Классный журнал

16 сентября 2019 07:41
Продюсер Илья Бачурин рассказывает о том, как бывает больно принимать решения из-за этого странного слова — «честь», которое чаще мешает жить, чем помогает. Это только потом выясняется, что решения, принятые с учетом этого слова, и есть жизнь.


Написание колонки в «Русский пионер» — как поход к психотерапевту. Каждый раз, набирая новый текст, я получаю отличную возможность серьезно проанализировать события и поступки своей жизни по принципиально важным темам: шанс, шаг, теперь — честь.
 
Начинаю колонку всегда с формулировки понятия темы номера. Не буду отступать от этой традиции и сейчас. Для меня понятие чести — одно из важнейших, и подогревалось оно всегда бесконечным идеализмом, проявлявшимся не только в самых неожиданных ситуациях, но и, конечно, в серьезных рабочих вопросах.
 
В моем мире большая часть вопросов порядочности, чести для мужчины связана с профессиональной деятельностью. По крайней мере, практически все сложные вопросы в жизни, к которым применим хэштег #честь, у меня были связаны с решениями, принимавшимися по работе. Стреляться на этой почве не приходилось, но круто менять свою жизнь, принимая решение, базирующееся на понятии профессиональной чести, случалось. Мне кажется, читателю может быть интересна небольшая история про это, тем более что она приоткрывает некоторые сакральные тайны маленького, но влиятельного «профсоюза» медийных продюсеров. И мой кейс #честь связан как раз с одной из таких тайн, скрывающих от посторонних глаз процесс размещения в эфире музыки.
 
Начать нужно с того, что в начале 2000-х мне посчастливилось стать час-тью мощнейшего, самого актуального на тот момент медийного проекта — телеканала MTV Russia. Материнская MTV Networks уже была на тот момент крупнейшей телевизионной сетью в мире, и российский канал, как и вся сетка, был на феноменальном подъеме.
 
Подъем этот в России был логичным продолжением развития музыкальной индустрии, протеста рок-идолов 80-х (Цой, Кинчев, БГ), контркультуры 90-х, представленной уже СМИ (ОМ, Птюч, Станция), вылившимся в рост популярности более широкоформатного и массового феномена MTV в 2000-х. Это уже значительно позже, к концу 2010-х, процесс развития музыкальных СМИ придет в точку пикселизации спроса, удовлетворяемого множеством различных цифровых платформ. Но на тот момент мы жгли, мы были лучшими и единственными, аналоговыми!
 
На крутом подъеме прошли годы работы, рынок менялся, появились каналы-конкуренты, которые стали предлагать каждому желающему фантастическую опцию «Заплати и стань звездой», то есть любой артист (чаще всего прекрасная нимфа с Рублевки), обладающий суммой, необходимой, чтобы купить песню, записать фонограмму, снять клип, заплатить за его размещение, гарантированно попадает в эфир независимо от уровня продукта и, соответственно, раскручивается — и да, становится звездой.
 
MTV держался до последнего, но все-таки пришел тот момент, когда владельцы задали главреду вопрос: почему не собираем с рынка деньги, которые, казалось бы, можно и несложно собрать? Назревала проблема долго, и, как большинство проблем, имеющих серьезное значение, материализовалась она, обозначив свои масштабы, неожиданно. Как айсберг моих неразрешимых противоречий с руководством перед «Титаником» моей карьеры на любимом канале.
 
Чтобы объяснить суть возникшей морально-этической проблемы, непосредственно, на мой взгляд, связанной с понятием #честь, потребуется небольшая смысловая врезка.
Торговать, зарабатывать деньги можно и хорошо. Продавать в медийке можно практически все. Не только рекламу, но и РР (product placement), спецпроекты (интеграции в программный продукт, оформление программ, канала), можно одеть в спонсорскую одежду ведущих и делать совместные с рекламодателем вечеринки, флэшмобы, даже ко-брэндинг можно. Можно почти все! Но в этом «почти» — вся загвоздка. За это «почти» журналисты, занимающие-ся расследованиями, садятся в тюрьму, отказавшись сдавать источник информации, главреды теряют работу, не соглашаясь с позицией владельца. Но это в информационке, где решаются сложнейшие политические и экономические задачи. В музыкальном СМИ этим последним бастионом, который нельзя сдавать ни при каких обстоятельствах, является музыкальная ротация, включение в которую по принципу «заплатил — проходи» приводит к нарушению каналом неписаной, но принципиально важной сделки со зрителем, построенной на доверии к музыкальному вкусу любимого СМИ. А следом идет стагнация аудитории и забвение. Но про это хочется думать не всем медиапродюсерам и не всегда, а для некоторых это и не очевидно.
 
Так вот. Разговор на тему музротации с гендиректором канала происходил как в рапиде и легкой дымке, не покидало ощущение, что все это не со мной. Примерно так бывало во многих других случаях, когда случалось что-то неожиданное, неприятное, типа серьезной травмы на тренировке или ошибки на важном экзамене в институте. Видишь со стороны, как втыкаешься головой в землю и делаешь пяток кульбитов, ломая косточки, на мотокроссе, произносишь жесткие слова расставания с близким только что человеком, проходя точки невозврата физические или ментальные. И вроде быть такого не может, потому что не может быть никогда. Но, как и во многих других случаях, ситуация развивалась по худшему сценарию. И мне предстояло прожить его до конца.
 
Банально, конечно, сейчас цитировать Чехова, но так оно и есть на самом деле: «Честь нельзя отнять, ее можно потерять». К таким потерям я не был готов, поэтому и пошел к руководителю телеканала заявить: «Ставить музыку за деньги нельзя, продавать возможность музыкальной ротации — значит предавать свою аудиторию. Ее доверие — это святое. Если нельзя этого не делать — я ухожу». Да, примерно так, с присущей мне бескомпромиссностью и заявил. И ушел, реализовав личную программу #честь в полном объеме.
 
Мораль этой истории в том, что бизнес и #честь — вещи не всегда совместимые, она банальная, простая, но очень важная. Идеальная развлекательная медийка, как и идеальные информационные СМИ, не существует в природе. Без компромисса, а чаще и манипуляции, не обходится практически никогда. Но и в этом темном лесу не стоит забывать о всегда существующей возможности идти на лучик света #чести, истины, который не позволит потерять ориентиры во тьме. Я пока свой лучик вижу, берегу его. А вы?   


Колонка Ильи Бачурина опубликована в журнале "Русский пионер" №92Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    16.09.2019 15:00 Владимир Цивин
    Соприкасаясь совестью с Богом

    Когда пробьет последний час природы,
    Состав частей разрушится земных:
    Все зримое опять покроют воды,
    И Божий лик изобразится в них.
    Ф.И. Тютчев

    Трав простые истории, роскошь и широта,
    в разноцветном их просторе, отдыхает душа,-
    да пусть смолкают, молнии и громы,
    и сходит вновь, в долины благодать,-
    но дух зовет, тропой полузнакомой,
    пути тернистого, петлять опять.

    Пускай они друг с другом схватываются,-
    да умом лишь разобщены, раз истиной равно охватываются,
    правды искренности и лжи,-
    хоть же всегда здесь стремящихся много,
    мир поработить напористый,-
    но объяснить ли историю Бога, людскими только происками?

    И из безжизненных пусть туч, осмысленный пробьется луч,-
    да, что ни суди о прогрессе, ход времени всё преодолевает,
    занавес опустится в пьесе, в которой роли свои мир сыграет,-
    зачатый в преддверии времени, но о своей не забыв отчизне,
    и разродиться мир от бремени,-
    ведь должен чуть позже земной жизни.

    Что золотом роз ли, зол, расцвеченный обманчиво дол,
    выходить не дано коль мирам, за пределы трагедий и драм,-
    то весь словно соткан из пут, а то словно ласки лоскут,
    бренный мир, огромен, крут, не минует немоты минут,-
    но пусть иссякнут секунды, минуты минуют,
    да Бог же сотворит ведь вдруг, реальность иную.

    Пока мерится в мире всё ракурсом, от горя до хода планет,
    не зря между порядком и хаосом, непроходимых граней нет,-
    но с опозданьем лишь всегдашним,
    понимаем, форму ища для всего,-
    что страшное самое в страшном,
    именно в бесформенности его.

    Как плоска банальность же когда, глубина за нею не видна,
    лишь душе познаешь вопреки, лучшие раз качества тоски,-
    сквозь поздней осени, уже седую серость,
    в безрадостную тусклость куцых дней,-
    не так ли вдруг полоска в небесах зарделась,
    и синева проклюнулась за ней?

    Не единым объектом, и не идеей единой,
    не полна без субъекта, коль сути мира картина,-
    у всего здесь собственный раз вектор, не как у другого,
    не случайно всякому субъекту, дан свой ракурс Бога,-
    как, храня летний клад, не бессмыслен и хлад,
    так и в недрах объекта, есть ли смысл без субъекта?

    Сквозь безвозвратное зарево времени, розовато-белый блик,
    пока над миром всё уверенней, Божий проступает лик,-
    ведь коль уж оградит от пороков пророка,
    только лишь бодрствующее око упрека,-
    за свободу борясь отроду, но о вечной мечтая судьбе,
    нам одну бы сберечь несвободу, несвободу от Бога в себе.

    Что толку молить судьбу о пощаде, в бедламе обидных бед,
    раз очагов одичалых исчадий, на свете несчастней нет,-
    что в истоке устья итог, человек коль будущий Бог,
    губит ведь не только себя, забывая Бога, стезя,-
    не зря, избегнуть искуса же злого,
    соприкасаясь лишь совестью с Богом!
92 «Русский пионер» №92
(Сентябрь ‘2019 — Сентябрь 2019)
Тема: честь
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям