Классный журнал

Bита Буйвид Bита
Буйвид

Ночной полет

28 сентября 2018 17:37
В своем новом отчете о проделанной работе алкогольный хроникер «РП» Вита Буйвид отходит от матрицы и, вопреки сложившейся традиции, не пьет. Но если не пьет автор, это значит, выпьет кто-то другой, за двоих (как минимум). А в итоге получается новый поворот алкогольной рубрики.



В Пермь я летела ночным рейсом. Не из соображений экономии — разница смешная. Просто мне нравятся ночные перелеты. Не знаю, по какой причине. Нравятся, и все. Ничего не может быть лучше приземления на рассвете. И аэропорта ранним утром. И города. Новый день, новый город.
 
Ой, ну еще чуть-чуть, и начнутся розовые сопли. Чуть «новая жизнь» не добавила. Хорошо, что вовремя остановилась.
 
План у меня был идеальный: прилетаю около четырех, быстренько в гостиницу, поспать немного, а потом как огурчик в центр городской культуры, ну и далее по списку… Но… Я уже писала когда-то, что идеальный план неминуемо дает сбой. Слишком жесткая конструкция. Уязвимая. Вот и мой план стал рассыпаться почти сразу.
 
Рейс задержали. Сначала на сорок минут, потом еще. Пассажиры портились на глазах. Зевали, принимали малоудобные и малоэстетичные позы, расползались по почти пустому аэропорту, устроили очередь в кофе-автомат, некоторые двинулись в сторону бара. Я ничего не предпринимала. Я методично ходила из одного конца аэропорта в другой: в тот день мне не удалось осуществить набор минимальных действий, и организм настойчиво требовал активности. Была у меня, конечно, мысль выпить чего-нибудь, и я даже изучила ассортимент ближайших точек, но ничего вкусного не нашла и решила не портить карму. Да, это не опечатка. Именно карму. У меня теперь новая идея. Здоровье легко приравнивается к карме. Логично? А алкоголь его условно портит. Тогда какой смысл портить здоровье/карму чем-то малоприятным? Невкусным или некачественным? Уж если портить — то со вкусом! Бургундским каким-нибудь, например. Не зря же Д’Артаньян, любимец всех советских школьниц пубертатного возраста, в особых случаях требовал именно бургундского! А в остальные дни уныло хлестал бордо с анжуйским.

Ну так вот: бургундского в Шереметьево не было. Может быть, оно было в международных терминалах, но на местных авиалиниях не было однозначно. А меня в тот момент ничто другое не устроило бы. И вот я бодро наматывала круги по аэропорту, пила то кофе, то минералку, но кофе не помогал, и мне ужасно хотелось спать. Жаворонкам после полуночи очень тяжело сохранять бодрость духа.
 
Посадка произошла неожиданно и очень быстро. Самолет был небольшой, всего по четыре сиденья в каждом ряду. Всех пассажиров подвезли к самолету в одном автобусе. Мое место было у прохода, под окном никого не было, и я уже строила алчные планы по размещению своего тела, прикидывала, как лучше улечься — головой к окну или к проходу. У меня и мысли не было, что могут быть какие-то опоздавшие. Но они были. Они появились минут через двадцать. Четыре танкиста и собака. Ну, это я их так про себя окрестила. Впереди шла раскрасневшаяся женщина с какой-то мелкой гадостью в переноске. Мелкая гадость отвратительно хрипло тявкала. За нею еще трое. Все были явно пермяками. В хорошем смысле. Крепкие такие, спокойные, уверенные. Женщину, например, совсем ее мелкая гадость не волновала. Маруся, блин, огонек. Один из танкистов, молодой совсем мужчина, оказался моим попутчиком. Он был в стельку пьян, но сначала это совсем не было заметно. Держался он очень прилично. Положил свой багаж на полку, извинился, сел, пристегнулся. Я постаралась не делать недовольное лицо. Но все же сделала, потому что объявили, что еще минут сорок мы будем ожидать взлета. Все пассажиры сразу стали устраиваться на ночлег. Мой попутчик тоже. Как будто по команде «спать», он моментально сгрузил мне на плечо голову, а на колено — руку. Я брезг-ливо сняла его руку с колена, а плечом сделала сложносочиненное движение и высвободила его из-под головы. Парень уже спал мертвецки. Но почувствовал, что что-то не так, и повернулся в другую сторону. Но его тело никак не находило удобного положения. И еще он перестал дышать. Носом. Приоткрылся рот, и запах коньяка, к счастью пока не перегара, начал двигаться в мою сторону. Было ощущение, что кто-то грохнул бутылку КВВК. Попутчик вертелся невыносимо. Запах коньяка усиливался. Я уже хотела просить стюардессу пересадить меня. И как раз во время этой мысли парень повторил первый маневр, и его голова опять оказалась у меня на плече, а рука — на колене. Но вместо традиционного «что вы себе позволяете» я вдруг поняла или почувствовала скорее, что в этом движении нет никакой похоти. Просто мозг паренька отключен, и срабатывает элементарная память тела. Ну привык он так засыпать. С женой. У него на пальце было совсем свежее кольцо. Не затертое еще, не помутневшее. Я посмот-рела на него внимательно, прикинула, как все эти части тела его переместить, как-то его позу переформатировала, ноги свои сдвинула в сторону, отвернулась от него и тоже стала засыпать. Парень ужасно напоминал моего одноклассника Сережу Пинюшко, с которым у нас был платонический роман в восьмом классе, но не без коленок, конечно, и еще одного мужчину, приличного такого возраста, но лет двадцать назад. О его похождениях с распитием напитков хорошо известно в соцсетях, сейчас-то он совсем не пьет и образ жизни ведет невероятно здоровый, и вот получалось, что я как бы с ним прошлым лечу в одном самолете. Засыпая, я подумала: странно как, ну вот как один человек может быть двойником двух других? Одного — в будущем, другого — в прошлом. И уснула. Даже не проснулась во время взлета.


 
Проснулись мы примерно одновременно. Посмотрели друг на друга. Парень вежливо спросил, не очень ли он мне мешал. Это был зашквар. Это уже перегар был. Я полезла за мятными таблетками, как бы для себя, я их терпеть не могу, но взяла с собой, для посадки, чтобы уши не закладывало. Взяла себе одну и ему предложила. Насыпала ему в ладонь штук пять, наверное. Он посмотрел на меня с состраданием. Вряд ли, говорит, поможет, но все запихнул в рот. Честно их то ли жевал, то ли гонял во рту языком и через некоторое время решил все же продолжить беседу. Плохо, говорит, значит, себя вел? И смотрит с такой надеждой. Ну скажи, ну скажи, что все было нормально, я же хороший, ну не мог же я облажаться совсем. Сначала, говорю, все было не очень, я даже хотела попросить стюардессу меня пересадить. Но вы же здесь, говорит, значит, мы подружились? И опять такая надежда в глазах. Дико трогательно. И слово неожиданное. По-дружились. Ну, при данных обстоятельствах неожиданное. И за этим таким детским желанием одобрения, чуть ли не похвалы, прорезалось что-то невероятно мужское. Проснулся настоящий мужчина. А это ведь редкость. Настоящий мужчина — это редкость редкая, тут не в возрасте дело и не в роде занятий, это либо есть, либо нет, этому не научить, бывает настоящий мужчина и в пять лет, а можно им и не стать никогда, а вот мой попутчик оказался настоящим мужчиной, и это радовало, ну выпил, с кем не бывает, в конце концов, это не было отвратительно, ну так, мелкие неудобства, не надо было кресла в самолете так близко размещать, мы ведь не шпроты, мне и самой руки девать было некуда, мы оба высокого роста, подумаешь, коленка, ничего ведь личного. И что может быть лучше уставшего мужчины, задремавшего на плече у женщины. Если бы это был мой мужик — я была бы просто счастлива.
 
Самолет приземлился. Ранним-ранним утром. Рассвет прохлопали из-за задержки рейса. Но все равно замечательно. Паренек предложил отвезти меня в город. Спасибо, говорю, меня встречают. Он посмотрел так недоверчиво. Правда-правда встречают, говорю. Не волнуйтесь. И зачем-то спросила, как его зовут. А он посмотрел на меня вот тем особенным мужским взглядом и сказал: а вдруг не совпадет?
 
Мы ехали в разных концах автобуса, в багажном отделении тоже не пересекались. Как у Горького прямо. А был ли мальчик? Но столкнулись, причем физически, у стеклянной двери аэропорта, на выходе уже. Извинения были излишни. Просто засмеялись. Парня ждали друзья, два таких же крепких парня. Серега, ну ты че так долго, спросил один, они обнялись, похлопали друг друга по спине, все как положено, и пошли к машине. Меня встретил водитель. Боковым зрением я видела, что Серега наблюдает за мной. Проследил, что меня встретили, одобрительно кивнул, когда увидел, в какую машину я села, и они быстренько на своей «бэхе» уехали. 


Колонка Виты Буйвид опубликована в журнале "Русский пионер" №84. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
84 «Русский пионер» №84
(Сентябрь ‘2018 — Сентябрь 2018)
Тема: дороги
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое