Классный журнал

Андрей Бильжо Андрей
Бильжо

Сказочная трагедия

14 сентября 2019 11:27
Художник, писатель, психиатр Андрей Бильжо в относительно новой для себя роли сказочника. А вот доброго ли, недоброго ли сказочника — на читательское усмотрение. Сказки — это ведь такой жанр, всякие возможны толкования, иногда даже вопреки воле автора. Тем более когда речь о таких материях, как честь.


Карен Басов любил свою страну Д. И свой Задрючинск — маленький город с большой боевой и трудовой славой. Кара, как называли его друзья, был очень авторитетным человеком. Мэром города и депутатом городской думы. Что греха таить, был у Кары свой маленький бизнес. А скажите, положа руку на сердце, у кого его нет из авторитетных граждан? То-то и оно.
 
В этом смысле Басов не был исключением. Он владел гостиницей «Честь 24». С рестораном, стриптиз-клубом и сауной.
 
Всем горожанам, конечно, было понятно, что это дом терпимости, но в стране Д. все были терпимы ко всему. Что уж говорить про эту мелочь.
 
Альбина была самой востребованной девушкой в «Чести 24». Девушкой нарасхват. Задрючинские мужики ее очень любили. И за синие волосы, и за то, что она никогда никого не надувала, отдавая себя всю без остатка.
 
И вот однажды Альбина решила организовать побег девушек из «Чести 24». Была у нее одна мечта.
 
Лунной, теплой задрючинской ночью девушки бесшумной гурьбой выбежали из заведения Карена Басова. В ту же секунду внедорожник «мерседес-бенц» резко затормозил у «Чести 24». Петр Перов, вечно грустный юноша, бывший десантник, с ожогами на лице от горячих точек, в которых он не раз побывал, быст-ро распахнул двери машины. Девушки влетели в нее, и внедорожник рванул с места. Перов мастерски вскочил уже на ходу, оглядываясь по сторонам, и захлопнул двери.
 
Охранник, ветеран трех Бессмысленных войн Добермазан Пинчеразов выбежал вслед за девушками и стал палить из своего золотого пистолета, подаренного ему самим Моем Додыровым. Но! Но за рулем сидел бывший спецназовец и участник многих ближневосточных конфликтов Арье Лейкин. Машина от выстрелов резко уходила то вправо, то влево и вскоре скрылась за поворотом.
 
Карен Басов был в бешенстве. Все задрючинские силовики охотились за девушками и их друзьями, которые помогли совершить им побег. Но беглецы словно сквозь землю провалились.
 
Прошли месяцы. И вот 26 июня 2… года в Задрючинске открылся благотворительный фонд «Альбина». Над входом в здание в стиле «Русская сказка» крупно было написано: «МЫ НЕ ТОРГУЕМ ЧЕСТЬЮ, МЫ ЕЕ ДАЕМ» и чуть ниже: «ЗАДРЮЧИНЦЫ, ИМЕЙТЕ ЧЕСТЬ!!!». Фонд предполагал помогать застенчивым, убогим и бездом-ным мужчинам Задрючинска.
 
Мэр Басов пытался его закрыть. Он подключил к этому делу главного прокурора города Алисову, свою любовницу. Начальника ФСБ Базилева, своего любовника. И главного санитарного врача Задрючинска Пиявкина, мужа Алисовой и брата Базилева.
 
Но не тут-то было… Весь город во главе со старой феминисткой Стартилловой и кудрявым геем — активистом Артомоновым встал на защиту благотворителей.
 
Важно в данной истории и то, что помещение для «Альбины» предоставил Карл Тинов, известный на всю страну Д. олигарх и меценат.
 
Сделал он это, скорее, не из милосердия, а ради своего единственного непутевого сына Бориса, которого очень любил. Борис был добрым, прямолинейным, туповатым, занозистым, с обост-ренным чувством несправедливости парнем.
 
Он влюбился в Альбину сразу. Дарил ей каждый день цветы и посвящал РЭП.
 
Альбина — это счастье,
Альбина — это небо,
Не.
Альбина — это часть меня,
И без нее не быть мне.
 
Хочу дышать Альбиной,
Я без нее умру,
Взорву себя на мине,
Не,
Я брошусь с камнем в пруд,
Повешусь на ремне я,
Не.
Стрельну себе в висок,
Яд выпью, как стемнеет,
Не,
Сгрызу стекла кусок,
Я вскрою себе вены,
Хоть у меня их нет.
Я твой, Альбина, пленный,
Ты снишься мне во сне,
Не,
Казни меня, Альбина,
На щепки изруби,
Сожги меня в камине,
Но только полюби.
 
И темной звездной ночью,
Короче,
Я не смыкаю глаз,
Хочу я сильно очень,
Ну просто нету мочи,
С Альбиной быть хоть раз.
 
И вот как-то раз, выпив для храбрости стакан водки «Золотой лучик», сделанной из отборных опилок, Борис Тинов вошел в комнату к Альбине. «Дорогая моя, ты всем отдаешь свою честь. Это так благородно. Но я так люблю тебя. Я не могу без тебя жить. Будь моей, я без тебя просто сгорю». — «Боря, дорогой, я тоже давно люблю тебя, — Альбина набрала воздух в себя, — иди ко мне». Он обнял ее крепко, и их тела слились в единое целое в жарком поцелуе.
 
Но не прошло и нескольких секунд, как лицо Альбины стало покрываться складками и морщинами. «Почему ты морщишься? Тебе не нравится?» Борис не понимал, что происходит. Но его любимая ничего не ответила. Лишь просвистела что-то невнятное.
Тело ее стало дряблым и бесформенным, оно совсем обмякло, уменьшилось в размере, и в конце концов от Альбины остался комочек полимера с голубыми волосами. Борис метался по комнате, схватившись за голову. «Что с тобой, что?» — кричал он. Потом остановился, как прибитый гвоздями к полу. «Я убил ее! Я убил свою любовь! Я проткнул ее, проткнул!» Боря смотрел на то, что осталось от Альбины, и плакал смоляными слезами. Он не сразу увидел топор, стоявший в углу около камина. А увидев его, обрадовался. Тинов-младший схватил топор и со словами «Честь имею» со всей силы ударил себя по шее. Голова его моментально слетела с плеч и покатилась по полу, пока не уткнулась длинным носом в то, что несколько минут назад было его любимой.
 
Карл Тинов, узнав о смерти единственного сына, поджег себя. Опилки, которыми он был набит, вспыхнули сразу.
 
Карен Басов вновь открыл «Честь 24». Но вскоре, будучи за рулем в пьяном состоянии, он врезался в старый дуб. И разлетелся на мелкие детали. Его пытались собрать за границей, но не хватало винтиков.
 
Владельцем «Чести 24» стали главный санитарный врач Пиявкин с женой прокурором Алисовой и братом Базилевым — начальником ФСБ. Семейный, так сказать, бизнес.
Феминистку Стартиллову и гея-активиста Артомонова, набитых песком, обвинили в хранении наркотиков. Им предъявили документы, из которых следовало, что они были набиты кокаином.
 
Петр Перов и Арье Лейкин эмигрировали в Леголенд. Там проще было с запасными частями.
 
Задрючинцы помитинговали, помитинговали да успокоились и стали жить обычной задрючинской жизнью.
 
Эта трагедия произошла в сказочной стране Д., в стране, где люди превратились в кукол, но не все потеряли свою честь.  


Колонка Андрея Бильжо опубликована в журнале "Русский пионер" №92Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
92 «Русский пионер» №92
(Сентябрь ‘2019 — Сентябрь 2019)
Тема: честь
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям