Классный журнал

Лена Фейгин Лена
Фейгин

Путь Нины

19 сентября 2019 08:45
Психолог Лена Фейгин рассказывает о том, что иногда происходит с человеком, который начинает хранить честь смолоду, то есть с шести лет, и хранит ее, и хранит… Она рассказывает спокойно и не спеша, и звучит как исповедь. Вот что значит мастерство психолога, которое грозит перейти в писательское. А что, были и такие случаи у нас в «Русском пионере».


«Объективно — честь есть мнение других о нашей ценности, а субъективно — наша боязнь перед этим мнением».
Шопенгауэр

 
Я — ученый, психолог с 20-летним опытом и практикой по миру. Это мои истории, которые могут произойти где угодно и с кем угодно.
 
(Все персонажи и истории вымышлены и являются собирательным образом, нежели чьей-то частной жизнью.)
 
Она приходит вот уже который раз в попытке разобраться, что же ей делать. Размеренная и понятная жизнь, которую она для себя выстроила, рассыпалась прямо у нее перед глазами, и она была бессильна что-либо изменить. Причина, конечно, была в Нем, или так ей казалось сейчас. Нина смущалась, и даже приватность встреч в начале работы не помогала ей открыться. Все, что происходило в ее жизни сейчас, было настолько далеко от того, что она представляла о себе и своей жизни, что она с трудом осмысливала, как ей к этому относиться.
 
Все ее границы и защиты были выстроены давно, еще в детстве. Она помнила, что примерно лет в шесть, когда ее заинтересовал вопрос физиологии, она получила строгий наказ от бабушки, что честь надо беречь смолоду. А так как определение начала этого возраста бабушка не дала, то и честь Нина начала беречь примерно с шести лет. В подростковом возрасте Нине открылся мир художественной литературы, и она прочитала все «Приключения О», «Эманнуэль» и «Лолиту», но так и не нашла ответов на вопросы, что же ей делать. Гормональное развитие прошло без особых проблем для родителей, и во взрослую жизнь Нина уверенно шагнула с четким представлением о том, какой эта взрослая жизнь должна быть. В школьные годы все эксперименты были незначительными и не увенчались успехами, о которых бы она вспоминала с радостью или сожалением.
 
Университетские годы прошли в Париже, но, несмотря на то что многие ее подруги романтизировали этот город, для Нины это были годы тяжелой работы и борьбы за свое место под солнцем. В этот период Нина даже не думала заводить отношения, так как не представляла возможным разделить свое время на отношения и учебу. Ей казалось, что жизнь вот-вот начнется, и тогда она точно будет готова к отношениям, хотя сама до конца не понимала, что это значит. А дальше неделя полетела за неделей, месяц за месяцем, нужно было строить карьеру, и за 15 лет конкуренции и жесткой борьбы Нина стала руководителем одной очень большой компании с еще большей ответственностью, теперь уже за тысячи сотрудников и подчиненных. Естественным образом она не понимала, как можно уделять время не работе, хотя временами позволяла себе редкий отпуск с подругами, которые давно обзавелись семьями и подращивали детей.
 
Ее способность быть в отношениях ограничивалась тем единственным опытом еще в школьные годы, который в силу неопытности обоих оставил ее в недоумении, зачем вообще стоит иметь отношения и насколько сомнительным может быть удовольствие, от которого предостерегала ее бабушка. Однако сорок лет застали ее врасплох, она впервые ощутила одиночество и пришла к осознанию того, что подруги уже давно не отвечают ее запросу на близость, а собака вряд ли начнет разговаривать. Мир, несмотря на его идеальность, начал немного трещать по швам. Вечерами она привычно заваривала кофе и читала отчеты, которые не прочитала за день. В одиночестве были свои плюсы, оно было стерильным и понятным. Ничто не нарушало тишину, в которой она некогда испытывала потребность. Но внутри нарастало напряжение, что она что-то пропустила и что есть совершенно другая плоскость, в которой можно существовать. За много лет на примере своих подруг она видела свадьбы, разводы, измены, детей, которые рождались и росли, и если в какой-то момент она заигрывала с мыслью «а надо ли мне это», то почти безоговорочно приходила к выводу, что не хотела бы искусственно создавать для себя жизнь, альтернативную ее уже сложившимся устоям.
 
И тут появился Он. Это произошло совершенно случайно, на каком-то очередном совещании. Он как бы невзначай прикоснулся к ее руке, и Нина почувствовала, что ее словно ударило током. С этого момента она уже не могла думать ни о чем и ни о ком, кроме него, и на это было много причин: во-первых, она никогда не ощущала такого сильного физического влечения по отношению к другому человеку, во-вторых, это было так неожиданно, что не вписывалось ни в один сценарий развития отношений, о которых она читала или слышала. Она с неистовой одержимостью хотела владеть этим человеком и понимала, что уже ничто не может ее остановить. В этом и был парадокс: сохраненная смолоду честь вибрировала и сопротивлялась, а внезапно нахлынувшие желания боролись за свою свободу и требовали удовлетворения.
 
И Нина сделала немыслимый для нее шаг и снова встретилась с Ним. Внутри она трепетала, ее самооценка забилась в угол и нервно грызла ногти, а голос выдавал волнение дрожанием, но обратного пути Нина для себя не видела. Этот момент она расценила как точку отсчета. «Или сейчас, или никогда», — подумала она и завела беседу на тему бизнеса. Отсутствие опыта в вопросах романтического характера мешало, она сбивалась, но ее привычная корпоративная выправка помогала продолжать разговор. Он не проявлял никаких признаков своего расположения к ней, кроме явно наигранного интереса к роду ее деятельности и профессиональным достижениям (у Нины их было с избытком), и беседа продолжалась. Его размеренная и понятная жизнь не подразумевала изменений, которые могла принести Нина своим появлением.
 
Когда встреча закончилась, мир Нины окончательно накренился; никогда прежде она не хотела кого-то конкретного, никогда прежде она не испытывала влечения такой силы по отношению к человеку, которого она не знала, и никогда прежде она не чувствовала, что она бессильна перед своим телом и его желаниями. Ей было жизненно необходимо знать, что Он отвечает ей взаимностью. Теперь она уже не могла вспомнить, как жила раньше, до того, как почувствовала все это. Честь вместе с совестью были задвинуты далеко на полку, и на арену вышли похоть и сладострастие, желания владеть и иметь, благо добиваться своего Нина умела. Она честно боролась с собой, но ее тело сопротивлялось и мысли были наполнены фантазиями о его руках, губах и словах, которые она хотела бы от него услышать. Ее единственным желанием было находиться рядом и ощущать его прикосновения своей кожей, слушать раскаты его фантастического голоса и быть укутанной его нежностью и лаской.
 
Промедление было смерти подобно, и Нина шла в атаку. Он, наоборот, медлил, ее напор и уверенное движение к победе сбивали его с толку. Он спотыкался и делал отчаянные попытки взывать к ее чести, но к этому моменту от нее не осталось и следа. Все шло вразрез с привычными социальными сценариями, это одновременно заводило и будоражило и в то же время сбивало, и было непонятно, что делать дальше.
 
Когда Он все же сказал ей, что это взаимно, Нина обрела заметное спокойствие, и жизнь ее потекла по совершенно новому течению. В ней не нужно было прятаться за маски и притворно проговаривать социально приемлемые скрипты, и в ней было место для жизни, наполненной чувствами и свободой. Нина открыла для себя целый мир, она поняла, что все, что с ней происходило, называлось одним словом — любовь. Много раз она задавалась вопросом, как же так получилось, что никогда раньше она не испытывала ничего подобного, а в сорок лет влюбилась как подросток, и много раз она отвечала сама себе, что благодарна за то, что это в принципе произошло в ее жизни. Всепоглощающая любовь с одного прикосновения. Она не знала и не могла знать, сколько продлится это состояние, но, испытав его, она уже не представляла, что сможет жить по-другому. Он словно вырвал маленький домик Элли из земли и ураганом перенес его в волшебную страну Оз. Это был путь, полный открытий и надежд, это был путь Нины к себе, ее возможность по-настоящему узнать себя и познать то, что прежде она не представляла возможным.
 
В терапии Нина сумела проработать свои детские сценарии и осво-бодиться от ненужного багажа, который она так бережно несла на своих плечах из детства. Мы никогда не виним родителей за тот багаж, который мы несем, мы всего лишь кропотливо его разбираем и оставляем на дороге нашей жизни то, что не пригодится, или то, что больше не нужно. Нине больше не нужна была честь в том понимании, в котором она ее несла, но ей очень пригодилась любовь, которую она нашла. 
 

Колонка Лены Фейгин опубликована в журнале "Русский пионер" №92Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
92 «Русский пионер» №92
(Сентябрь ‘2019 — Сентябрь 2019)
Тема: честь
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям