Классный журнал

Андрей Макаревич Андрей
Макаревич

Он не спал, на ночь запирал окно

07 декабря 2018 12:23
Музыкант Андрей Макаревич написал… Что же это он написал для номера «Дар»? Мы ожидали от него многого, как обычно, но не такого. И считаем, что это продолжение темы. Он когда-то уже начал про это: в своей песне про полеты во сне и наяву. Про то, что он был старше ее… И похоже, тема не отпускает автора. Спасибо, в общем, теме.


— Товарищ замполит, рядовой Сидоров по вашему приказанию явился…
 
— Вольно, Сидоров. Заходи. Ну что, придумал?
 
— Дык никак нет, товарищ замполит.
 
— Так, Сидоров, кончай ваньку валять. Ну не бывает на свете такого человека, который вообще ничего не умеет, понимаешь? Не бы-ва-ет! Ты хоть знаешь, какой у нас нынче год? Год солдатских талантов! Как пить дать, приедет комиссия — меня же с г… съедят! Все, поехали сначала. Откуда родом?
 
— Дык с-под Архангельска…
 
— Ну вот! Архангельская область! Это же кладезь народных песен, хороводов, танцев! Ну хоть что-нибудь в калгане твоем дурном осталось?
 
— Ну, это… батя на стакане играл…
 
— На стакане?
 
— Ну да. Любую песню простучать мог, как выпьет.
 
— Батя ладно. А ты?
 
— Я — нет.
 
— А может, чего-нибудь народно-экзотическое? Один, помню, на пиле умел…
 
— Не умею.
 
— Так, ясно. Поехали дальше. В школе чего-нибудь было?
 
— Ну как… в хоре пел…
 
— Ну вот! А говоришь!
 
— Так то — в хоре! Стоишь и разеваешь рот, как все.
 
— А без хора?
 
— Без хора — никак.
 
— Может, в группе играл? Все играли!
 
— Просился — не взяли. Ритма нет.
 
— О боже! Может, в каком виде спорта наблюдаются задатки? Хотя какой там спорт… Шахматы, шашки?
 
— Никак нет.
 
— Ну, все. Кончились мои силы. Стихи будешь читать вместе со всеми придурками! Пушкина, нах! «Травка зеленеет, солнышко блестит!» Марш учить наизусть! Пошел вон!
Сидоров выкатился за дверь, а замполит еще долго сидел за столом, обхватив руками свою большую лысую голову. Нет, лучше в атаку, ей-богу. Вон у десантников — и народный танец «казачок» танцуют, и «Не думай о секундах свысока» поют, и даже солдатский камеди-клаб организовали — «АКМ‑2018» называется! А у нас? Чурбан на чурбане! И что с ними прикажете делать? И почему именно я?
 
Рядовой Сидоров спустился по ступенькам, вдохнул прозрачный мартовский воздух и закурил. Был он мал, тщедушен, рыжеволос, веснушчат и лопоух. На человека искусства он и вправду не походил; его еще можно было бы кое-как вписать в роль солдата Чонкина, но пьесу эту руководство части вряд ли одобрило бы. «И чего этот прыщ до меня докопался? — тяжело думал солдатик, понуро двигаясь вдоль ряда красивых автомобильных покрышек, выкрашенных в цвета российского флага. — Что из него всякая блажь лезет? То петь, то рисовать!»
 
Зайдя за угол казармы и убедившись, что никто за ним не идет, рядовой Сидоров выбросил бычок, оттолкнулся левым сапогом от земли и легко взмыл в синее весеннее небо.


Колонка Андрея Макаревича опубликована в журнале "Русский пионер" № 87. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Сергей Макаров
    9.12.2018 17:24 Сергей Макаров
    "Дар божий".
    Эта история произошла в бытность моей армейской жизни вдалеке от СССР. Был у меня во взводе N - кой Армии, боец Мусаев, призванный из одной из Закавказских республик, дитя гор одним словом в прямом и переносном смысле.
    Его разум был совершенно чист, не замутнен ни каким образованием полученным в его местной школе. Которую он, по его словам, посещал не часто, по причине удаленности их селения и невозможности в определенные периоды года добираться до нее при размытых дорогах горными реками осенью и весной, а зимой из-за снежных завалов.
    А летом? Летом - каникулы в школе.
    Да и в армию он попал по ошибке. Его старший брат женился, а поскольку они и все были дети одного отца и погодки, то на домашнем совете решили, что лучше уж он сходит в армию вместо старшего брата у которого родилась двойня.
    Подбирая себе личный состав из молодых бойцов прошедших спец подготовку выбирал сильных, выносливых, сообразительных.
    Потому как выполнение боевых задач порой были сопряжены с тяготами передвижения в горной местности.
    Меня сразу предупредил "особист": - Мусаев строптив, не управляем, владеет способностями притворяться и глуп как мерин.
    Выбор из остальных новобранцев, не оставлял мне выбора, а потому решил, лучшее враг хорошего. А Мусаев, все же был хорош своими природными данными и все же успел стать не официальным лидером в группе по спецподготовке, его даже сержанты слушались и немного побаивались.
    Потом я не раз был вознагражден за свой выбор, его смелостью, находчивостью охотника и преданностью, что не раз спасали мне жизнь.
    Но к литературе и А.Пушкина. "Кто в Армии был - в цирке не смеется".
    Как всегда политработники находили способ участвовать в "поднятии" боевого духа и "повышения" уровня образования у бойцов.
    У каждого офицера был свой "крест" в армейской службе.
    Мусаев не признавал или просто в силу плохого знания русского языка с его грамматикой, обращений на "Вы", к кому угодно.
    Это ему прощалось, не до того иной раз было, главное - выжить.
    А тут замполит с его педантичным отношением ко всему, что может показать его военное образование , которое, как он был уверен, выше всего на свете, а знание воинских Уставов для него было свято, как знание Библии для старовера или Корана для мусульманина.
    Кстати, он их не читал и не понимал различия, что однажды ему аукнулось чуть не ценой жизни.
    И вот, от него поступила "вводная"; - К нам едут артисты из Москвы, надо показать им что мы как интернациональный боевое подразделение состоящее из представителей многих национальностей, выполняя интернациональный долг ... бла, бла и блу, блу ... показать знания мировой русской литературы (!)
    Учитывая, что замполит был "смотрящий" за нашим "спец" подразделением и "телеграфировал" о наших "делах" еще куда-то, игнорировать его "инициативу" было не безопасно, а то случайно забудут нас где нибудь после выполнения боевой задачи, как "пропавших без вести", всякое бывало. Потому и с бойцами надо было быть всегда корректным, а то, кто знает, как попала пуля в голову со спины, может враг тебе засадил отступающему, а может обидел кого...
    Учитывая потрясающие способности Мусаева, с его не замутненным рассудком от "лишнего" образования, его способности выучивать наизусть все, что попадается ему в руки для прочтения, даже инструкции по применению чего либо "ненужного", решил воспользоваться этими его недооцененными многими способностями.
    Нашелся томик А.Пушкина, "Евгений Онегин".
    Все, есть решение!
    Время было уже спокойное, нас уже практически не использовали по "назначению" и все мечтали - жить.
    Как в том диалоге, из "Убить Дракона": - Солдат жить хочешь? - Мячтаю !!!
    А мне возить гробы домой тоже не очень хотелось, была такая "традиция" для нерадивых командиров.
    И отдал Мусаеву "боевой приказ": - Выучит наизусть главу из Евгения Онегина! Время исполнения - три дня! Свободен от всех видов работ и нарядов!
    - Вопросы?
    - Лейтенанта, а че мини будет если выучу?
    - В отпуск поедешь!
    (для Мусава поехать в отпуск значило много, да и дорога домой и обратно съедала последние месяцы его срочной службы, и живым он дома был нужнее, как и все мы.
    Не успеет он вернуться, срок службы в дорогах закончится, да и дорога к нему домой и назад это целая комиссия, и по времени на месяц. А насчет его отпуска с запмолитом уже "поспорили", что если он выучит, хоть главу, то походатайствует перед командованием или меня отправит ... ну были еще "не освоенные" места для таких как я, призванных из гражданского института в ту пору)
    Потом был рейд, многие пострадали, вернулись уделанными с поредевшим личным составом и морально убитыми.
    Мусаев, в то время, оставался на "задании" по "изучению и освоению литературной материальной части".
    Тут и артисты из Москвы пожаловали. Подразделение к встрече гостей готово, а артисты это единственная отдушина и глоток цивилизации. "Конферансье" после выступления артистов объявляет:
    - Номер художественного чтения, Евгений Онегин.
    Выходит на импровизированную сцену Мусаев, нет не выходит, крадется изображая человека из 18 века завернутого в плащ палатку, как палантин.
    И начинает читать, наизусть.
    И кто бы мог подумать, что он, не имея образования и представления, как надо будучи артистом изображать Пушкинского героя, не только произносил текст, но и мимикой и пантомимой и всеми ему доступными средствами, так ярко и находчиво играл роли за всех персонажей этого произведения.
    Конечно, без его вольностей прочтение было бы вероятно не столь увлекательным, но его и остановить было не возможно! Его несло.
    ( ну как и меня рассказывая вам эту историю).
    Но вдруг он прервался, замер, все подумали он забыл текст, сбился.
    Ни чуть! Он картинно достал томик Пушкина и бросил зрителям.
    - Читай первый строка! Где хочешь! - крикнул он зрителям.
    Стоило начать читать вслух несколько строк, он мгновенно продолжал до окончания стиха по смыслу сюжета.
    Успокоить его было трудно, но пообещав ему продолжение его "номера" он покинул сцену.
    Но не его не покинула память, обещание продолжения его "номера".
    История эта закончилась тем, что с этим замполитом, он посетил какие-то другие армейские "конференции" политработников и прочие "мероприятия" уже далеко в стране, оставшись живым и вернувшимся домой после окончания воинской службы.
    А у меня навсегда осталась память о его чтении "Евгения Онегина", некоторая зависть его умению запоминать и разумеется "некоторая память" этого литературного произведения.
87 «Русский пионер» №87
(Декабрь ‘2018 — Январь 2018)
Тема: дар
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое