Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Диана-блюз

08 сентября 2018 10:37
Закономерно, что именно в этом номере наш следопыт и исправитель истории Николай Фохт попытается спасти персону, которая связана с дорогой не только трагическим финалом, но и всей своей жизнью. Принцесса Диана всегда была в пути. И Николай Фохт здесь и сейчас устроит так, чтобы ее путь продлился.



Понятно, что вмешиваться любым способом в чужую матримониальную ситуацию — себе дороже. Даже спасение от домашнего насилия, скажем, женщины может обернуться неожиданными и неприятными последствиями. Сам же окажешься виноват, причем спасенная подтвердит — на голубом глазу и совершенно искренне. Муж и жена — одна сатана — пошлость, но формулировка рабочая, стоит прислушаться. Причем именно позиция женщины кажется особенно противоречивой: с ней вон что вытворяют, а она вон что говорит, выгораживает и даже с любовью какой-то особенной смотрит на своего злодея.
 
А если разобраться, ничего особенного тут и нет. Это только кажется, что дура набитая — на самом деле женщина всегда ведет себя прагматично и абсолютно понятно. Просто, думаю, каждый сюжет женский мозг рассматривает дискретно: закончилась одна ситуация, началась другая. Когда муж или, скажем, друг угрожает или приносит страдание — ясное дело, нужно просить о помощи. Когда угроза миновала и приехала полиция, налицо вмешательство в частную жизнь и попытка разрушить и без того хрупкое семейное счастье. Покушение на суверенитет — женщина, конечно, такого допустить не может, сразу встает на защиту своего недавнего супостата. Жалость и любовь, думаю, тут на втором месте: нарушенный суверенитет всегда хуже даже доброй гражданской войны.
 
Позиция кому-то покажется спорной. Но, думаю, она разумна и даже, позволю себе сказать, глубока. Безо всякого там сарказма и шовинистического снисхождения. Женщина не просто личность — это структура, сложный элемент глобальной социальной структуры, на которой все и держится. Да, бессознательно порой, да, интуи­тивно — но всегда твердо, с проверенным веками алгоритмом; короче говоря, так поступают все женщины.
 
Я веду к тому, что однажды мне вдруг захотелось помочь Диане, принцессе, одной из самых популярных женщин ушедшего века. Красавице, символу, легенде. Дело казалось мне безусловным — жертва Виндзоров, устоев, морали и папарацци. Хрупкая, благородная, любящая, мать, в конце концов. Общественный деятель, которая без страха жала руку больным СПИДом, боролась с противопехотными минами, сам Майкл Джексон робел в ее присутствии… Хотя тут надо поправиться: Диана тоже с благоговением смотрела на гения поп-музыки, в общем, конечно, они друг друга стоили.
 
Какие сомнения: кандидатура более чем достойная, можно только посетовать, что не сделал этого пораньше.
 
Как всегда, дело оказалось не таким однозначным, в процессе подготовки к операции личность спасаемой тоже рассинхронизировалась с привычным медийным образом.
 
Нет, вру. Лично для меня особенного противоречия не случилось. Я хорошо помню, что никакого интереса, никакой особенной симпатии Диана у меня не вызывала. Даже ее визит в девяносто пятом в Москву, в Тушинскую детскую больницу как-то мимо пролетел. Ну да, подарила оборудование, пластиковых младенцев для тренировки пеленания, на «Сельфиду» в Большом сходила — все это выглядело дежурно. Был какой-то диссонанс между тем, что я видел и о чем читал, и всемирной человеческой реакцией. Я даже помню первые сообщения о начале романа с Доди аль-Файедом, но напрочь забыл, где меня застало тридцать первое августа девяносто седьмого, когда «мерседес» с леди Ди врезался в колонну туннеля под парижской площадью Альма.
 
Конечно, мне со временем стало стыдно, я заново погрузился в обстоятельства, изучил жизнь Дианы Спенсер. Так сказать, исходные данные — чтобы лучше, вернее ее спасти. Вот что выяснилось (лично для меня, вообще, ничего нового я, разумеется, не раскопал) — в общих чертах, без подробностей, которые можно найти в любой Википедии.
 
Диана Спенсер родилась в очень знатной семье, не уступающей в родовитости королевской. Да и жили Спенсеры по соседству с Виндзорами: Парк-хаус, где она выросла в двух шагах от королевской резиденции. Семья, в общем, большая: Диана, две сестры и младший брат. Родители развелись, когда Диане было восемь. Мать сразу вышла замуж (за своего любовника), отец женился через семь лет. Училась будущая принцесса в привилегированной школе, но училась не очень хорошо, даже аттестат получить не смогла. В семьдесят седьмом Диана знакомится с принцем Чарльзом, который ухаживал за ее старшей сестрой Сарой. В семьдесят девятом Диана начинает самостоятельную жизнь в лондонской квартире, устраивается на работу в детский сад воспитательницей. Отношения с Чарльзом продолжаются, и в восемьдесят первом принц делает Диане предложение. В общем, видно, что роман с принцем развивался не то чтобы бурно, но и не пробуксовывал — как по часам, с соблюдением всех приличий и дедлайнов. Разумеется, изначально отношения были одобрены Елизаветой II — Диана Спенсер устраивала абсолютно всем: подходящее происхождение, возраст, внешние данные, скромность и даже застенчивость (предположу, именно скромной и застенчивой представлялась до свадьбы Диана всей королевской семье, включая самого жениха). Летом того же восемьдесят первого Чарльз и Диана поженились. Абсолютно все в восторге, нация ликует. Диана выходит на первый план, становится фронтменом британской монархии. Думаю, это вышло не случайно, в этом был правильный, аккуратный расчет дворцовых политтехнологов и тайных монарших советников. Есть такое ощущение, что еще до свадьбы Диану открыто готовили к этой роли, дали пару дельных советов, порепетировали, проконсультировали — и вуаля: на сцене Собора святого Павла невинная, нескладная, свежая принцесса. Не знаю, откуда взялось это «Золушка», но против всякой логики и здравого смысла за Дианой закрепился именно этот сказочный штамп. В каком-то смысле это был большой пиар-успех британского двора, как бы ответившего на вызов времени. Молодым дорога, современность и модернизация ворвалась во дворец — смотрите, какая она! А сами, конечно, тишком вернулись к своей англосаксонской внешней политике. Я могу ошибаться, но мне кажется, Диана приняла правила игры, подыгрывала, как могла. То есть на кадрах незадолго до свадьбы, сразу после она даже немного наигрывает это все: нескладность свою, застенчивость, свежесть и непохожесть на обитателей королевского дворца.


 
Но потом что-то случается. Точнее, по сценарию всенародного сериала как раз все развивается правильно, хотя и драматично. Несмотря на рождение первого сына, а затем и второго, между венценосными супругами легла тень. Ну а как еще? Золушку стали притеснять, Золушке тесно в королевских покоях. Тем более прошел слух, что принц Чарльз опять за старое взялся, возобновил близкие отношения с Камиллой Паркер-Боулз. На нервной почве у Дианы развилась булимия (что-то типа анорексии, но с приступами обжорства и искусственного вызывания рвоты). Диана сопровождает мужа в его официальных мировых визитах, зарабатывает очки, но уже безо всякого удовольствия. В восемьдесят шестом, через два года после рождения второго сына, Гарри, Диана заводит роман, то есть тоже начинает изменять мужу (ходили слухи, что и до этого она не была безгрешна, но роман с Джеймсом Хьюитом, инструктором по верховой езде, подтвержден самой Дианой). Измена Чарльза тоже официально им признана. Все признания случились на излете их брака, когда участникам процесса нечего уже было терять и они просто улучшали свое положение в глазах общественности перед окончательным расставанием.
 
После развода Диана занимается общественной деятельностью, пытается устроить свою личную жизнь. Самый известный и, может быть, самый серьезный роман возникает с пакистанским кардиохирургом Хаснатом Ханом, который практикует и ведет научную деятельность в лондонской клинике. Диана, судя по всему, настроена серьезно и решительно, чего не скажешь о враче. Он знает, что его брак не одобрит мусульманская семья, да и вообще не видит в нем никакого смысла. Можно констатировать, что Диане дают от ворот поворот, по-восточному вежливо и технично. Принцесса пускается во все тяжкие, связывается с Доди аль-Файедом, сыном миллионера, владельцем парижского отеля «Ритц», лондонского футбольного клуба «Фулхэм» и универмага «Харродс». Кстати, он предлагал пост председателя совета директоров «Харродса» именно Диане, но та отказалась — место в совете директоров заняла мачеха, леди Рейн Спенсер. В общем, Доди, сын Муххамеда аль-Файеда, возник не из ниоткуда. Несмотря на то что у Доди была репутация плейбоя и наркомана, Диана стала с ним встречаться практически открыто — и тридцать первого августа девяносто седьмого погибла в автокатастрофе вместе с Доди и водителем «мерседеса». Выжил только охранник.
 
Это канва, очень грубая хронология, краткая история Дианы. На первый взгляд спасти ее не составляет труда — стоит только в любой точке таймлайна заблокировать, изменить ключевое событие — и жизнь Дианы изменится; и будет Диана жить долго. Но так ли все просто? Есть ощущение, что, если мы радикально вмешаемся в жизнь Дианы и пойдем самым простым путем — расстроим, например, ее свадьбу с Чарльзом, мы спасем ей жизнь, но лишим мир феномена леди Ди. А если предотвратим саму автокатастрофу, роман с Доди еще неизвестно чем закончится. Ситуация непростая, Диана непростая. Тут без экспертного подхода никак. Поэтому я срочно связался с писателем Викторией Балашовой, автором книги «Диана Спенсер» серии «ЖЗЛ». Это было очень правильное, если не сказать муд­рое, решение. Виктория стала компетентно и своевременно останавливать и направлять ход моих мыслей.
 
Вот, скажем я размышлял: что для Дианы было бы лучше — не выйти замуж за принца или не встречаться с Доди аль-Файедом? Это ли критические точки сборки судьбы подопечной? Голос Виктории вроде бы и не спорил, но корректно подправлял и направлял меня:
«Если бы Диана не вышла замуж за Чарльза, то не попала бы в туннель. Она интересовала аль-Файеда только как член королевской семьи, мать принцев. Если бы она вышла замуж просто за представителя аристократической семьи, то вполне могла бы развестись, но аль-Файед ей бы своего сына не сватал — а соответственно, она бы не попала в Париж в тот день, за ней не гнались бы папарацци, не было бы катастрофы. То есть это звенья одной цепи: нет замужества — нет туннеля, есть замужество — может быть туннель, может не быть. Для Дианы было бы лучше не выходить замуж за Чарльза».
 
С этой логикой спорить сложно, но можно. Ведь и мир тесен, и прослойка узка. Не вышла бы Диана замуж за Чарльза, за кого-нибудь бы другого выскочила, думаю, партия была бы тоже о-го-го, статусная. А значит, с большой вероятностью все эти аристократические прибамбасы: охота на лис, поло, херес, сигары, балы. А с таким образом жизни и до флирта недалеко, до адюльтера. И развод, и снова кто-нибудь типа Доди нарисуется. Согласен, аль-Файедам Диана была интересна как королевская особа. Но не стоит забывать, что в жилах самой Дианы Спенсер течет королевская кровь, она родня и герцогу Мальборо, и Уинстону Черчиллю — она и сама по себе обеспечивала близость к королевской семье, даже без принца Уэльского.
 
То есть и с замужеством, и без него ситуация, аналогичная туннелю, могла случиться.
 
Ну хорошо, оставим вероятность замужества с принцем — может быть, важнее самореализация. Если бы Диана, ну не знаю, пошла бы в частную актерскую школу, как Мэрилин Монро, или более серьезно занялась танцами; может, она хорошо рисовала? Стала бы рассказы писать или женские романы? А может, даже развила бы свой музыкальный талант — она же неплохо играла на фортепиано. Голос Виктории Балашовой опускал меня с небес на землю:

«Актерских талантов у нее однозначно не было. Писательские — возможно (с воображением у нее было все в порядке), о художнических нет вообще никакой информации — вряд ли ее это интересовало. Она учиться не хотела категорически. Поэтому не думаю, что она бы получила какую-либо профессию. Ее содержали родители, у нее была квартира в собственности, в которой она сдавала подругам комнаты. У нее не было другого пути, кроме того чтобы выйти замуж и сидеть дома. А при разводе получить содержание. Как, в общем, и вышло, с одним отличием: она занялась активно общественной работой».
 
Ну, общественная работа — это для высокопоставленного государственного деятеля, для женщины тем более, общее место. То, за что ее, в частности, боготворили, было ее работой. И вообще, получается (ну, если трезво и цинично посмотреть на положение вещей), Диана вообще ничего особенного в жизни не сделала. Она стала заложницей и жертвой своей матримониальной истории. У меня сложилось впечатление, что Диана во многом сама виновата — если не во всем. Ее ведь прекрасно приняли в семье. То, что она трактовала как холодность и невнимательность, скорее всего, было как раз отношением к Диане как ко взрослой, как к равной. Ну да, приходится тебе ездить всюду с мужем, улыбаться, жать руки — все мы этим занимаемся, что уж тут такого? Родить наследника — так это святой долг и обязанность, да и вообще прекрасно — материнство же. Интрижка с Камиллой — ну это вы, детки, сами разбирайтесь. Вполне возможно, Диана неправильно оценила ситуацию, точнее, переоценила свою роль: все, что для нее сконструировали, все, что с ней отрепетировали и организовали, она приписала исключительно как свою заслугу. Думаю, сначала была эйфория, а потом придуманная обида на весь мир, который, как ни странно, ограничивался для Дианы стенами дворца и королевских резиденций. Диана, безусловно, жертва, но жертва… Виктория Балашова прямо с языка сняла:

«Диана — жертва самой себя. Не думаю, что ее психологические проблемы носили патологический характер (хотя с булимией проблемы были серьезные, но она довольно успешно с ней боролась). Да, она прекрасно знала порядки, заведенные в королевской семье, так как не просто с детства с ней соседствовала, но и в период ухаживания за ней Чарльза гостила у них. Диана похожа на Золушку только в том, что не думала вообще о жизни после замужества — как в сказке, до свадьбы дошли, а тут и счастливый финал. Диана была избалованной девушкой, которая привыкла, что ее капризы выполняют. Она не умела проявлять гибкость в общении с людьми. Но и важно — они с Чарльзом явно друг другу не подходили. Он тоже был эгоистичен, закоренелый холостяк, который привык к вниманию женщин… Два эгоиста — это уже проблема. Но Чарльз был старше, вначале он проявлял некую гибкость. А Диана была неопытной молодой девушкой — что хочу, то и ворочу. С журналистами ей было сложно справляться, с постоянным вниманием. Но опять-таки, это началось еще до замужества — она, как и в последующие годы, не хотела смотреть до поры до времени правде в глаза (например, Доди аль-Файед — наркоман, бабник, что являлось известным фактом. Диана начинает с ним встречаться. Зачем? Понятно, что ее используют. До свадьбы дело не дошло — они погибли, а если бы поженились? Какие трагедии разыгрались бы после этого, нам не известно). Если уж Диана и жертва, то обстоятельств, сложившихся в Париже. Причем обстоятельств, сконструированных в то лето ею самой».


 
Вот я и говорю, спасение Дианы сложная история. То есть всю свою несчастную судьбу Диана Спенсер построила сама. И, если честно, ни одной настоящей драмы или трагедии (кроме смерти) на этом жизненном пути и не было. Более того, на всех отрезках принцесса жила в свое удовольствие, выдавая за тяготы и лишения рутину, в ее случае, королевской жизни. За какую ниточку потянуть, чтобы распутать этот клубок? В том-то и дело, что клубок не спутан — он очень аккуратно и ладно свернут и даже обхвачен яркой подарочной лентой. Только сама ленточка надорвана… И вообще, скажу по секрету, плохие мысли меня посещали, когда я вникал в сюжет леди Ди: ну а чего ее спасать, зачем ввязываться в чужие насквозь семейные дела? Предположим, с натяжкой, примем за драму историю измен Чарльза. Но ведь прекрасно известно, что Диана знала о взаимоотношениях Чарльза до свадьбы, например, с Камиллой или со своей старшей сестрой. Это не помешало ей выйти замуж. Все-таки принц был намного старше, у него до встречи с Дианой целая жизнь прошла. Возможно, Диана сама повела себя так, что Чарльз стал искать, что называется, утешения на стороне. И да, они не могли разбежаться сразу, как обычная пара, — это ведь тоже понятно, даже Диане. И мне кажется преувеличением самой Дианы невыносимая обстановка в королевской семье — мне кажется, ее ценили. Вот она жалуется, что на фотосессии с новорожденным Уильямом ее вообще в кадре нет, только Елизавета да королева-мать, а она так, где-то сбоку. Ничего подобного — вот картинка: Диана именно в центре, и композиция выстроена так, что именно молодая мать тут главная. Ну правда!
 
С другой стороны, волею ли обстоятельств, собственным ли выбором Диана стала важной фигурой, все-таки она использовала свою популярность во благо. И, в общем, могла бы сделать еще очень много. Я к тому, что спасать ее надо однозначно — просто пока непонятно как. Виктория Балашова тактично подсказывает:

«После развода Диане советовали взять в личной жизни паузу. Вот именно с этого момента и следовало бы начать менять историю. Диана явно становится увереннее в себе. Она берет уроки ораторского мастерства, сама составляет план поездок, связанных с благотворительностью, выполнением важных задач, стоящих перед обществом. Но! Она следует совету ближайшего окружения и берет паузу в личной жизни. Все ее время расписано: выступления на конференциях, борьба с противопехотными минами, поездки в горячие точки, в бедные страны. Диана все больше отвлекается от мыслей о своем одиночестве. Она становится общественным деятелем, занимающимся не навязанными ей вопросами, она выбирает волнующие темы сама. Диана все меньше думает о деньгах, о том, что ей нужен обеспеченный мужчина для поддержания высокого уровня жизни. Ее все меньше интересуют яхты, съемки для глянца и т.п.
 
В итоге она познакомилась бы с мужчиной, совсем не похожим на ее предыдущих партнеров, потому что изменилась бы внутренне. Возможно, он не был бы богат, но, скорее всего, занимался бы чем-то вроде спасения животных в Африке или обучения бедных детей в Камбодже. Думаю, он был бы американцем — Диане нравились американцы по характеру, непосредственности, отсутствию чопорности и условностей.
 
То есть час “икс” — примерно 1996 год, за год до гибели. Я бы не стала ничего менять до этого, так как Диана на самом деле быстрыми темпами формировалась как яркая личность, способная на многое (может, кстати, и книгу бы написала, но не про скелеты из королевских шкафов, а про больницы, бедность, инвалидов — про тех, кого встречала на своем пути и кто обделен и деньгами, и статусом, и здоровьем, но продолжает бороться и жить). Многие женщины, к сожалению, идут по пути Дианы: не умеют взять паузу в личной жизни и за это время сделать массу прекрасных, полезных дел. Измениться самой — изменить мир вокруг себя — изменить свою личную жизнь, потому что с тобой новой будут рядом совершенно другие люди.
 
С детства привыкнув к богатству, удовлетворению всех своих капризов, Диана после развода боялась все это потерять, несмотря на весьма приличное содержание. Она искала в мужчине опору, костыль, вместо того чтобы научиться уверенно ходить на собственных вполне здоровых ногах. После развода в ней происходила ломка. Она много ездила по миру и видела страшную нищету, больных и обездоленных — она начинала понимать, что есть истинные ценности. Ей оставалось чуть-чуть: так же трезво смотреть на ухаживавших за ней мужчин…»
 
Я решил сделать ставку на Хасаната Хана. Во-первых, это единственный (из известных) мужчина, к которому Диана относилась серьезно, она хотела за него замуж. Во-вторых, он спасал людям жизни — лучшего для Дианы и не придумаешь. В-третьих, союз будущей королевы-матери с мусульманином — это тоже ответ на вызов времени, это мир во всем мире. К тому же я видел развитие карьеры уважаемого доктора Хана не в Англии, но и не в Пакистане — в месте, где и ему, и Диане будет хорошо.
 
И я понял, что выдумывать ничего не надо — есть способ, который поможет все уладить. А улаживать надо было только одно: Хасанат не хотел жениться на Диане. Он боялся ее публичности, и его смущало, что семья не даст благословения. Ну если честно, предлоги какие-то слабые, кажется, доктору не хватало какого-то толчка, какой-то последней точки, чтобы решиться.

И помочь поставить эту жирную свадебную точку вызвался я.
 
Я нашел ребят в одном из ангаров Камдена, громкого, неформального, можно сказать, района Лондона. Дуэйн Джонсон и его команда только начали утреннюю репетицию. Ну как репетицию — сидели, жевали бургеры, запивали пивом и вспоминали вчерашний концерт — в камденском пабе. Даже инструменты в руки еще не взяли.
 
— Парни, вы ведь квартет Дуэйна Джонсона, так?
 
Белый парнишка, клавишник кажется, перестал жевать и посмотрел на меня.
 
Другие даже разговора не прервали.
 
— Друзья, а я к вам ведь издалека прикатил, из России. Дело хочу предложить, большое, прекрасное.
 
Россия, как всегда, подействовала. Руководитель коллектива жестом предложил присесть на какой-то покрытый дерюгой куб.
 
— Парни, я представляю крупнейшее русское музыкальное издательство «Международная книга». Мы, конечно, в основном академической музыкой занимаемся, но и джаз очень уважаем. Да, в России любят джаз.
 
Ребята смотрели на меня подозрительно, с какой-то тоской.
 
— Сразу перейду к делу. — Хотя я и так говорил исключительно по делу. — Этим летом, как вы знаете, а может, и не знаете, принцесса Диана посетила Москву. Она очень много хорошего сделала для русских детей — ну как всегда у Дианы. И вот после визита моим боссам в голову пришла гениальная идея — записать пластинку с участием леди Ди. Она ведь умеет играть на пианино.
 
Музыканты дружно и беззлобно рассмеялись.
 
— Понимаю. Но она как минимум знает ноты, неплохо, я слышал, играет классику — неужели вы не сможете натаскать ее на пару стандартов? Это будет бомба.
 
— А что, Диана согласилась на проект?
 
— Вот вся штука в том, что она еще ничего не знает. Это должен быть чистый проект, без официоза. Короче говоря, вы сами должны ей
предложить.
 
Они опять рассмеялись — дружно, как хорошо сыгранный бэнд.
 
— Да она про нас ничего не слышала, откуда?
 
— Она вас слышала — помните свое выступление в клубе Ронни Скотса? — она была там. Инкогнито.
 
— Да ты гонишь.
 
— А давай проверим. Вот телефон ее пресс-секретаря. Дуэйн, позвони в офис Дианы и скажи, что ты с музыкантами хочешь с нею встретиться. И напомни тот концерт. И встречу советую организовать у Ронни.
 
Все вышло, как я и предсказал. Диана сама перезвонила. Они договорились провести встречу в джаз-клубе Ронни Скотса днем, в нерабочие часы. Я, конечно, присутствовал, но в основном молчал — говорил Дуэйн, которого я очень подробно проинструктировал. План был такой: ребята хотят сыграть благотворительный концерт — собрать деньги на пересадку сердца ребенку из бедного квартала Лондона. Они знают, такие операции делают в Австралии, в новой клинике имени доктора Виктора Чанга (у него учился Хасанат Хан). Ну вот, играют часовой концерт тут, в клубе. Дорогие билеты, может быть, в антракте благотворительный аукцион («Можно ноты продать, по которым я училась». — Диане нравилась идея, она уже поняла, как ее можно использовать для устройства своей личной жизни). Квартет начинает, играет пару пьес, а после конферансье объявляет Диану. То есть она не заявлена изначально, просто как гостья присутствует. Но на кого мы продадим дорогие билеты и вообще сгоним прессу? Сразу видно, Диана стала специалистом в области пиара и организации ивентов.
 
— Роберт Плант. На афише гость вечера — Роберт Плант. — Я произнес это четко, громко. — Вы ведь его знаете, сможете уговорить. Он прекрасный музыкант, отлично поет блюз — тем более вокалиста у нас нет, а это несколько сужает репертуар. Придут на Планта, а получат вас, ваше высочество.
 
В общем, репертуар ребята набросали, Планта на себя взяла принцесса, я обещал организовать запись живого концерта для пластинки. Собственно, осталось только с «Межкнигой» договориться — но теперь, когда все готово и вложения нужны минимальные, не проблема, думаю.
 
Почему я был уверен в успехе? Да просто был похожий эпизод в жизни Дианы — на день рождения Чарльза она втайне репетировала танец с солистом Королевского балета. И, говорят, неплохо исполнила свою партию. Весь зал был в восторге — только принц, по словам Дианы, не разделял всеобщего ликования. Но теперь ставки даже выше: когда она внезапно выйдет на сцену с любимыми музыкантами Хана (а он, конечно, будет в зале), он всю оставшуюся жизнь будет смотреть на нее другими глазами. И никакая религия, никакая публичность не станут помехой свадьбе. Тем более речь идет о сборе денег для операции в клинике его учителя — и Диана, конечно же, сможет добиться, чтобы эту операцию делал Хасанат. А после Хасанату путь открыт, он сможет и практиковать, и продолжить научную карьеру там, в Сиднее, в Австралии, где ее так любят…
 
Все получилось, как я и задумал. Это было крупнейшее мировое музыкальное событие. Диана была выше всяких похвал. Она подтвердила мнение, что, если она очень хочет добиться цели, она работает не покладая рук. Она отлично играла джаз, и там, за клавишами, стояла совершенно другая женщина — веселая, открытая, молодая. Этот час она была музыкантом. Если уж это не убедит Хасаната, тогда не знаю.
 
После концерта я не стал оставаться в Сохо — дошел до Пикадилли, съел ночную шаурму, выпил чашку кофе и отправился гулять по ночному городу. Я знал, что все может сложиться непредсказуемо, может, мой план и не идеален, может, он не даст стопроцентного результата. Но я был уверен, что не будет никакого Доди аль-Файеда, никакого «мерседеса» с пьяным водителем, никаких кочек и ямок в туннеле, и белого «фиата-уно» тоже не будет.
 
А все остальное в руках Дианы — впрочем, так всегда и было.   


Колонка Николая Фохта опубликована в журнале "Русский пионер" №84. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Сергей Демидов
    8.09.2018 20:15 Сергей Демидов
    Всегда в пути...
    Всегда в пути находится редакция и друзья редакции...
    Это в принципе нормальное явление для нашего времени,
    но бывают моменты, что надо остановиться и осмотреться....
    Стоит осмотреться..
    Всегда в пути находиться это хорошо...
    А кто правит машиной "Русский Пионер"?
    Правит машиной "Русский Пионер" человек, который забывает раскрывать свои карты до конца...
    Завел тот человек машину "Русский Пионер" в то место, которое было запланированно давно...
    Красный Октябрь ....
    Дорога Красного Октября известна...
    Есть преступление и обязано быть наказание...
    Бежать надо редакции "Русский Пионер" с друзьями туда, куда глаза забывают смотреть..
    Так что удачи ...
84 «Русский пионер» №84
(Сентябрь ‘2018 — Сентябрь 2018)
Тема: дороги
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям