Классный журнал

01 октября 2018 16:11
Превозмогая свой самый сильный страх — страх слепоты, — фотодиректор «РП» Вита Буйвид с завязанными глазами прошла по маршруту с собакой-поводырем и настолько впечатлилась, что решила в колонке посмотреть на мир глазами собаки. Ведь собаке глаза не завязывали. И она увидела явно больше, чем Вита.

 
Про дорогу? Попробую… Я люблю дорогу. Мы ее в нашей собачьей школе «маршрут» называли. И это теперь моя профессия. Я не слишком важничаю? Нет? Ну хорошо. Я — рабочая собака. Не болонка какая-нибудь. Простите, никого не хотела обидеть. Я — собака-поводырь. Вот завяжите глаза. Не бойтесь, не бойтесь. И я вас проведу по дороге. Держитесь за шлейку. Крепче, пожалуйста. Я вас буду слегка тянуть. Если буду тянуть слишком сильно — дайте мне знак. Одерните меня. Нам нужно привыкнуть друг к другу. И вам нужно мне доверять. Просто доверьтесь мне. Я хорошо знаю свою работу. Правда. И дорогу знаю хорошо. Сразу, конечно, это очень сложно. Этому надо учиться. Совместному прохождению маршрута. Когда нас передают хозяину, нас вместе тренируют две недели. Иногда дольше. Это серьезная работа. Бывает, отношения не складываются. И тогда нам подбирают другого хозяина. Или хозяйку. Мне с хозяйкой очень повезло. Я ее обожаю. Знаете, какая она классная? И талантливая очень. Сейчас моя Рита поступает во ВГИК. Представляете? На сценарный факультет. Она литературу на 90 баллов сдала, между прочим! Рита обо мне мечтала. Она очень хотела именно черную девочку. Она и сама волонтером была, помогала других щенков выращивать. И кинологом хотела стать. Она слабовидящая, но без меня ей все равно тяжело. Вот тут осторожнее, тут очень опасная ямка. Я всегда здесь останавливаюсь. Это знак: препятствие. Нужно быть осторожнее. Эта отвратительная ямка в асфальте очень опасна. Даже летом. Рите, когда яркое солнце, нужно глаза совсем закрывать. И именно в этом месте ей без меня никак не пройти. Зимой еще хуже: в этом месте всегда скользко. Поэтому перед этой ямкой я останавливаюсь всегда. Вот так, аккуратно ощупайте ее тростью и переступите. Она не очень большая, просто осторожнее.
 
Рита ждала меня два года. Стояла на очереди. Я к ней попала в конце ноября в прошлом году. У нас не сразу все получалось. Все думали, что мы быстро совместное обучение пройдем — и теорию, и практику, и технику безопасности. Но за неделю мы не справились. Помню, просто сидели вместе на коврике, привыкали друг к другу. Мы обе спокойные и обе не приучены к телесному контакту. Рита сирота. Сейчас она в замечательной семье живет. Повезло ей. И мне, конечно, тоже. Но сначала плохо у нас получалось. Мне казалось, что ее не нужно тянуть, можно просто идти рядом, что она и так все понимает. Но это неправильно. Все по правилам нужно делать. Ну да, я такая, деликатная слишком, незаметная почти. Ну, такой уж характер у меня. А еще я никогда не лаю. А зачем? Смысл какой? Рита говорит, что я только во сне повизгиваю, скулю иногда и что храплю ужасно. Ну, тут ничего не поделаешь. Открою вам страшную тайну: все лабрадоры храпят! А еще Рита считает, что я трепетная. Приятно, конечно…


 
А вот тут давайте притормозим. Нет-нет, не надо ощупывать тростью дорогу. Там все в полном порядке. Просто нам навстречу несется старушка-танк. Это такой особый типаж. Я их уже хорошо изучила. С ними лучше не связываться. Вот когда говорят о психологической нагрузке, нашей, поводырской, — это такие вот встречи. Мне очень сложно контролировать такую ситуацию. Что думает эта старуха? Скорее всего, что девчонка с собакой не желают уступить ей дорогу. Нас, собак-поводырей, очень мало. Многие совсем не понимают, что это за странная группа перед ними. Общество совсем не подготовлено. А старушки — это особая история. Нестабильные они. То агрессивные, то наоборот. Вот недавно мы с Ритой в метро ехали — там одна старушка на весь вагон восхищалась. Даже неловко стало. А в электричке — наоборот: разоралась бабка совсем. Ей потом объяснили другие пассажиры, что девочка не видит. Извинялась.
 
Ну все, прошел танк, пойдемте дальше. А что вы так боитесь? Я чувствую ваш страх. И это не страх упасть. Обычно люди, которые на наших образовательных встречах этот слепой тест проходят, они просто упасть боятся. А у вас что-то другое чувствуется, что-то глубинное. Страх слепоты? Правда? Откуда он у вас? Ах, дедушка… Понимаю, в детстве такие вещи могут сильно ранить. Не в детстве даже? В юности? А что случилось? Стеснялись своему дедушке помочь? Ну, тогда мне все более-менее понятно. Не бойтесь. Просто войдите в свой страх и идите вместе со мной. И в стыд тоже. Просто идите. Я вас выведу. Говорю же, общество не подготовлено. Многие люди видят в инвалидах моральных уродов, боятся их и не умеют с ними общаться. Все боятся за свою шкуру. И все время какие-то двойные стандарты. Не поймешь, то ли инвалидов им жалко, то ли себя. Вот недавно охранник не пустил Риту в музыкальную школу. Я без намордника была, заставил выйти. Она брата провожала, помогала ему саксофон нести: он тяжелый. Ну что же, формально охранник прав, хоть и видит нас каждую неделю и прекрасно знает, что кусать я никого не стану. Ничего не поделаешь, вышли, подождали на улице. А намордник я терпеть не могу. Что поделаешь. Меня Рита в него силой заталкивает. Еще я когти стричь не люблю. И на спину ложиться. Как вспомню, как мне эту татуировку с номером на брюхе делали… нет уж, на спине мне лежать совсем не хочется. Я лучше в калачик свернусь.
 
Ох, велосипед пронесся. Это меня очень нервирует. Я, конечно, вида не подаю, но все равно не могу понять — зачем они по тротуару несутся на большой скорости? А еще роллеры, скейтеры и дети на скутерах. Они все и зрячего человека с ног сбить могут, а уж незрячего тем более. Реакция ведь совсем другая, не отскочить. Конечно, у незрячего человека слух сильно повышен, он как бы смотрит ушами. Не такой, конечно, слух, как у нас, собак, но все же… А еще страшная проблема для меня машины, на тротуаре припаркованные. Очень сложно обходить бывает. Нам ведь вдвоем нужно пройти. И еще задом иногда водители сдают не глядя. Не подумайте, что я жалуюсь. Просто вы же просили все про дорогу рассказать. Мы с Ритой уже хорошо понимаем друг друга. У меня уже свои, особые знаки и для велосипедистов, и для машин. Психологический подбор собаки для инвалида в нашем центре просто идеальный. Не могу представить для себя хозяйки лучше. Мне кажется, я тоже именно о такой мечтала. Меня молодые ребята выращивали, волонтеры, семейная пара. Я привыкла с молодежью общаться. Я так радуюсь, когда меня Рита с собою берет к друзьям. Это ведь счастье — всегда быть с хозяином! И я не только друг, я еще и глаза своей хозяйки. И я очень стараюсь ей помогать.
 
Но иногда, особенно с машинами этими на тротуаре, я все же торможу, и Рите приходится меня подгонять, особенно если она торопится. А людям сразу жес-токое обращение с животными мерещится. И откуда только эти защитники животных берутся? Вы ведь наверняка слышали, что незрячие жестоко обращаются со своими собаками? Бьют их тростью. Какая глупость. Это знак такой. Мне. Не тормози, решай скорее. Или наоборот, остановить меня нужно. Рывком, за шлейку. Но это наши отношения, мы разберемся. Молодому веселому кобельку иногда полезно получить тростью по попе. Легонько. Особенно если владельцы других собак отпускают своих с нами знакомиться. Зачем? Кому это знакомство нужно? Ведь мы, лабрадоры, сильно реагируем на других собак. Это свойство породы. Да, мы тусовщики. Крутанемся пару раз — и все, незрячий хозяин может потерять ориентацию. Вот тут трость очень даже нужна. Я бы вообще советовала всем незрячим хозяевам грубо посылать этих «социализаторов». Я считаю, что незрячий человек имеет право и чужую собаку в этом случае отогнать, и свою приструнить. Мы на работе! Понимаете? Мы не на прогулку вышли. Пусть этот Касик безумный носится по улице и ко всем пристает. Что ему еще остается? У него, может, и радости только, что полчаса утром поноситься по дороге, а потом весь день валяться в квартире и все грызть от тоски. Вот уж точно собачья жизнь. Жаль мне его, хоть он и глупый. А у нас жизнь интересная. И вот это вот «бедная собачка» — это не про нас, это про них как раз. Вот куда этим так называемым защитникам прав животных лучше свою активность направить. Странные они, конечно, права собаки выше права инвалида ставят. И чем только думают…
 
Вы не устали еще? Вы уже увереннее идете. Я ведь говорила: просто доверьтесь мне. Чувствуете, у нас уже контакт установился? Слабенький пока, конечно. Но мне уже кажется, что я вас понимаю. Я даже не ожидала, что мы так удачно калитку пройдем с первой попытки. Нам, конечно, инструктор помогает, но я, честно говоря, не думала, что мы так быстро начнем взаимодействовать.
 
А тут тоже притормозим давайте. Тут у нас мамочки. Эти тоже опасны. Они вроде бы добра хотят своим детям. Объясняют им, что такое собака-поводырь и что значит «человек не видит». Ну и объясняли бы дистанционно. Но нет, им почему-то кажется, что ребенку непременно нужно такую чудо-собаку погладить. А о хозяйке моей они подумали? Она может малыша тростью зацепить случайно или наступить на него просто. Ну чем только думают? Ах да, считается, что лабрадоры очень любят детей. Просто пролактивная энцефалопатия какая-то… Еще и коляски свои на дороге оставляют. Думают, легко их обходить. Да любим мы детей, любим, только работать не мешайте.
 
Ну вот, конец маршрута, снимайте повязку. И посмотрите, что я еще умею. Вот, могу трость подать, берите-берите, без повязки не страшно уже, ключи тоже могу найти и принести, шапки, шарфы, перчатки и тапочки — это даже не обсуждается, это просто совсем. Могу просто быть хорошей собакой.


 
Сейчас каникулы, поэтому мы с Ритой на даче. Мне тут нравится. Тут утки, я за ними иногда бегаю. Куры в курятнике. Но утки мне больше нравятся. Кот соседский тоже веселый. Ждет меня на повороте всегда. Мы с ним иногда играем. Я его пыталась научить делать «змейку» и «потягушечки». Ну, со «змейкой» у него пока не очень, а «потягушечки» быстро освоил. Еще мы с Ритой собираемся поехать в Тверскую область. Я новые места очень люблю, люблю новую дорогу, это очень интересно. Вот только не люблю, когда меня в незнакомом месте одну оставляют. А с хозяйкой я куда угодно готова. Я даже скоро в самолете полечу, мне сейчас документы оформляют. Нам, поводырям, можно летать в салоне самолета, между прочим. А еще Рита собирается со мной в театр. Надеюсь, пустят нас вместе. Тут-то и в магазин не всегда пускают. Но в театре, надеюсь, у людей получше с интеллектом. И не начнутся опять эти пресловутые разговоры про аллергию. По статистике, аллергией на собак страдает очень маленький процент населения. Мы не кошки!
 
Ну вот, все вам рассказала. Надеюсь, все понятно. А мне теперь нужно воды попить. Вон мне Рита уже свежей налила, холодненькой. Она очень хорошо обо мне заботится. И даже разрешает спать у нее в ногах. А я ей по утрам иногда пятки облизываю. Чтобы скорее проснулась. Ей нравится. 

Благодарим УКЦ «Собаки — помощники инвалидов» за помощь в подготовке материала. www.guidedogs.ru


Колонка Виты Буйвид опубликована в журнале "Русский пионер" №84. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
84 «Русский пионер» №84
(Сентябрь ‘2018 — Сентябрь 2018)
Тема: дороги
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям