Классный журнал

Сергей Петров Сергей
Петров

Обвинительное

17 мая 2018 11:25
От компромисса до компромата один шаг, и сделать его надо так, чтобы не было мучительно больно. Так нас учит Сергей Петров, писатель и следователь. Или не надо его делать — у Петрова этот вопрос вроде бы открыт. Хотя, конечно, нет, лучше до компромата не доводить, лучше сделать шаг в другую сторону, к согласию.
 
Компромисс, ты от лукавого. Ты многолик и стар, как все человеческие привычки и предрассудки. Ты очень несимпатичный старик, Компромисс. Посмотри на себя в зеркало! Похож на дьявола, на Мефистофеля, на дуче темной стороны человека похож. Да-да, именно на дуче! Ведь тот был все-таки хитрее и благоразумнее своего германского побратима.
 
Поначалу тебя звали по-другому. Естественнее и человечнее, что ли. Однако человечество склонно к переменам, к так называемому совершенству склонно человечество, и вот ты поменял свои паспортные данные. Появились государства и народы, богатые и бедные, начальники и подчиненные, судьи и подсудимые, брак появился, и вылез из какого-то поганого куста новый ты.
 
Тебе не захотелось быть одним из наместников бога на земле. Понимаю. Статус смотрящего от темных сил показался куда соблазнительнее. Вместо того чтобы помогать людям жить в добре и понимании, ты поместил их в резервацию сосуществования на взаимовыгодных условиях: ты — мне, я — тебе. Ты превратил этот мир в барахолку, Компромисс.
 
Ювелирная вербовка, ничего не скажешь! За помощью к тебе обращаются сильные и слабые, подлые и вроде как честные.
 
Помоги, разрули, наставь на путь истинный. И ты «помогаешь».
 
Стороны договариваются, улыбаясь. Они расстаются, довольные достигнутыми договоренностями. Но что потом? А потом, если присмотреться, можно увидеть тебя, сидящего в темном углу в кресле. Сигналит красным огонек сигары, пахнет коньяком, ты похохатываешь: здорово же я их развел!
 
Вспомни, Компромисс! Что ты напел нашему последнему мягкотелому царю?
 
Забей, Ники. Тебе же действительно все надоело, ведь ты никогда и не хотел быть императором! Оставь трон, уйди на пенсию! Тебя никто не тронет, тебе же обещали!
 
Точно не тронут? Мне точно будет хорошо?
 
Зуб даю, Ники.
 
Чем закончился этот пенсион? Напоминать не стоит.
 
В истории масса подобных примеров: договаривались, ударяли по рукам, и осадочек на душе приятный — надо же, убедил, обе стороны так думали! Но проходило время, и обращались в прах все договоренности. А наступившее «завтра» становилось хуже, чем «вчера».
 
Не обязательно в прошлое вглядываться, кстати. Пожалуйста — день сегодняшний!
 
Встречаются президенты двух великих стран. Они так редко встречаются, и каждая их встреча — это надежда на то, что скоро будет хорошо, скоро все успокоится.
 
Щелкают фотоаппараты, журналисты суетятся, могучие лидеры могучих государств сидят в креслах. Все нормально, временные трудности, встреча прошла очень тепло и дружелюбно. Они обменялись рукопожатиями и улыбками! Ого! Ну все! Миру — мир!
 
Но они расстались, прошла пара дней, и стало еще хуже.
 
Как тебе это, старик Компромисс?
 
Продолжим?
 
…Ты научил нас не только доверяться пустым надеждам. Ты научил нас врать.
 
Я это заявляю с полной ответственностью, Компромисс. Я наблюдаю за тобой давно, причем с близкого расстояния, благодарен судьбе за эту возможность. Ты — мой профиль. Я не о носе, я о работе, старик. У меня была такая работа — оставлять людей «с носом». Не только преступников и склочных потерпевших приходилось оставлять, на святая святых покушался. На начальство!
 
Что это было? Зачем? Тогда, ей-богу, было надо!
 
В первый год службы следователем в райотделе милиции я специально отметил в графике отпусков непрестижный декабрь и ждал этого декаб­ря нервно. 7.12.1997 мне позарез необходимо было очутиться в Омске, на юбилее нашего студенческого межвузовского СТЭМа. Меня ждали. Для меня написали несколько ролей. О да. Был и такой грех в моей биографии.
 
Казалось бы, что тут необычного? Получи отпуск и езжай. Но не все так просто: у меня был вредный начальник.
 
Почуяв, что мне «надо», он решил, что «не надо».
 
Иди в ноябре! Зачем тебе декабрь?
 
Открыть ему истинную причину означало лишиться отпуска вообще. СТЭМ? Сцена? С ума сошел, товарищ лейтенант? Ты же в погонах!
 
Передо мной стояла непростая задача: обмануть начальника так, чтобы у него и мысли не возникло отказать мне.
 
И я сказал, что в декабре у меня свадьба. Услышав причину декабрьского отъезда, руководитель удивленно открыл рот. А потом подписал рапорт и пожелал счастья.
 
Это была лишь первая часть операции. Вторая же заключалась в том, чтобы выйти из собственной легенды нерасшифрованным. Но как?
 
Я отгулял, выступил и вернулся.
 
— Поздравляю тебя с законным браком, — поприветствовал меня после отпуска начальник.
 
Опустив голову, я трагически произнес:
— Рано, Сергей Петрович.
 
— Что такое? Почему?
 
— Я приехал, а она уже с другим.
 
Начальник запричитал, принялся вскидывать руки.
 
Не волнуйся, все они, девки, такие. Главное, береги нервы! Столько уже пострадало из-за них нашего брата!
 
Я наблюдал за ним и чувствовал, как опоясывало его змеей подлейшее удовлетворение.
 
В этот же день о моей «трагедии» знал весь райотдел, все контролирующие, надзорные органы и прочая, и прочая.
 
«Правда, — спрашивали меня в прокуратуре, — что ты домой к невесте зашел, а она с другим голая в постели лежит?»
 
«Может, я на допрос завтра приду, Сергей Павлович? — деликатно осведомлялась по телефону подследственная наркоманка. — Я слышала, у вас горе…»
 
Где мой орден за ту блистательную операцию, Компромисс?
 
Здесь, собственно, ты три в одном получился. Я безболезненно достиг своей цели, начальник почувствовал себя добрым человеком, а потом вернулся в привычное свое состояние — коварного властителя, так и не узнавшего, что его надули. Обмануть и не дать понять, что обманул, — это даже на гуманизм похоже.
 
…Конспираторы всего мира скажут тебе спасибо. Для них союз с тобой — клад, не иначе. Но не поверишь! И на них бывает проруха!
 
В свое время у Михаила Александровича Бакунина была законспирированная анархическая организация «Альянс». Она действовала внутри Интернационала, ради благого дела Бакунин там желал захватить власть. Ребята, правда, в «Альянсе» были буйные, непослушные.
 
Руководимый тобой, Компромисс, Михаил Александрович писал им инструкции, и писал так, чтобы не обидеть. Цель инструкций была такая: не ругайтесь с Марксом. Он подлец, конечно, но делайте вид, что он нам друг. И вживайтесь, вживайтесь, вживайтесь. При этом в своих письмах Бакунин оперировал секретными шифрами, которые выдумывал сам. И все бы хорошо, да шифры он забывал и постоянно придумывал новые. Это привело к тому, что «альянсисты» перепутали «вживайтесь» с «выходите» и покинули Интернацио­нал, громко хлопнув дверью. После этого дни их шефа в Международном товариществе рабочих были сочтены.
 
Он не принимал языка ультиматумов, Бакунин. Он не любил ставить ультиматумы и отдавать приказы. Был неконкретен. И, либеральничая, лишился возможности порулить революционным движением.
 
…Так что хватит, дружище. Хватит превращать этот мир в глупую разведшколу.
 
Ты просто подумай, насколько отвратительно твое имя, насколько оно себя дискредитировало. Еще чуть-чуть, и тебя начнут путать с Компроматом. Мы с Тамарой ходим парой, компроматы мы с Тамарой.
 
Человечество, конечно же, должно быть совершеннее, я согласен. И без тебя тут не обойтись. Но есть одно «но». В кармане твоем должен лежать другой «аусвайс».
 
Сделай новый шаг! Огромный и решительный — назад! Поменяй свое имя, дружище. Обрети прежнее. Ты его забыл, наверное? Я напомню.
 
Согласие — вот как тебя звали в стародавние времена.
 
Стань же Согласием. И иди от сердца.  
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    17.05.2018 14:04 Я есть Грут
    Утопический Петров
    Нам тут чешет будь здоров.
    И приходится признать -
    Он умеет убеждать.
    Я с Сергеем СОГЛАШУСЬ.
    Компромисса побоюсь.
82 «Русский пионер» №82
(Май ‘2018 — Май 2018)
Тема: Компромисс
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям