Классный журнал

Дарья Мороз Дарья
Мороз

Багаж души

06 июля 2018 08:35
Ожидаемо, что тема этого номера — «Чемодан» — вызывает у колумнистов дорожные ассоциации: путешествия, автотрасса, кругосветка. У автора этой колонки, актрисы Дарьи Мороз, помимо дорожных есть и другие ассоциации, назовем их философскими. Непредвиденное прочтение темы. Новый поворот.
Как утрамбовать в самый маленький чемодан огромное количество вещей — вопрос риторический. Не люблю большие чемоданы. От жадности всегда возьмешь больше, чем надо. Чем больше чемодан, тем больше жадность до ненужных в пути вещей.
 
Всю жизнь я разбираю один и складываю другой… другого размера… в зависимости от дальности путешествия. Иногда даже не разбираю, так он и лежит в багажнике моего Genesis G80 до очередного повода с самым необходимым внутри: обычно это косметичка и 2–3 пары чистых носков.
 
Мне часто снится, что надо срочно бежать из дома, что надвигается катастрофа, и я пытаюсь собрать очень быстро все самое важное, а этого так много, уж точно не на один чемоданчик. И я тороплюсь и не успеваю, и обязательно случается что-то страшное. Это вещи не дали мне сбежать.
 
Странно, что в определенный момент ты сам станешь той «вещью», которую сложат в чемодан и отправят в путь. И тогда ты заполнишь деревянную пустоту собой. Тогда придется аккуратно уместить внутри страхи, радости, смелость, боль, силу, слабости, стойкость, хитрость, любовь, неприязнь, волю, жесткость, нежность, поступки, наконец…
 
Меня недавно поразило, как люди растерянны перед смертью. Буквально не понимают, как к ней подойти… Тогда в деревянном чемодане был большой человек. Люди час за часом текли рекой, чтобы проститься. А я стояла на входе, как Харон или как та самая медсестра в том самом спектакле… Это было теперь единственное, что я могла сделать для большого человека, для почти родного человека: достойно проводить и помочь это сделать другим. Кто-то приходил буднично. Иных приходилось выталкивать с нескольких попыток, заглядывая в испуганные глаза и терпеливо объясняя правила; других брать за руку и тихо вести до самого порога и потом долго стоять рядом молча, чтобы было не так страшно и не так одиноко; третьи проскальзывали почти бегом — кинув цветы и мелко крестясь… Зачем приходили?.. Кто-то пытался несколько раз прорваться сквозь собственные слезы, и чаще всего это были очень молодые люди, которым должно бы быть все равно, они его совсем не знали… А кто-то шел без посторонней помощи и долго и многозначительно стоял с важным и трагическим, очень актерским выражением лица — горе как инфоповод…
 
Смерть-чемодан-путешествие соединились во мне раз и навсегда, когда половину жизни назад мы с папой ехали далеко, за 800 км, в деревню с географическим и очень литературным названием Глушь. Тогда только не стало мамы, еще и полгода не прошло. Мы ехали на машине. Это была какая-то простая легковушка, в багажник которой вечно что-то не помещалось, как в иной чемодан. Мы слушали диск «Notre Dame De Paris». И Гару пел финальную «Dance Mon Esmeralda». И это был единственный раз, когда я увидела, как отец плачет.
 
Так вот когда провожали большого человека, я стояла уже много часов на «воротах» и смотрела… Самый ужасный навык артиста — наблюдательность. Ты в любой ситуации умеешь четко фиксировать происходящее: окружающих и свои собственные эмоции. Даже в ужасных драматичных ситуациях ты одним глазом рыдаешь, а другим запоминаешь, КАК именно ты рыдал, чтобы потом применить это в одной из ролей. Это почти азарт — подглядеть мелочи, которые никто не заметит.
 
Я стояла и смотрела, как близкие склонялись над деревянным чемоданом и подолгу говорили с большим человеком. И почему-то мне стало казаться, что они в этот момент хотят напоследок распихать по оставшимся пустотам заботу и благодарность… Или это странная попытка вытащить из чемодана что-то самое ценное, что-то, чем они сами не обладают, и оставить на память, чтобы и впредь быть причастными.
 
Тогда я подумала, чего бы МНЕ хотелось на память. И я выбрала непримиримое отношение к глупости, серости и трусости. И еще смелость принимать решения и быть за них в ответе.
 
В деревянной темноте нет места жадности до ненужного. Перевеса не случится. Багаж души прозрачен. Он есть, и его нет. И он теперь — память и любовь.
 
Тишина.
 
Аплодисменты.
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
83 «Русский пионер» №83
(Июнь ‘2018 — Август 2018)
Тема: чемодан
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям