Классный журнал

Олег Новицкий Олег
Новицкий

Однажды позвонил теще

22 сентября 2018 13:59
Космонавт Олег Новицкий в свое время взял и окончил дорожный техникум. Этим и интересен прежде всего для номера про дороги. Но не только этим, будем справедливы. Сколько бы космонавты ни рассказывали примерно, казалось бы, про одно и то же, у каждого в космосе обязательно свой собственный путь. И это не бег по кругу.
Космос не был моей детской мечтой. Когда речь заходит о таких необычных профессиях, как профессия космонавта, хочется думать, что жизненная дорога, которая привела человека прямо к звездам, началась еще в детстве, когда будущий космонавт часами смотрел на бескрайнее черное ночное небо, в котором звезды указали ему его судьбу. Но со мной было все-таки не так: я с детства хотел быть летчиком, а возможность пройти отбор в отряд космонавтов появилась только в 2006 году, когда я заканчивал Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина как военный летчик. Приезд представителей центра космической подготовки — добрая традиция: всегда самые крепкие и здоровые из летного состава пытались пройти отбор. Я этот отбор успешно прошел и в 2007 году был зачислен в отряд космонавтов.
 
Свой первый полет в космос, конечно, я не забуду никогда. Если нужно было бы подобрать одно слово, чтобы описать происходящее, то это слово «восторг». Такую красоту с Земли никогда не увидишь — ни одна видеокамера, ни один телевизионный экран не передаст того, что видит космонавт в окошко иллюминатора. Я очень хорошо помню тот момент, когда сбрасываются створки обтекателя, и после этого можно увидеть Землю. Вид из иллюминатора я именно так себе и представлял, но яркость красок, четкость картинки были совсем иными, чем в видео— и фотоматериалах. На Земле не с чем сравнить ощущения от полета в космос. Но мы не можем забыть обо всем и любоваться этим зрелищем: надо продолжать работать — корабль летит, двигатели работают. Волнения не было: ведь мы были очень хорошо подготовлены, сдали все экзамены на «отлично», и мы были абсолютно уверены в людях, которые были на Земле — которые строили и готовили технику.
 
Рабочий день космонавта на орбите начинается в 6 часов утра, в 21:30 уже отбой. Все работы, все действия — прием пищи, физкультура, эксперименты — все расписано по минутам. Накануне приходит радиограмма, в которой подробно описаны все задачи. Экипаж узнает свой план на день на вечерней конференции с ЦУПом и утром начинает по этой радиограмме работать.
 
В каждом полете мы проводили порядка 50 экспериментов — биологических, биохимических, медицинских, промышленных. Очень надеюсь, что наша работа помогла в решении самых разных задач. Это очень ответственный момент: ведь на Земле проводят такой же эксперимент, что и мы в невесомости. И тут важно выполнить все требования: подавать напряжение, смешивать вещества — и все делать в строго оговоренные временные рамки — точно так же, как это делают на Земле, чтобы потом можно было сравнить результаты.
 
Конечно, жизнь в невесомости очень необычна для человека.
 
Например, сон: экипаж спит в специальных спальных мешках, которые после стыковки переносятся с корабля на станцию. Мешок крепится к стенке каюты, и когда приходит время сна, космонавт залезает в него, как в кокон, закрывает замок и спит. Однажды жена спросила меня по телефону, вижу ли я на орбите сны. Так вот снов в космосе я, к сожалению, не видел.
 
А один раз я снимал маленький видеоролик, чтобы показать семье, как мы обедаем в невесомости, выпустил на секунду ложку из рук, неудачно повернулся, задел ее локтем, и она улетела. Мы нашли ее только через пару недель в грузовом отсеке. Во время уборки всегда находим пропавшие вещи. У меня на шортах были пришиты специальные липучки, к которым я мог приклеить небольшие предметы. Ведь это на Земле мы можем положить ручку на стол и точно знаем, что через пять минут найдем ее там же. В невесомости эта ручка через секунду может оказаться в другом конце отсека.
 
Выход в открытый космос, наверно, можно было бы назвать моей небольшой мечтой. К сожалению, программа полета — и в первый, и во второй раз — не предусматривала выхода в открытый космос, но все члены экипажа готовы к такой работе. Так что, если будет необходимость, я с радостью выполню такую задачу. Кстати, фильм «Гравитация» мне, честно говоря, не очень понравился. Большинство фильмов, которые сейчас снимают о космосе, они все-таки художественные, а не документальные. Задача режиссера — захватить внимание зрителя, показать красочно и ярко все происходящее, при этом некоторые важные моменты и нюансы упускаются, немного искажаются, чтобы сохранить остроту сюжета. Очень хорошие фильмы сняли наши режиссеры — «Время первых» и «Салют 7». Один из них мы смот-рели прямо на орбите в космосе. На мой взгляд, наши фильмы сделаны намного интереснее, чем «Гравитация».
 
В общей сложности я провел в космосе более 340 дней. Естественно, быть вдали от семьи тяжело для любого человека, и если вы будете разлучаться с родными на полгода, то даже на Земле вам будет немного тоскливо. Помогают современные средства связи — раз в неделю на орбите у нас есть возможность пообщаться по видеосвязи с семьей. И если во время первого полета родные должны были ездить в ЦУП, то во второй раз семье на время полета выдали планшет, по которому в назначенное время они могли связаться со мной, пока я был на орбите. Конечно, моей семье было очень интересно, как я живу на МКС. Однажды я поднес камеру к иллюминатору, чтобы жена и дочь смогли увидеть Землю моими глазами. Сеансы видеосвязи иногда проходили очень весело. Например, как-то раз наши друзья и родственники спели для меня под гитару песню из репертуара «Машины времени». А я для них провел небольшую виртуальную экскурсию по МКС. Иногда родные просят сделать что-то необычное, что возможно только в невесомости: повисеть вниз головой, сделать сальто или выпустить воду из пакета и пить водяные шарики прямо из воздуха. А один раз, пока мы говорили, на орбите наступила ночь — дело в том, что в космосе очень четко видишь границу между днем и ночью, и когда сеанс связи подходил к концу, было видно, как за моей спиной в иллюминаторе день резко сменился ночью.
 
У космонавтов также есть возможность позвонить на Землю, и этой возможностью я несколько раз пользовался. Однажды позвонил своей теще, так она долго не могла поверить, что я звоню ей с орбиты. Она хоть и знала, что разговор идет с задержкой в пять секунд, от волнения не могла дождаться моих ответов, и мы говорили почти одновременно. Правда, потом немного успокоилась, и разговор удался. Многие мои друзья думают, что их разыгрывают, когда я им звоню.
 
Дорога домой, конечно, была долгожданной. Когда мы приземлялись в первый раз, был сильный туман. Родные сначала очень переживали, так как не было видеотрансляции, но потом на экране показался спускаемый аппарат, вокруг него люди, открывается люк. Нас на руках донесли до кресел, усадили, укутали в пледы, медики сразу стали проверять наше состояние. На видео было видно, как мы сделали первый вдох — так хотелось вдохнуть всей грудью морозного земного воздуха. Восстановление проходит от 5 до 21 дня — у всех по-разному. Это зависит от организма, от режима работы, насколько активно космонавт занимался на станции физкультурой. Тяжелее всего дается процесс, когда твой мозжечок привыкает к состоянию равновесия. Мышцы, кости находятся в хорошем состоянии, а вот научиться заново держать вертикаль — на это требуется время. Врачи экипажа обычно говорят, что организм полностью восстанавливается примерно столько же, сколько находился в невесомости на орбите.
 
В моем Инстаграме очень много фотографий, и многие могут подумать, что я очень люблю фотографировать. Откровенно говоря, особой любви к этому делу я не испытываю. Начал фотографировать, можно сказать, вынужденно — очень хочется показать людям то, что мы видим на орбите и что невозможно увидеть с такого ракурса с Земли: города, горы, реки, континенты, моря, океаны. Раз есть такая возможность, конечно, хочется поделиться. Я показывал своим родным, как на орбите выглядит рассвет: сначала видишь маленькую голубую полоску Земли, которая очень быстро, прямо на глазах, увеличивается. А дочь Яна однажды попросила прислать фотографию Луны из космоса. А в ее день рождения я записал для нее видеопоздравление: «Привет, котенок! Сегодня твой день рождения, и я поздравляю тебя с борта станции. Извини, что не могу присутствовать сегодня на этом торжестве, но ты знаешь, что я всегда был и буду рядом с тобой и в трудные минуты, и в минуты радости и веселья! Хочу пожелать тебе всего самого хорошего, что только может пожелать отец своей дочери. Мой подарок сегодня будет маленьким… Пусть этот вид из иллюминатора покажет тебе, как прекрасна наша планета, как прекрасна наша жизнь и что ради всего этого стоит жить и трудиться!»
В свой первый полет я сфотографировал свой родной город Червень в Белоруссии, но он очень маленький, поэтому пришлось снимать довольно большую территорию, а потом уже искать нужное место на снимке. Плохо, что съемка проходила зимой — на черно-белой поверхности сложнее найти населенные пункты. Но при хорошем качестве съемки можно найти даже здания.
 
Какой будет дальше моя дорога, покажет время. Кстати, профессии космонавта и летчика не единственные в моей жизни. В свое время мне удалось заочно окончить Борисоглебский дорожный техникум по специальности «Строительство дорог и аэродромов». Все, что касалось аэродромов, было мне очень близко, так что защищать диплом было легко. А хороших дорог много не бывает: когда-нибудь, может быть даже и с моей помощью, их станет еще больше.  


Колонка Олега Новицкого опубликована в журнале "Русский пионер" №84. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
84 «Русский пионер» №84
(Сентябрь ‘2018 — Сентябрь 2018)
Тема: дороги
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое