Классный журнал

Bита Буйвид Bита
Буйвид

К чертовой бабушке

26 октября 2018 11:18
Началось все с того, что фотодиректор «РП» Вита Буйвид хотела сделать репортаж из голландского дома престарелых, для обитателей которого созданы прямо-таки сказочные условия. Но, присмотревшись к окружающей действительности, Вита поняла, что ехать никуда не надо. Престарелые и так окружают. И Вита взялась за фотоаппарат.


То ли рай уже, то ли просто счастье. Море, ранняя осень, солнце, рыбой пахнет и чем-то вкусным из ресторана, и людей нет, ну почти. Где же тут подвох? Так ведь не бывает. Не может быть так хорошо. На всякий случай я еще и просекко заказала, удвоить состояние.

Официантка оказалась совсем не молодой. У нас в таком возрасте уже совсем на других работах работают. Два мира — две старости. Сижу на пустой террасе пустого ресторана, прихлебываю, смотрю на пустой порт и размышляю. Не в раю ли я? Ну, случайно… Вдруг я уже не с вами, а в другом месте и просто этого перехода не заметила?
 
И тут на пустой набережной чуть ли не первомайская демонстрация началась. Откуда эта толпа в тихом месте в понедельник? Кто все эти люди? И зачем они портят мне пейзаж? Вот он, подвох: это автобус с туристами подогнали. Но подвох не в этом. Подвох в том, что все они пенсионеры. Страшная мысль посетила мою стареющую голову: а в раю-то кто будет? Такие же и будут, если не старше. Потому что те, кто нас покинул очень рано, следуя формуле секснаркотикирокнролл, они ведь не в раю, наверное, там-то мы с ними вряд ли встретимся. Или их туда на гастроли приглашают, с выставками да концертами? Ох, веселенький понедельник, надо же, какие идеи подбрасывает.


 
Это все матрица шутки со мною шутит. Пенсионные. Это все из-за дома престарелых Хогевейкского, точно. Не зря название Хогвартс напоминает. По слухам, в Хогевейке просто сказочные условия для людей с деменцией: застрял в пятидесятых — вот вам интерьерчик в привычном стиле, и техника бытовая соответствующая, в семидесятых — тоже пожалуйста, ну и далее по списку. Старичков всех сгруппировали и соответственно заселили в дома — капсулы времени, чтобы было им о чем беседовать. Логично ведь? А персонал весь медицинский работает под прикрытием: то в образе почтальона явятся, то страховым агентом прикинутся, то сантехником. Сплошные ролевые игры на старости лет.
 
И вот хотелось мне это своими глазами увидеть. Не верилось. Да что там увидеть, я и сфотографировать хотела, привезти доказательства. Не только ведь мне не верится. Написала запрос в Хогевейк, пустите, говорю, журналиста. Нет, не можем, отвечает мне некая Барбара, сократили мы 98 процентов прессы, очень это нервирует наших постояльцев. Понимаю вас, дорогая Барбара, пишу ей, очень даже понимаю. Но, может быть, я тогда просто с кем-то из команды вашей побеседую, и снимать не буду, не буду тревожить постояльцев? А сама думаю: я ведь наблюдательная, и камера у меня шпионская, что-нибудь да получится, в крайнем случае на врача-сантехника посмотрю, взбодрю гормоны. Ответ пришел молниеносно, с пэдээфчиком вложенным: платные туры в Хогевейк. Всего за 895 евро от одной до трех персон, за каждого последующего еще 195. И все там есть, в этом туре: и посещение домов, и чай-кофе, и публичные места, и время на вопросы-ответы заложено, и даже пообедать в ресторане можно с постояльцами, еще только добавить немножко. Они ведь все равно живут в удивительном мире своих снов и расстраиваются, только если их без оплаты тревожат. Я даже присвистнула.
 
В Голландии все свистят, кстати: местная привычка. И вот заклинило меня после этого. Везде мне стали пенсионеры попадаться, да еще и в изуверской форме.


 
Сначала целый корабль с бельгийскими пенсионерами причалил неподалеку от дома. На нем младше семидесяти только капитан был, видимо. Рядом с трапом выстроили ходунки высокотехнологичные, и вот пенсионеры спускались, получали свой гаджет и отправлялись на прогулку по Амстердаму. Шустрые такие, веселенькие. Потом толпа пенсионеров засосала меня в музее. Оказалось, что был день бесплатного посещения музея для пенсионеров из других стран. Как же они галдели! Хуже наших школьников. Пришлось срочно ретироваться в ближайшую рюмочную. А там тоже пенсионеры — сидят, йенейвер дегустируют и ликеры раритетные. Я даже запаниковала. Наваждение какое-то. И вот решила радикально от этого всего избавиться, поехать в другое место, просто сбежать. Прикинула, где пенсионеров быть не должно, и рванула. Почему я решила, что в рыбацком поселке пенсионеров быть не должно? Логика у меня была простая: рядом город Эдам, пенсионеры все туда должны ехать, за сыром. Что им на море делать? Холодно уже, не поплавать. Но промашечка вышла. Вот сижу теперь, наблюдаю это шествие. И мысли у меня не радужные совсем. Какая разница, в какой стране? Все ведь относительно. Относительно своей, немецкой/бельгийской/французской и прочей молодежи они так же потеряны, немного унылы, не так уж и ухожены, слегка обрюзгши и явно экономят. Они, наверное, до конца не понимают, что им делать в этой деревушке. И зачем их сюда привезли. Они даже не могут присесть за соседний столик и выпить своего любимого пива — у них автобус, расписание и ленч где-то в другом месте. Недорого…
 
Я уже ловила себя на мыслях о Спарте, мне становилось все неуютнее, просекко не помогало, хотелось сбежать как можно скорее из этого пенсионерского рая, но куда? Самолет в Москву у меня только вечером)))


 


И я попыталась вспомнить все прекрасное, что у меня с понятием пенсии связано. Начала с дедушки с бабушкой. Пенсию им почтальон приносила. Ее ждали — и почтальона, и пенсию. Готовились заранее, готовили чаевые: денег немного и вкусное что-нибудь. Хорошо было в этот день оказаться у бабушки — всегда можно было поправить свои финансовые дела. Затем родители: прекрасно помню банкет по случаю маминого ухода на пенсию. Все такое вкусное, ресторан с крахмальными скатертями, фужеры хрустальные, запотевшие графины с водочкой для мужчин, советское шампанское для женщин… На следующий день мама была очень грустная, а еще через день вернулась на работу. Очень старшая сестра… Она говорит: пенсия — это свобода. Свобода делать то, что хочется. Засада в том, что не хочется особо ничего. Вот и эти пенсионеры, мимо меня фланирующие, — такое чувство, что делают они это нехотя, по инерции. Ну положено им путешествовать на пенсии — вот они и едут. Куда? Зачем? Что им делать в этом Волендаме, если у них автобус через час? Ни рыбу приготовить не успеют, ни десерт местный знаменитый. Тоска. Тоска, она и в Африке тоска, а на пенсии и подавно. Думаю, в преддверии пенсии не кардиосистему тренировать нужно, не счет банковский, а психику свою накачивать. Потому что вместе со словом «пенсия» в организм проникает страшный вирус, который начинает там свою разрушительную работу: зачеммнеэтотпрекрасныйновыйкостюмлучшевтурциюэтонапотом. И начинают пенсионеры всех времен и народов уныло перемещаться в пространстве с разной степенью интенсивности, в безнадежной попытке убежать от этой страшной пус-тоты, бездействия этого вынужденного, этого псевдоотдыха с псевдокомфортом. Да ну ее к чертовой бабушке, пенсию эту. Лучше уж прямо с рабочего места в крематорий, с корабля на бал, ну или куда там еще…   


Колонка Виты Буйвид опубликована в журнале "Русский пионер" №85. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
85 «Русский пионер» №85
(Октябрь ‘2018 — Октябрь 2018)
Тема: пенсия
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям