупает театр. На размер меньше положенного, но покупает же. И думать уже было некогда, до магазина за правильными за 15 минут до начала не добежишь… Решила наша артистка К., что как-нибудь протянет. Ходить там по сцене особо не полагалось, а высшего театрального образования для того, чтобы недолго постоять в неудобных колготках, должно было хватить. В партнеры же безвестной артистке достался ведущий актер театра. Всем был он хорош: и харизмой, и ростом, и умением нравиться публике. Одним был плох — памятью на текст. Ну и еще одним, пожалуй, был плох. Запоем. Но что не простишь человеку за талант. И вот доходит сцена до своего апогея, герою бы сказать свою реплику, и актрисе бы, ответивши, с миром тихонько неширокими шагами удалиться с площадки. Но героя замкнуло. Амнезия с алкоголем в тот вечер как сговорились. И пауза затянулась, и в зале уже покашливают, а может, даже и посмеиваются. И прикинула актриса, что важнее — ее безымянная репутация или репутация известного артиста, весь спектакль в целом и честь театра… И решила, что театр важнее. И двинулась потихоньку в сторону забывчивого коллеги. Мелкими шагами. Дошла, подсказала реплику, незаметно и профессионально, так же красиво ответила что положено и, довольная собой, уже собралась отползать. Но момент был безвозвратно упущен. Подлые колготки миновали фазу «сползают» и вошли в фазу «сейчас упадут». Не рассчитаны они были на дополнительный путь туда и обратно. И зажмурилась наша артистка К. и двинулась навстречу своему позору. Мелкими шагами. Шла, чувствуя, что колготки уже скатились до коленной чашечки, и помня, что юбка длиной чуть за колено. Шла и думала: «Наверное, так шла когда-то на костер Жанна Д’Арк. Которую хрен мне кто даст сыграть в этом театре. Впрочем, и в этой жизни, скорее всего». Увлеченная мыслями о надвигающемся позоре, своем героизме, который вряд ли кто оценит, и попытками двигаться медленно, но органично, артистка К. совсем забыла глядеть себе под ноги. Не дойдя до спасительной кулисы нескольких метров, она рухнула как подкошенная. Встать она даже не пыталась, решила лежать красиво до упора, раз уж карьера все равно закончена. Художник по свету начал медленно уводить ручки, сцена погрузилась в темноту, и, уползая наконец прочь, артистка К. услышала гром аплодисментов.
 
На следующее утро артистку вызвали в кабинет директора. «Забирать трудовую», — догадалась она. На деле же все оказалось куда интереснее: директор театра размахивал какой-то газетой, но не ругал, а хвалил. В газете красовалась статья известного театрального критика Недосуева, где была положительно отмечена игра актрисы второго плана К., ее «медленные, скупые, достоверные движения, а также замечательно придуманный и исполненный обморок в финале сцены…». Короче, артистку К. заметили. И стали давать роли побольше. Через год даже дали играть Жанну Д’Арк. А про колготки она решила никому не рассказывать. Честь честью, но надо же и голову на плечах иметь.
 
Давай по чести? Идем к барьеру.
Я выбираю, зарядишь ты.
Когда на взводе, то смел без меры.
Когда не очень — тогда в кусты.
 
Бери тяжелый. Свинцом и болью
Заряжен плотно мой револьвер.
Не холостыми. Не крупной солью.
В жестокой схватке — ты мой пример.
 
Ты и прицел мой. И цель для пули.
Без секундантов на этот раз.
От шпаг и копий передохнули?
Тогда к барьеру. Стрелять на глаз.
 
Стрелять наотмашь. Стрелять по душам.
Стрелять на совесть. Стрелять за честь.
Пока не поздно, скажу. Послушай,
Спасибо миру, что ты в нем есть.
 
Малоизвестная же актриса полагает, что весь вопрос в терминологии. А ее люди придумали. Поэтому не стоит относиться к ней слишком серьезно.
 
малоизвестная актриса
все честь по чести объяснит
когда наручники ей снимут
и разрешат один звонок
 
малоизвестная актриса
сказала ах какая честь
знакомой с вами быть коллега
из пальцев крестик за спиной
 
малоизвестная актриса
конечно слышала сто раз
что честь беречь надежно надо
так может это не свою
 
малоизвестная актриса
у режиссеров не в чести
не оттого что нет таланта
а оттого что гонор есть
 
малоизвестная актриса
не может до конца понять
есть выраженье честь по чести
а совесть в совесть что-то нет
 
малоизвестная актриса
когда уволена была
сказала гордо честь имею
и театр на хрен подожгла
 
малоизвестная актриса
шептала ну имейте честь
или хоть совесть как так можно
с премьеры выйдя от коллег
 
малоизвестная актриса
считает если человек
в театре сильно хочет выжить
то честь пожалуй атавизм
 
малоизвестная актриса
смеялась очень прочитав
продавши честь богат не будешь
тут надо знать кому и где
 
малоизвестная актриса
с утра покинув дом чужой
печально размышляла в лифте
что честь была невелика
 
малоизвестная актриса
на самом деле честь блюдёт
смешное слово после чести
при этом емкое весьма
 
малоизвестная актриса
достойный честный человек
а сплетни в коридорах театра
пойди попробуй доказать 
 

Колонка Ольги Аничковой опубликована в журнале "Русский пионер" №92Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
92 «Русский пионер» №92
(Сентябрь ‘2019 — Сентябрь 2019)
Тема: честь
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям