Классный журнал

Сергей Петров Сергей
Петров

Где дорога, там засада

15 сентября 2018 13:52
Постоянные читатели «РП» в курсе, что писатель и колумнист Сергей Петров до того, как стал писателем и колумнистом, работал в милиции. Поэтому истории, которые он рассказывает сегодня в своей колонке, скорее всего, происходили в реальности. Хотя, с другой стороны, теперь Сергей Петров писатель. А это значит, что и вымысел возможен. Чисто литературный.
 

 
Когда самолет снижается и смотришь в иллюминатор, дороги кажутся палками.
 
Прямыми и кривыми, аккуратно сложенными и беспорядочно разбросанными, будто Бог поначалу их бережно складывал, а потом устал и разбросал.
 
Или нет. Иначе.
 
Он раздал их каждому из нас еще при неофициальном появлении на свет. Мы бросили их вниз и спустились искать. До сих пор ищем.
 
У каждого своя дорога. Дорога — это судьба. Твоя судьба — в твоих руках.
 
Чушь!
 
Дорога есть, а судьбы нет. Судьба означает, что все предрешено, а значит, толкает в бездеятельность. Вязкая какая-то субстанция.
 
Судьбы нет. Ее нет даже у бездеятельных на первый взгляд наркоманов. Казалось бы, куда наркоману бежать? Укололся и пребывай в своей опийной или химической неге, никуда спешить не надо. А ведь надо.
 
Еще как надо. Проходит после укола какое-то время, начинает ломать, и чтобы привести себя в нормальное состояние, нужно встать и пойти. Пойти или побежать. Украсть или отобрать. Продать или обменять.
 
Только после этого все нужное — в его руках. Сначала — «в», а потом — «на».
 
— Выше рукав, дружище, выше! Ну! Кому говорят?
 
Человек в белом халате, эксперт-нарколог, он циничен и утомлен телепатией, в зубах сжимает «кэмел».
 
— Это что?
 
— Кошка поцарапала.
 
Ухмылка, дымовой кулак ударяет обследуемого в лицо. Обследуемый морщится и кашляет.
 
— Скажи мне, милый друг, какая у твоего дедушки была фамилия?
 
— Что?
 
— Фамилия твоего дедушки, приятель!
 
— Да такая же, как и у меня, фамилия! Хромцов.
 
— Хромцов? Правда? А я думал — Ганс Христиан Андерсен…
 
…Когда такие, как Хромцов, смотрят на свои руки, что-то меняется в их глазах. Уже не грустный взгляд торчка, но, пусть и на мгновение, взор древнегреческого мыслителя со страниц школьного учебника истории, обращенный в себя и в вечность. И можно предположить, что длинные рукава их рубах, носимых даже летом, — не сокрытие дорог, а способ укрыться от собственных, возможно мудрых, мыслей.
 
Странные, пропащие ребята, они, несомненно, жертвы. Не только наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. Эти ребята пожертвовали собой ради наших дорог, параллельных, дорог тех, кто ходит за ними. И в конце каждой такой дороги их ждала засада. А следом за ней — судимость, тюрьма и, вполне возможно, смерть.
 
Однако несправедливо было бы думать, что в засады попадают только они, наркоманы. Иногда туда могут угодить и те, что бережно подводят наркоманов к засадам за ручку. Здесь даже не всегда ясно, кстати, кто из них ведомый, а кто поводырь.
 
…Один парень влюбился в одну девушку. Обычная, скажете, история?
 
Не совсем.
 
Парень работал оперативником уголовного розыска, а девушка была наркоманкой. Парень задержал ее, но влюбился и отпустил. Девушка обрадовалась и тоже сказала, что его любит. Они стали жить вместе.
 
Однажды парень участвовал в спецоперации. Из точки А в точку Б на автомобиле следовал молодой таджик Сухроб. У Сухроба было хорошее настроение. В салоне гремела веселая восточная музыка, Сухроб жевал насвай и думал о том, что скоро сделает дело и вернется в Таджикистан богатым человеком. Мысль за мыслью, целый снегопад мыслей в голове. Возвращение долгов, золотые зубы, женитьба. Как по заказу, оборвалась восточная музыка и заиграла песня Джона Леннона «Imagine». Когда Сухроб размечтался о приобретении дома-дворца в Душанбе, автомобиль остановили. Чуть не расплакался Сухроб.
 
Его вытащили из авто грубые полицейские мужчины с автоматами и заставили лечь лицом в землю. Он больно ударился, лицо обожгло, горячей была земля. Снег его мечтаний тут же растаял, потек ручейками, и высохли мгновенно эти ручейки. В машине нашли два кг героина.
 
Два кг — это много. Два кг — это очень много, особо крупный размер. Но вот беда, изъяли два, а на экспертизу доставили полтора. Героин не просыпался в пути, не усушка и не утруска, нет.
 
Просто тот самый парень, лишивший в числе прочих мечты Сухроба, решил сделать подарок той самой девушке. Но, беда № 2, парень не только был ослеплен любовью, парень был под кайфом. Он даже не заметил, что при изъятии его коллеги героин взвесили.
 
Дорога любви привела парня в засаду наркомании. Он и его девушка не умерли в один день. Они в один день сели.
 
Страшная, грустная сказка. Но она все же приключается не со всеми, кто ходит с наркоманами параллельными дорогами. У большинства из нас — другая засада. Засада подозрительности и цинизма. Засада ослепления от звезд. Сколько их упало на наши погоны, сколько грамот получено и чинов! Наркотики — не раскрытие убийств, наркоманские дела — самые выигрышные, это вам подтвердит любой правоохранитель.
Однако случаются с нашим братом совсем другие засады, истории, когда происходит сбой привычного ориентира, заскок на дорогу выше или ниже, засада из ряда вон.
 
В какой-то момент меня, сошедшего с привычной дороги и застрявшего на тропе сомнений, окружили тени из моего прошлого, тени уродливых наркоманов, иссохшихся, но все еще красивых наркоманок, барыг, бегунков и притоносодержателей. Возможно, среди них мелькнул и Сухроб. Они будто взяли меня под руки и потащили по новой дороге. Совсем скоро выяснилось, что дорога эта писательская, тащат меня в засаду литературного мира, засада эта довольно комфортная, в нее очень хочется попасть, но не всех почему-то в засаду пускают. Стоят сказочные стражи литературного мира с копьями из перьев, щитами из чернильниц и не пускают.
 
Вы, господин хороший, кто? Вы что себе позволяете? Не видите, сколько писателей вокруг? Не понимаете, что им тоже сюда нужно?
 
Вижу, родные. Понимаю. Но взгляните на мое окружение! Всмотритесь в лица этих людей! Они вас неправильно поймут, если ответите мне отказом!
 
Да? А ведь точно! Извините!.. Какие милые, симпатичные ребята! Неужто сермяжная правда жизни? А что это у них на руках, кстати?
 
Это, родные мои, дороги.
 
Дороги? И куда они ведут?
 
Как это — «куда»? К вам!
 
…Дверь засады литературного мира захлопнулась за моей спиной. Мне сказали «добро пожаловать». И жить теперь вне этого невозможно. Ни дня без строчки, ни года без книги. Очередной книжный кирпич — мощная доза на целый год. Не наркомания ли?
 
Почти.
 
Отличие тут — в одном. Для получения дозы ты не воруешь и не отбираешь. Ты даришь. И идешь своей дорогой дальше. Насвистывая на новую дозу.  


Колонка Сергея Петрова опубликована в журнале "Русский пионер" №84. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
84 «Русский пионер» №84
(Сентябрь ‘2018 — Сентябрь 2018)
Тема: дороги
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое