Классный журнал

Антон Чупков Антон
Чупков

Не просыхая

19 сентября 2019 11:00
Для пловца Антона Чупкова спортивная честь — не пустой звук. И дело не в том, что одно из главных правил человека чести — не писать в бассейн. Вернее, не только в этом. Есть люди, для которых и честь страны — не пустой звук. И их много.


Честь — понятие объемное. Честь страны, честь сборной… Для меня в этих словах нет пафоса. Я, как спортсмен, защищаю честь своей страны на международных стартах, и для меня в этом не заложено никакого ложного патриотизма. Я столько лет тренируюсь ради того, чтобы стоять на пьедестале и видеть, как поднимается российский флаг, слушать гимн, который вместе со мной слушает вся страна, — да, это честь для меня.
 
Что такое честь, лучше всего понимаешь на примерах. И мой тренер Александр Сергеевич Немтырев — это как раз такой пример. Я с ним с 11 лет, мы вместе половину моей жизни. В детстве мы всей группой часто собирались, разговаривали — и не только о спорте. Что бы у меня ни случилось, я могу прийти к нему с любым личным вопросом, и он всегда даст хороший совет. Я хочу думать, как тренер, рассуждать, как он, но мне пока только предстоит научиться этому в будущем. Он не раз мне говорил, что уже давно учит меня не плавать, а думать. Тренер никогда не лез в мою технику — я всегда плавал так, как мне дано. Я плаваю по-своему, он видит, что мне это подходит, а это самое главное. Мою технику мне подсказывает само тело, сама природа.
 
Перед финальным заплывом на 200 метров на чемпионате мира этого года я понимал, что, если покажу свое лучшее время, у меня будет мировой рекорд. В полуфинале мне не хватало до рекорда всего шестнадцати сотых секунды. Вопрос был в другом — что покажут в финале соперники? Поэтому о цифрах я не думал. Главная задача была победить, а кто победит, у того уже будет и рекорд, и золотая медаль, и все остальное.
В начале дистанции я всегда отпускаю соперников вперед. Мало кто так делает, потому что в этом есть большой риск. Но я плыву, как мне дано. Я, может, и хотел бы начать быстрее, но у меня просто не получается. Зато я делаю хороший финиш. Я даже не могу сказать, что это какая-то продуманная стратегия. Даже мой тренер однажды сказал: «Я не знаю, как он это делает, и, наверно, он и сам не знает». На последних 50 метрах я взрываюсь. После 150 метров мне кажется, что не «разверну» последний «полтинник», но я делаю поворот-выход, выныриваю, и тут для меня все только начинается: я понимаю, что силы можно не беречь, можно отдать все — и вот она, финишная прямая.
 
Другие спортсмены больше работают в начале дистанции, а потом видят, как их догоняет соперник, который им много проигрывал, а теперь на последних 50 метрах уходит вперед. Это, конечно, психологический удар. С соперниками я общаюсь за пределами бассейна: мы пишем друг другу в соцсетях, поздравляем с победами. Но в плане спорта нам нет смысла смотреть друг друга и что-то копировать. Я слушаю только своего тренера, который каждый год придумывает какие-то новые упражнения, развивает резервы, о которых мы знаем. Перед чемпионатом мира я нарабатывал функциональную готовность не только брассом, но и другими стилями. Я просто умирал на тренировках: нужно было проплыть дистанцию баттерфляем, а потом выдержать еще три других стиля. Но с брассом у меня, конечно, особые отношения. Брассистом надо родиться. Чтобы хорошо плавать брассом, нужны врожденные качества. Как природа наградила, так и плаваешь: 80 процентов техники брассиста определяют его природные данные.
 
Конечно, одни из самых ярких спортивных воспоминаний у меня связаны с Олимпийскими играми в Рио-де-Жанейро. Это была непростая Олимпиада для российской сборной: давление СМИ, мирового сообщества, вся эта шумиха с допингами. Я читал, я все это видел, но признаюсь честно: мне было пофиг. Я приехал показать свой лучший результат. Даже просто участие в Олимпийских играх — это мечта для любого спортсмена, не говоря уже о медали.
 
Я не знаю, как в других видах спорта, но отношения между пловцами нельзя назвать враждебными. Конечно, подлости случаются и в наших рядах. Лет десять назад один из старших ребят рассказывал, как после заплыва нашел у себя в кроссовках иголки. Кодекса чести среди пловцов, конечно, нет, но есть вещи, которые в бассейне запрещены: например, перед соревнованиями на разминке нельзя делать старт по центральным дорожкам — только по крайним. Иногда случаются травмы, когда в разминочном бассейне перед соревнованиями 40 человек плывут на одной дорожке. На голове друг у друга тяжело разминаться, но всем нужно подойти в нормальном состоянии к старту, поэтому нужно проявляться элементарную порядочность и стараться никого не задеть. Нас, брассистов, не любят из-за движения ногами: если кто-то будет плыть сзади, может получить пяткой в глаз или в плечо. Есть «грязные» брассисты, но я всегда стараюсь смотреть, плывет ли кто-то за мной. Обычно брассистов бьют сзади по ногам — эй, пропусти. Это нормально. И нельзя писать в бассейн — это, пожалуй, правило номер один для пловцов. Это, конечно, шутка: мы все равно никогда не узнаем, есть ли злостные нарушители этого правила.
 
Я не люблю плавать в море: я люблю купаться, но не плавать. Море для меня — это не плавание, а отдых. Плескаюсь, ныряю, как дяденьки и тетеньки, могу по-собачьи немного проплыть, но брассом — нет. Это как во время отпуска прийти на работу.
 
У меня есть несбыточная мечта — проводить больше времени со своей семьей. Но ближайший год будет только спорт. Главная задача — пройти отбор и выступить на Олимпиаде в Токио. А дальше посмотрим. Чем старше я становлюсь, тем больше у меня мыслей о своей семье. После Олимпиады и двух победных чемпионатов мира мне стали писать девушки, но не могу сказать, что меня это сильно радует. Если девушка сама пишет, сама назначает свидания — мне это неинтересно. Мужчина должен действовать первым, должен сам добиваться внимания девушки. Так что пока, как пишут в соцсетях, все сложно.
 
Я хочу стать хорошим отцом и участвовать в воспитании своих детей. Уже сейчас я понимаю, что семья будет для меня на первом месте. Этому я, наверно, научился у мамы. Когда умер папа, мне было всего пять лет, она воспитала меня одна. У нас много родственников, и мы все держимся вместе, поддерживаем друг друга. Я не знаю, как бы выступал на соревнованиях, если бы не поддержка родных. Оберегать свою семью — это тоже честь. Даже куда более ответственная, чем выступление на международных соревнованиях.  


Колонка Антона Чупкова опубликована в журнале "Русский пионер" №92Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
92 «Русский пионер» №92
(Сентябрь ‘2019 — Сентябрь 2019)
Тема: честь
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям