Классный журнал

редакция Ruspioner.ru редакция
Ruspioner.ru

Ленни, Чаппо и другие корсары

29 ноября 2018 10:08
Как след великой эпохи морских открытий, пиратство до сих пор упоминается в уголовном праве множества стран — и даже в России. Но оказалось, что это не анахронизм: московский журналист и фотограф Данила Африн попал за кулисы реальной пиратской республики. И, похоже, не очень спешит оттуда выбраться. Почему так?
 
 
 
 
 
Ее зовут Ленни, ей двадцать три. Она пират.
 
Сорок градусов северной широты, восемь градусов западной долготы и еще четыре градуса внутрь — крепость местной сангрии — вот и весь адрес. Здесь ютятся стена к стене Республики Коимбры. Государства размером с один дом и дворик, но с настоящими гербами и флагами, на которых дырявые кастрюли, привидения и звезды с любым количеством концов. Есть среди них и плывущий в бочке моряк на флаге Пиратской Республики Корсариош. И, похоже, ближайшее будущее человечества предрешено.
 
Ведь глава Республики Корсаров — Ленни, и это не шутки.
 
Я теперь тоже пират.
 
Но мой путь в пираты не был прям, как полет стрелы, выпущенной из арбалета Френсиса Дрейка, он был тернист и связан со множеством испытаний. Ну, по крайней мере, с одним.

Мой путь в пираты начался в трактире «Бамболе» в тот вечер, когда я был с позором выдворен за шпионаж из Респуб-лики Рапо-Ташо, государства с апельсиновым палисадником — пусть и единственным.
 
Республиканцы решили, что я, как и все русские от восемнадцати и старше, шпион и сотрудник военной разведки. Хорошо, что не свинтили. Впрочем, в государствах Утопии не практикуют насилия.


 


Но и не доверяют кому попало.
 
Чтобы заслужить доверие, а вместе с ним и желанное гражданство Респуб-лики, надо как минимум учиться в Университете Коимбры и пройти все ступени, от прихожанина до посвященного. Так повелось с 1279 года, когда в Португалии еще водились драконы, а наше двуглавое царство было простым княжеством.
 
Дожевывая сладкий апельсин — его у меня не конфисковали республиканцы, — я разглагольствую в «Бамболе», местном приграничном трактире, а Роберт, его владелец, с сочувствием слушает меня.
 
Лингвисту Роберту, вечному студенту Коимбры, бессонному гению с безумным взглядом, доступны все мировые языки. А еще — контрабанда всех мас-тей, государственные секреты всех двадцати пяти республик и песни всех народов. «Я са-а-ам себье и небо и луна, полная довольная люна-а…» — напевает Роберт, стараясь меня утешить, голосом Лени Федорова.
 
Опускается ночь, и девать меня ровным счетом некуда.
 
И Роберт звонит Бернардо Пиньеро Лобо да Гуерра Мачадо.
 
Бернардо — дипломат и внук дипломатов, министр иностранных дел, визовый центр и единственный пограничник Республик Коимбры в одном лице. Вежливый и внимательный. Его древняя фамилия переводится совершенно по-индейски: «Топор соснового волка войны». Как и положено дипломату, он знает высший этикет и вхож во все Республики — старейшие коммуны Европы.
 
Осмотрев меня внимательно с головы до ног и выслушав историю моей позорной депортации, Бернардо задумывается.
 
— Есть только одна Республика, которая рискнет принять русского шпиона. Это Корсариош, республика пиратов. Они вообще ничего не боятся. Может, ты и сгодишься им для чего-нибудь. Для обмена пленными, например.
 
Мне не по себе: Бернардо в этот момент действительно похож и на волка, и на топор одновременно, подтверждая свою фамилию. Но сопротивляться поздно — Бернардо уже звонит Ленни, предводителю пиратов.
 
Как вы представляете себе пиратов?
 
Я представлял себе чумазого аспида со шрамами. Но на пороге трактира появилась тоненькая девочка в рубашке в шотландскую клетку и с огромным лохматым псом на поводке. И да, она была чумазой — на лице белели следы штукатурки, а волосы слипались в потеках краски.
 
— Ты Ленни, предводитель пиратов? — спросил я.
 
— Да. Но если тебе так будет спокойнее — тогда он. — Ленни указывает на своего пса, который изучает меня еще внимательнее, чем Бернардо.
 
— А где деревянный протез и черная повязка? — Я стараюсь быть учтивым.
 
— Идиот? — спрашивает меня Ленни.
 
Опускается ночь. Узкими улочками Ленни ведет меня на сентенарио, юбилей еще одной Республики Коимбры, Черепашьей. Никто не знает, почему она Черепашья — наверно, из-за хода времени. Черепашьей Республике уже восемьдесят пять веков. При этом основана она в 1933-м. Год в любой из Рес-публик считается за век, и столетние юбилеи — сентенарио — здесь отмечают ежегодно, и порой на выходные выпадает целых два столетия, не оставляя трезвым никого.
 
Сентенарио — это и день рождения, и день единения, и одновременно день независимости. Независимости от двух дюжин соседних государств, расположенных тут же, на узких улочках Верхнего города. От муниципалитета и Университета Коимбры, от Португалии, от Европейского союза и от всего остального мира.
 
К нашему приходу сентенарио уже гуляет несколько часов, и многие респуб-ликанцы устилают собой часть мостовой, заполняя свободное пространство плотным винным паром и облаками курева.
 
Ленни здесь все рады, а мне не очень. Но я с ней, и мне не страшно. Мы переступаем лежащих республиканцев и подходим к государственной границе.
 
Где вместо людей в форме, шлагбаума и колючей проволоки — ведро все той же сангрии. В порядке пограничного контроля зачерпываем полный ковш и разливаем по стаканам. Граница пройдена, и моя виза открыта. И по мере подъема по скрипучей узкой лестнице опустошаешь стакан, чтобы прибыть в правильном модусе духа в верхний общий зал, полный поющего народа всех возрастов, культур и времен. Всех, кто жил в этих стенах один, два, три века назад.
 
— Мои родители были альтернативщиками — ездили на Радуги, на все «единения зеленых». Поэтому для меня с детства было нормальным, что все окружающие участвуют в чем-то совместно и каждый помогает общему делу. Теперь мое дело — быть здесь, а это значит…
 
Я не успеваю узнать, что это значит. Ленни отвлекают, она забывает про меня, влившись в какой-то бурный диалог с республиканцами. Его смысл ускользает от меня, но главное, что я понимаю, — от свободы здесь может стать тесно. А местное время не подчиняется никакой внешней физике, оно и растяжимее, и плотнее — когда нужно. Потому студентов ничто не ограничивает. Они успевают кутить, учиться и защищать дипломы, влюб-ляться и умножать радость на земле. Одновременно защищая права меньшинств, исчезающих культур и, конечно, своих Республик — как малочисленных народов.
 
Да, от свободы может быть тесно.
 
— Тебя здесь не поселят. Пойдешь со мной, — говорит Ленни, и мы идем дальше.
 
За нами семенит пес Чаппо.
 
Пять минут — и мы уже в новой стране, несколько шагов вниз по переулку Математики. Тут индейские узоры соседствуют с серпом и молотом, а местную собаку зовут Юри — в честь Гагарина.
 
Юри — брат Чаппо, пиратского пса.
 
Им есть о чем поговорить. Нам тоже.
 








— «Республика Инков» открыта для странника, если тот покажется интересным, — говорит мне местный антига, то есть старожил, коммунист Барбоса, — ведь Республики не могут существовать без гостей со стороны, это закон. Но кем и когда он написан — не спрашивай. Очень древний. Считай его метафизикой.
 
Он оказывается знатоком истории сопротивления и с охотой посвящает меня в прошлое Республик. Оказывается, древность Республик и наглядна, и обманчива — со средневековым прошлым республиканцы борются так же отчаянно, как с загрязнением среды пластиковыми пакетами. И вообще борются со всем и за все, что попадается под руку. И притягивают Республики именно тех, кому привычные заботы — работы-квартиры-семьи — не по нраву.
 
Япония принесла миру матрешку. Украина — борщ. Главное историческое достижение Республик Коимбры — способ мыльной обработки мостовых, при котором ноги полиции разъезжаются по скользкой пене, а бунтующие остаются невредимы.
 
С 1968-го вся просвещенная Европа пользуется именно этим, коимбрским методом. По крайней мере, именно так утверждает Ленни, и я ей верю. С тех пор власти стараются не тревожить Республики — берегут ноги, по-местному времени уже полтысячелетия как.
Республиканцы продолжают жить по своим «декретам», написанным «варварской латынью» иногда прямо на стенах.
 
— Но архаичные обычаи не для нас, — добавляет Ленни, — это только в Гарри Поттере черные мантии — добро. Черные мантии — абсолютное зло… Черта с два мы будем как все эти ученые вороны в университете!
 
Республики берегут не атрибутику средневекового студенческого братства, они берегут само братство. Обрядовая сторона университетской жизни, которая так увлекательна при чтении фэнтези, вызывает у граждан Коимбры презрение. Особую ненависть республиканцы питают к «прашу» — старинному посвящению в студенты.


 




Это прием в первокурсники, когда через ползанье на четвереньках, кукареканье, мычание и послушания «ветеранам» новобранцы должны постигать традицию и мудрость старших. Республики не упускают возможности посмеяться над этим анахронизмом, пишут на стенах: «Прашисты — Фашисты». А одна из Республик завела правило поливать «прашистов» из окон водой, благодаря чему теперь вся улица чиста от старинного унижения.
 
А прашист, выходит, унижен дважды — страдая и за свой выбор, и за свою несвободу.
 
Местный утопизм давно победил в отдельно взятых микрогосударствах. И сегодня даже превзошел себя. Оставив позади эксперименты с социализмом и анархией, Республики пошли дальше. Они создают горизонтальное самоуправляющееся общество, всемирную семью братьев и сестер из «нормальных» — самых не-утопических стран. И у них получается.
 
У Республик Коимбры уже есть нешуточные друзья и покровители: молодой министр образования Португалии, депутат Европарламента, лидеры партий, коммерсанты, ученые — а теперь разъехавшиеся не только по Португалии, но и по всему миру бывшие республиканцы Коимбры. Одного из них, турка Эрту, я недавно встретил в лесу под Стамбулом — он учил студентов ориентированию на местности.
 
Так что члены этого свободного братства готовы ко всему. И мне кажется, если завтра в Европе резко нагрянет социализм, я уже знаю, что его родина — Коимбра. А его штаб — везде. И нигде одновременно: подпольная закалка сильна.
 
В прошлом веке у Республик Коимбры был вполне нешуточный враг — неповоротливый фашистский режим диктатора Салазара и его «Нового государства», просуществовавший здесь, на окраине Европы, немыслимо долго — с начала 1930-х по 1974 год.
 
Он вмешивался в учебу и терпеть не мог вредное вольнодумство. Но репрессии и роспуск независимых студенческих ассоциаций привели к тому, что оппозиция ушла в республиканское подполье, где окрепла и расцвела. А подсадных уток секретной полиции республиканцы научились вычислять в два счета. Поэтому и меня сначала проверили — как и подобает тайной организации глобального уровня.


 




— Диктатор Салазар был глуп, а жертв выбирал, как все они, по собственной прихоти, — рассказывает Ленни. — К примеру, он ненавидел зажигалки. Да, именно зажигалки. Не веришь? Он запретил зажигалки, чтобы развивался местный спичпром. Студента могли арестовать и отчислить за зажигалку. Знаешь, в Республике Бако есть странный человек, бразилец. Он утаскивает зажигалки у всех. Он хочет напомнить каждому о диктаторе Салазаре, о том, что враг не дремлет. Странно, но действует!
 
Верить ли Ленни или уже не верить — мне трудно сказать. Республика пьяна, и я вместе с ней.
 
Над Коимброй стоит теплая ночь. Мне снится диктатор Салазар, который просит у меня прикурить. Я ищу по всем карманам зажигалку и…
 
Утро. Я просыпаюсь под мавританскими сводами древней библиотеки от грома рвущейся картечи. Машинально шарю по карманам — зажигалки действительно нет. Вокруг только стопки старинных фолиантов и пыльные подшивки архивных бумаг.
 
Кажется, я заснул в одной стране, а проснулся в другой.
 
Я иду на звук картечи. Стоя на верхней ступени стремянки, Ленни в пижаме-комби обдалбывает молотком двухсотлетнюю штукатурку. Пыль и камни летят во все стороны.
 
— Добро пожаловать в Корсариош! Доброе утро! — говорит мне Ленни.
 
Чаппо, большой и лохматый, смотрит на меня без осуждения.   


Колонка Данилы Африна опубликована в журнале "Русский пионер" №86. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
86 «Русский пионер» №86
(Ноябрь ‘2018 — Ноябрь 2018)
Тема: кулисы
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям