Классный журнал

Татьяна Тарасова Татьяна
Тарасова

Как я к ней прилипла

27 декабря 2018 09:12
Тренер Татьяна Тарасова может претендовать на то, что она натренировала в жизни огромное количество людей, причем именно в жизни, а не только на льду. Но с Галиной Волчек другой случай: тут еще не ясно, кто кого натренировал. И слава богу. И пусть остается загадкой. И эта колонка Татьяны Тарасовой не проливает полного света, хотя ведь могла бы — судя по откровенности, которую вы не сможете не увидеть. А потому, что кое-что все-таки оставила и для себя.
Галина Борисовна влюбила меня в театр. С самого детства я ходила в «Современник», была на всех постановках, и мне кажется, что и замуж первый раз вышла за актера Алексея Самойлова только из-за того, что мне хотелось быть ближе к театру и Галине Борисовне. Мне хотелось всю жизнь сидеть тихонечко у нее в ногах и слушать, что она говорит. Это Бог послал мне такого человека в жизни…
 
У нас с ней есть фотография в аэропорту, когда мы улетаем вместе на Олимпийские игры. Эту фотографию можно назвать «любовь». Я чувствую с ней такое единение, что это даже трудно описать. Я люблю все, что она делает, — как она ставит спектакли, как она говорит, как она себя ведет, как общается с людьми, как себя отдает, как она заботится о себе, чтобы и дальше беречь театр, чтобы просто быть. Можно часами рассказывать, как она помогает людям, как она решает проблемы своих артистов. Она знает о каждом родившемся в теат-ре ребенке. К ней ведут детей, как к батюшке, для благословения.
Мы знакомы с Галиной Борисовной так давно, что я даже не вспомню, как я к ней прилипла. Полюбила ее и все время ходила туда, где мы могли встретиться. Я сидела на ее репетициях, меня никто не знал, и я уже и не вспомню, кто нас познакомил. Мне кажется, что она, как моя сестра, всегда была у меня в жизни. Она воспитала меня на своих спектаклях. Я ее обожала. Я не думала, будет это дружба на всю жизнь или нет… Я ей вообще зачем?
 
Она всегда — за меня. Однажды я работала в Одессе, ставила программу для Натальи Бестемьяновой и Андрея Букина для Олимпийских игр, а «Современник» был в городе на гастролях. И она мне говорит: «Я приду к тебе на тренировку». Она сама очень творческий человек, необыкновенный, Богом поцелованный, но помимо этого у нее есть и другой дар — она умеет оценивать работу другого человека. Это не каждому дано, потому что люди обычно занимаются только собой и не замечают ничего вокруг. Она удивительным образом мне помогала — словом, взглядом, делом. И вдруг во время тренировки она закричала с трибуны: «Танька, это гениально!» В программе действительно был один придуманный ход, который я помню до сих пор и который производил сильное впечатление. Она всегда была за меня, и это придавало мне уверенности. Я ведь девчонкой начала работать и всегда смотрела на ее репетициях, как она работает, все впитывала. Игорь Моисеев, мой папа, Галина Борисовна и творчество Майи Плисецкой оказали на меня огромное влияние как на тренера и хореографа. Именно их спектакли, их опыт, их талант и понимание искусства помогли мне стать тем, кем я стала. И тогда, в Одессе, я посмотрела на нее, засмеялась и сказала: выиграем не выиграем, но будем рядом. В итоге мы были вторыми, а тот ход остался на всю жизнь с криком Галины Борисовны: «Танька, это гениально!»
 
Судьба часто баловала меня Галиной Борисовной, теперь-то уж я зову ее Галей. У нас много общих воспоминаний, одни из самых приятных связаны с нашей поездкой в Италию. Мы поехали вчетвером: мама Миши Куснировича Эдит Иосифовна, Галина Борисовна, я и еще одна подруга. У нас был домик, у каждой — своя спаленка, мы жили там две недели, и это время было самым настоящим счастьем. На старенькой «вольво» мы исколесили все побережье, я была за рулем — до сих удивляюсь, как я не боялась их всех возить. В один из первых дней мы поехали в магазин и решили, что каждая купит то, что любит больше всего. Мы так загрузили багажник, что он не закрывался. У нас не было столько холодильников, сколько мы всего накупили. Мы же все время худеем… Я с такой теплотой вспоминаю наши неторопливые завтраки, когда не надо было никуда спешить — море было холодное, мы не купались и могли только гулять по пляжу. Мы накрывали стол, и было так спокойно и счастливо в нашей бабской компании. Эти воспоминания остались со мной на всю жизнь. Галина всегда рассказывала какие-то интересные актерские истории, а я буквально притаившись, как котенок, у нее в ногах с огромным чувством счастья слушала каждое ее слово. Каждый день мы сидели подолгу на веранде, а после обеда отправлялись изучать окрестности на машине. Большую часть времени мы ездили с Галей вдвоем. Мы любим итальянские рынки и не скрываем этого. Мы ездили по побережью, потом оставляли машину, потому что нам надо было с ней ходить пешком, но просто так ходить тяжело, а здесь ходишь с каким-то делом. Дороговато стоили нам эти прогулки, но мы никогда ничего не покупали себе — все в подарок. Я всегда поражалась ее изысканному вкусу — Галя может надеть любую вещь, и на ней она будет смотреться как «дольче габбана». Я никогда не забуду, как она отмечала свои дни рождения — как она накрывала стол, какие блюда готовила! У нее всегда были изысканно-вкусные необыкновенные столы. Ее стиль проявлялся во всем. Я видела, как на нее смотрят люди — ведь она всегда приковывала взгляды. Все просто падали в обморок от ее платьев и плащей от Славы Зайцева, и ей это очень шло, это было очень театрально и стильно.
 
Еще одно яркое воспоминание, которое мне дорого, — это 60-летие «Современника» на площади Маяковского. Столы были поставлены прямо на улице, было много гостей, каждый говорил что-то очень важное и сокровенное про театр, про Галину Борисовну. Я никогда не забуду, какие потрясающие стихи читал Евтушенко... до мурашек. И был Олег Павлович Табаков, Марина Неелова, Гармаш — все-все-все. И мы сидели на этой площади в самом сердце Москвы, и казалось, что вся наша жизнь прошла на этом месте. И мы, люди, не связанные напрямую с театром, не чувствовали себя инородными телами, потому что это уже наша общая история. Это было настоящее единение с городом, воздухом, Галиной Борисовной и вообще со всеми людьми.
 
Мне нравится, что она не меняет своих друзей. Люди, которые с ней были по жизни, любят ее, и она любит их. Она умеет дружить. А настоящая дружба требует большой отдачи человеческих сил, и она не жалеет их никогда. К ней идут толпами, и она раздает свое тепло, энергию, после чего ей всегда надо восстановиться, чтобы опять служить людям. Сколько лет живет ее театр, столько лет нет свободных мест! Эта невероятная женщина держит на своих плечах такой груз, который под силу нести лишь избранным. У нее огромная труппа, и до каждого человека ей есть дело. Она никогда ничего не просит для себя, она много лет живет в одной и той же квартире, а если и просит, то для других. Мало кто думает об этом, но я это вижу.
 
Отдельный разговор — ее отношение к молодежи. Галя в авангарде театрального движения. Скольким она дала дорогу! Она очень хорошо понимает молодых, и она никогда не скажет, что это потерянное поколение, она верит в молодежь.
 
Когда она делала новую постановку «Двое на качелях», я с ней сидела на предварительных читках. Мне казалось, что я ей была нужна в качестве костыля, на который можно немножко опереться. Потому что я совершенно своя, я все понимаю и разделяю с ней. Отношение артистов к происходящему, их эмоциональный градус, восприятие каких-то замечаний — вся эта работа была настолько профессиональной, что я не уставала удивляться, сколько мудрости и терпения нужно режиссеру, чтобы поставить хороший спектакль. Я была очень рада, что могу хоть чем-то ей служить, потому что она великий человек. Любая встреча — это счастье. И каждый раз не хочется уходить, потому что с ней я дома, это самый близкий мне человек, как будто моя сестра, моя кровь. Я хочу, чтобы она была самым большим долгожителем. Она космос, она огромная величина. Она согревает и делает тысячи людей лучше. Я с ней и в горе, и в радости. Когда я выигрывала, она была рядом. И когда я потеряла всех самых близких своих людей, она была со мной. Я благодарна ей за то, что она у меня есть. Я тоже не слабого десятка, но она дает мне такую силу и поддержку, которая для меня очень много в этом мире значит. Я всегда могу позвонить ей и крикнуть: я люблю тебя, помоги мне или скажи, что мне делать. Я по многим вопросам с ней советуюсь, и она умеет сказать именно то, что тебе нужно в этот самый момент. Она мудрая и добрая, умеет проникать в человека. Она занимает огромное место — не только в моей жизни, а во всей мировой культуре — и мы должны это хорошо понимать. А уж быть ее подругой — это большой подарок Божий.


Колонка Татьяны Тарасовой опубликована в журнале "Русский пионер" № 87. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
87 «Русский пионер» №87
(Декабрь ‘2018 — Январь 2018)
Тема: дар
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое