Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Последнее бессмертие Дмитрия Быстролетова

15 апреля 2018 13:30
Про деятельность ведущего рубрики «Следопыт» Николая Фохта можно было бы сказать как-то деликатно, например так: рихтует некоторые исторические шероховатости. Или так: дает истории шанс на альтернативное, сугубо благоприятное развитие. А можно коротко сказать: Фохт спасает мир. И героев мира. Галерея сегодня пополнится еще одним спасенным героем — легендарным разведчиком, судьба которого не избежала вечной мерзлоты.
Мне очень хотелось, чтобы Дмитрия Александровича Быстролетова не существовало.
 
Так было бы лучше всем, включая героя. Так было бы гуманнее и для Быстролетова, и для людей, которые близко к сердцу приняли его судьбу.
 
То есть для меня.
 
Вообще, никто меня не просил принимать близко к сердцу все, что случилось с этим человеком. Я о нем узнал случайно. Точнее, что-то такое знал, а потом случайно и внезапно услышал подробности. И это попало в меня, заставило разузнать и что-нибудь сделать для этого человека, для Дмитрия Быстролетова.
 
В самом начале пути я с энтузиазмом ознакомился с мнением, что Быстролетов — один из самых лучших и самый, скорее всего, необычный разведчик Страны Советов. Аргументы красноречивые: знал двадцать два языка, был членом Союза художников, выучился на врача, причем гинеколога, рост под метр девяносто, внешность Рудольфо Валентино (на мой взгляд, наш поинтересней будет), дворянское происхождение (внебрачный сын брата Алексея Толстого). Специализацией Быстролетова было соблазнение информированных дам с целью их вербовки и получения секретных данных — миф настаивает на этом. Соблазнил, получалось, пол-Европы, включая фашисток, добыл секретные британские шифры, ценился Центром на вес золота. Разумеется, в тридцать восьмом был арестован, приговорен к двадцати годам лагерей. В одном из лагерей, в Норильлаге или Сиблаге, с ним случился инсульт: на его глазах охранник подозвал к себе заключенного, находясь за запретными флажками, — тот подошел, нарушив границу; охранник застрелил бедолагу; Дмит­рий Александрович не выдержал, его хватил удар. Но выжил Быстролетов, реабилитирован, вернулся в Москву. Написал сценарий художественного фильма «Человек в штатском», написал автобиографическую эпопею «Пир бессмертных». Кто-то ответственный и важный, Сергей Иванов кажется, сказал, что дело Быстролетова будет секретным всегда — настолько серьезная и до сих пор актуальная информация в нем содержится.
 
Разумеется, как пройти мимо? Хотя, честно говоря, показалось, не мой кейс: в целом все очень даже успешно у Быст­ролетова. Ну да, получил двадцатку (некоторых по аналогичному обвинению расстреляли), отбарабанил по лагерям шестнадцать (как многие) — но ведь выжил, но ведь вернулся в строй и стал писателем. Болел — но ведь выжил, несправедливость — но ведь свои же и наказали. Да и пережил он большинство гонителей. Чем ему помочь, зачем помогать?
 
Но говорю же, попало это слово «Быстролетов» в меня. Оно, это слово, требовало внимания, исследования, обещало нескучный, увлекательный сюжет. Оно, слово «Быстролетов», не обмануло.
 
Хотя на первых порах я решил, что никакого Дмитрия Быстролетова не было.
 
К этому смелому выводу меня подтолк­нула автобиографическая проза разведчика. Как бы это сказать… С первых же строк ясно, что пишет человек с хорошим словарным запасом, человек начитанный и, как говорится, культурный. Только про себя он пишет, как не про себя. Ну как будто с чужих слов рассказывает собственную биографию. И по ходу сюжета многое из своей / не своей жизни ему кажется слишком скучным, примитивным, простым. И автор свою жизнь начинает раскрашивать — такое ощущение. Ну вот смотрите: восемнадцатого сентября тридцать восьмого Быстролетова забирают из его московской квартиры в поселке Сокол (Дмитрий Александрович, помним, художник). С одной стороны, арест ожидаем: каждый день чуть ли не до утра он с женой ждет арес­та. С другой стороны, уже по дороге в тюрьму внутренние монологи Быст­ролетова становятся похожи на привычные после пятьдесят шестого года воспоминания репрессированных: это ошибка, сейчас разберутся, я ни в чем не виноват, это другие виноваты, а я нет. Дальше, в камере, все, с одной стороны, трагично, с другой — романтично. Правда. Первый же человек, с которым он сталкивается в камере, оказывается начальником норильской стройки — он предсказывает будущее Быстролетову:
 
«Вы — конченый человек! Как и я. Как тысячи и тысячи белых негров на стройке в Норильске. Тундра вас быстро отработает без расстрела. Начальник на таких стройках пугает провинившегося лагерника: “Я тебя быстро доведу до социализма”. Отсюда у заключенных два ходовых выражения: когда непосильный труд в тяжелых условиях лагеря вызывает у них истощение и смерть, заключенные говорят, что начальник его довел или что ослабевший или умерший сам дошел, подразумевая под этим — до социализма. Отсюда второй термин, который вам надо знать, доходяга, то есть уже дошедший до социализма советский человек, то есть умирающий от истощения. Вот чтобы не стать доходягой, сидите и слушайте».
 
Быстролетов как бы восклицает: да быть такого не может, но нам, читателям, ясно, что герой, который уже, честно говоря, совершенно не ассоциируется с реальным человеком, именно там, в Норильске, и окажется.
 
Весь ужас следствия описан будто не опытным и осведомленным человеком середины двадцатого века, а начинающим писателем середины-конца девятнадцатого. То есть он чувствует, как должен бы чувствовать и думать хороший и лояльный человек… Нет, не человек — герой романа. Эдмон Дантес в Бутырке. Все, включая зверские пытки, безумные допросы, изложено, не побоюсь этого слова, приподнято, увлекательно. Когда Быстролетову на допросе ломают ребра, его герой успевает отрефлексировать, порассуждать вообще о смысле происходящего, в сотый раз успокоить себя, что все скоро разъяснится, ну и сообщить о нестерпимой боли.
 
А как лихо, я бы сказал, в стиле записок Казановы описана эволюция обвинительного заключения! Сломленный, но в то же время бесстрашный герой водит следователя за нос и соглашается с заведомой ахинеей, предчувствуя (надеюсь, имелось в виду, что он это специально все делал), что начальство разглядит несовпадения, анахронизмы и прочие проколы подписанной им версии следствия. Даже какая-то дружба возникает между ним и садис­том-следователем. На почве придумывания невероятных историй про Быстролетова. Соавторы.
 
Разумеется, однажды, когда еще Быст­ролетов сопротивлялся, в комнате допросов появляется сам Ежов, с которым они были знакомы и даже целовались по-служебному; и, конечно, Ежов виду не показывает и требует полной жестокости.
 
То есть я хочу сказать, что, прочитав первую из семи быстролетовских книг, я совершенно уверился, что вся эта история придумана. И даже версия возникла: это фейк, чтобы поднять продажи книги. Придумали писателя с невероятной судьбой, советского Джеймса Бонда, Мату Хари в штанах — чтобы, прямо скажем, спекулятивный и графоманский текст заиграл, заинтриговал, взбудоражил. Да еще утверждалось, что Быстролетов внебрачный сын Толстого, то ли Алексея, то ли его старшего брата. Граф то есть. С нативным литературным даром. Мало ли таких историй маркетинговых было?
 
Подсознательно… нет, совершенно осознанно я стал искать подтверждения своей догадке. Вот фильм «Человек в штатском», соавтор сценария Дмит­рий Быстролетов. В главной роли Юозас Будрайтис. С первых же диалогов ясно, что Будрайтис — это Быстролетов. И очевидно, что история такая же неправдоподобная, точнее, настолько же искажена, специально или непреднамеренно, как и биографическая проза разведчика. Венгр, выходец из дворянских кругов, который умело курит сигары и пьет коньяк (почему-то из стаканов), ловелас и бонвиван, вербует высокопоставленного германского военного, соблазняет гестаповку, почти соблазняет жену завербованного немца. Информация течет в ставку рекой. Деньги, шампанское, опера, фашисты. Все действие проговаривается в совершенно неправдоподобных диалогах. В общем, задание выполнено, разведчик дома, получает новое назначение — в Испанию, где вот-вот вспыхнет.
 
Очень странное кино. Какое-то даже болезненное, что ли, придуманное, но без фантазии. Выстроенное на штампах немого, можно сказать, кинематографа. Режиссер и соавтор сценария соответствующий — Василий Журавлев, он снимал «Пятнадцатилетнего капитана» и «Космический рейс» — тоже почти Жюль Верн, «Из пушки на Луну». Там соавтором был Циолковский.
 
Точно: Жюль Верн, Александр Дюма, Владимир Обручев с его «Землей Санникова» и аналогичным быстролетовскому романтическим стилем. Все сходится: фантастика.
 
Так, но фильм-то вышел в семьдесят третьем году (в тот же год, что и «Семнадцать мгновений весны»). Значит, если это была мистификация, то очень стратегическая, такая, на перспективу.
 
Да, и еще оказалось, в начале семидесятых в журнале «Азия и Африка сегодня» публиковалась серия очерков Быстролетова.
 
А потом я заметил, что в кастинге «Человека в штатском» фигурирует Дмитрий Быстролетов — он сыграл ректора университета, который вручал диплом Будрайтису. И даже спич произнес. Благообразный, немолодой, с обаятельной улыбкой, с добрым взглядом. Даже слишком добрым. Речь артиста затруднена немного — последствия инсульта? В общем, вся моя теория оказалась чепухой и паранойей. Конечно, Быстролетов существовал. Все про него правда, и все, что мы про него знаем, правда не вполне.
 
Наверное, профессиональный шпион однажды разучивается говорить правду, напрочь. Человек, который, скажем, был резидентом за рубежом, работал под несколькими именами; у которого даже в служебных докумен­тах на родине два или несколько имен и все они не настоящие; который перевоплощается, любит понарошку, женится понарошку, кричит какое-нибудь «хайльгитлер» ради процветания советской Родины, — как он может не разучиться говорить правду? Любое правдивое слово для такого, несчастного, по сути, человека — как дневной свет для вампира. Ну хорошо, не для вампира (это же наш разведчик) — как полночь для Золушки. Как адреналин для Халка. Для одних это не становится проблемой вообще никакой: врать намного эффективней и выгодней, чем не врать. А для других — трагедия. Для Дмитрия Быстролетова, мне кажется, это стало именно трагедией. Вот обратная история, фильм «Лжец лжец», где адвокат, герой Джима Керри, волшебным образом стал говорить только правду: хочет привычно приукрасить, подправить высказывание, а произносит то, что думает. Может быть, Дмит­рий Александрович, когда рассказывал о своей жизни, пытался честно повествовать, но получалась очередная легенда, легенда нелегала в чужой стране. Поэтому правду про этого человека надо собирать по кусочкам, накладывать одну версию на другую, привлекать свидетельства очевидцев, тех, кто видел Быстролетова, кто с ним говорил.
И что получится?
 
Получится иная картина, более правдоподобная, не менее драматическая.
 
Да, детство свое Быстролетов провел в Крыму. Его мать была женщиной эмансипированной, суфражисткой. Чтобы доказать свою независимость и проявить женскую свободу, родила сына без законного супруга. Так уж получается, если несколько источников привлечь, достоверно не известно, кто был отцом. Официальная версия самого Быстролетова — граф Александр Толстой. Но не брат Алексея, кстати, а совершенно другой Толстой, чиновник. По другой версии, отцом стал совершенно случайный гражданин — что соответствовало прогрессивной концепции его матери. Ну а дальше тревожное детство, учеба в мореходке, плавание на разных судах. В начале двадцатых Быстролетов поступает в Пражский университет. То ли уже завербованным НКВД, то ли вербовка случилась уже в Чехословакии. Ну и после этого работа в различных европейских странах. Дмитрий Александрович занимался вербовкой. Ну или общением с уже завербованными агентами. Судя по всему, его служебно-любовные похождения сильно преувеличены: две-три санкционированные связи ради секретов. Английские шифры он получил от сотрудника британского Форин-офиса, который сам искал возможность продать государственные тайны. Просто сначала предателя обманули, не заплатили обещанную цену, а Быстролетову удалось возобновить контакт. В общем, рутина, довольно обычная, как я понимаю, служба нелегала. Обычная, но в общем успешная.
 
Да, у Быстролетова было медицинское образование. Да, он был полиглотом: двадцать не двадцать, но восемь языков он знал, это вроде бы точно. Действительно неплохо, профессионально рисовал. Вероятно, отличный природный интеллект, восприимчивый и тонкий. Безусловный литературный дар. Красавец, да.
 
Прочие подробности достоверно установить практически невозможно. Биография, как я уже сказал, законспирирована им самим. Даже про лагерную жизнь он пишет в зашифрованном режиме, так мне кажется. Вроде и колорит есть, и подробные описания людей, местности, событий, процессов. Но опять: как будто с чужих слов, причем и чужие слова уже предварительно засекречены, перевернуты, намеренно деформированы — чтобы никто не догадался.
 
Известно, что чуть больше года, с тридцать восьмого по тридцать девятый, Быстролетов находился в Норильлаге, строил Норильск и прилегающие объекты. Сбылось пророчество. Или пророчество выдумано — чтобы добавить загадочности и драматизма в и без того невероятно трагическую историю.
 
Вообще, к Норильску у Дмитрия Александровича особое отношение. Те, кто с ним общался, рассказывают, что у Быстролетова была возможность совершить побег из Норильлага, но он не ушел — по идейным соображениям. Он решил, что строительство нового города — это искупление грехов. Что он считал грехами, бог знает. Может, то, что во время заданий спал с информатором и женой (в книге он говорит об этом много и, как всегда, патетически). Или что и жене его приходилось выполнять аналогичные задания — об этом сообщают люди, которые знали подлинную историю Быстролетова (думали, что знали). Может быть, главным грехом он считал смерть матери и жены (которая была, согласно его запискам, очень больна и даже вышла замуж по его же настоятельной рекомендации за общего знакомого; а по другим сведениям, покончила с собой сразу после ареста Быстролетова). Не знаю, собирался ли бежать Быстролетов, я в его книгах этого не нашел (ну, я и не все прочитал, там семь томов страниц по четыреста), а вот история про то, как он отказался от «счастливого этапа» — из Норильска на «материк», — есть в мемуарах. Так и сказал: хочу остаться здесь, строить город и завод, лечить больных заключенных (Дмитрий Александрович первые годы своего срока работал в медсанчасти Норильлага и Сиблага). Но его все-таки отправили из Норильска.
 
И еще, главное, есть в его автобиографической эпопее «Пир бессмертных» несколько замечательных кусков — на мой вкус. Замечательных с литературной точки зрения. По моей версии, они получились именно в тот момент, когда автор забывал писать «как надо» и «что надо» — просто писал, что видел и как думал. Это ценнейшие моменты истины и, наверное, провал разведчика. Хороший, полноценный провал — и несомненная литературная удача.
 
«Среди ясных озер в чудесном уголке девственной тундры торчал наш барак, грязный и зловонный, окруженный вытоптанной и загаженной землей. Ничего не росло вокруг. В прошлом году еще стояла одна низкорослая полярная ель, но и ее ударом ноги бессмысленно и злобно отломал пьяный Васька. Лишь валялись ржавые консервные банки, тряпье, лежали грудами отбросы и нечистоты. Наше логово было плевком в чистый лик природы…
 
Внешний вид Норильска надо напомнить: город рассчитан на сто шестьдесят — сто восемьдесят тысяч жителей, он быстро менялся, и то, что я видел, — станет историей. Кривые бутовые дома, похожие на кургузые падающие башни в Пизе… Нештукатуренные и сложенные заключенными так, что сквозь бесчисленные дыры в стенах теплый воздух выходит струйками и завитками, как из чайника с сотнями горлышек. В тихий день при температуре минус пятьдесят четыре это было эффектно… Красочность тундры. Смена сезонов года. Марш на работу и обратно сквозь вой и скрежет пурги. Луна в разрезе гор и полярное сияние над строительной площадкой… Песец на фундаменте электролитного цеха. Словом, детали пейзажа… Это понадобится».
 
Из Сиблага его вызвал в сорок седьмом министр госбезопасности Виктор Абакумов и предложил вернуться в разведку. Быстролетов потребовал не амнистии, которую обещал Абакумов, а реабилитации. И получил заключение в одиночке, как говорят, в самой страшной тюрьме НКВД — Сухановской. Там он серьезно заболел, а по некоторым данным, сошел с ума. Его подлечили и отправили опять в лагерь. Там с ним случились два инсульта. В пятьдесят четвертом освобожден, вернулся в Москву, жил сначала в комнатке, потом дали квартиру. Зарабатывал медицинскими переводами, писал книги, сочинил сценарий. Умер в семьдесят третьем году.
 
Что-то ведь происходит непоправимое с человеком, когда он отказывается от собственной личности, когда принимает лицензию с «вездеходом»: можно все. Вообще все. Предавать ради Родины, врать близким ради Родины, убивать ради Родины. При том что Родина, как ни крути, это твой энкавэдэшный начальник; потому что это он приказывает, а никакая не Родина; он подписывает расстрельные листы, а не Родина; Родина, может, и не знает ничего про этих вертких, дерзких, бесстрашных и безбашенных своих сыновей. И вот, перепутав офицера НКВД с тем, что мило сердцу, от чего сердце разрывается; с берегом у моря, где родился, с палисадником у дома, с девочкой соседской, которая однажды так посмотрела, что на всю жизнь запомнил; с ветром под знакомым небом, который и пахнет особенно; с сосновым пролеском; с бездомной собакой Диной, которая встречает тебя, как только выйдешь за калитку, и провожает до дома бабы Кати — мама за молоком послала; и ты привычно наливаешь Дине молока в припрятанную у телеграфного столба пустую консервную банку; и она пьет и еще больше любит тебя, — и вот, перепутав это все с вербовщиком «из органов», ты начинаешь служить и биться не за собаку Дину, а за товарища Сергея или как там его, какое там служебное имя?
 
И нет этому оправдания. Перепутать мужика с залысинами и вкрадчивым голосом с Родиной, Россией, даже с СССР нельзя, врете вы все. Просто понравилась подмена Родины выгодным, безлимитным тарифом. И расплата неминуема.
 
Но ведь кто-то должен делать эту работу, грязную? Без нее никуда. Без воровства секретов, без подкупа вражеских чиновников, без подлости всей этой, потому что подлость по отношению к врагу — это доблесть по отношению к Родине.
 
Ну или к мужику с залысинами.
 
А я не знаю точно. Точно я знаю, что без палачей тоже, говорят, нельзя. Но почему именно ты соглашаешься?
 
Дмитрий Быстролетов, скорее всего, понимал это. Но всей своей прозой, всем своим кинематографом он пытался скрыть, что понимает. Но, мне кажется, не скрыл, не смог, потому что был хорошим человеком. Наверное.
 
Вот поэтому я очень бы хотел, чтобы Дмитрий Быстролетов оказался фейком, который придумали в недрах спецслужб — для развлечения или для другой какой-нибудь внутренней, а может, и внешней операции. Но, как всегда со спецслужбами, реальность страшнее любого вымысла. Именно поэтому я решил спасти Дмитрия Быстролетова. Не учить его жизни (представляю, куда бы он со всей своей интеллигентностью послал меня, заикнись я про свои и его моральные ценности и трактовку Родины), а спас­ти так, чтобы он ничего не почувствовал, чтобы не разочаровался, чтобы оказался в своем удобном и вымышленном мире; в своем секретном, недостоверном, неуловимом, пафосном и патриотическом мире. И чтобы еще всем была от этого польза.
 
Встречу я назначил в безымянном трактире на Одеонсплац. Даже не трактир — так, закусочная. А может, даже мясной магазинчик, где можно перекусить, пропустить кружку-другую отменного светлого пива, выдавить на ломоть серого, свежайшего и ароматнейшего хлеба с тмином белую сосиску. Можно было бы встретиться в дорогом ресторане или в какой-нибудь знаменитой (другой на моем мес­те сказал бы «печально знаменитой») таверне; где-нибудь в «Бюргербраукеллере», цитадели путча, но я тут не по достопримечательностям брожу, я тут на задании.
 
Я знал, что Андрей откликнется. Собственно говоря, куда ему деваться? Молодой сотрудник, только что освоившийся с ролью наследника разорившегося знатного рода; предложение купить документы, которые касаются подготовки «Пивного путча» и дальнейших планов Гитлера и НСДАП, — невероятная удача, даже опытный разведчик клюнет на такое.
 
Конечно, я сразу узнал Дмитрия Александровича. Он вошел уверенной, морской своей походкой и только внутри кафе как будто притормозил, сменил темпоритм: вдруг сбросил военную выправку, вальяжно перекинул умеренно дорогой терракотового цвета плащ с левой руки на правую и огляделся. Выбора особого не было — в будний день в четырнадцать ноль-ноль тут никого, но я для пущей верности кивнул.
 
Он, конечно, обезоруживающе улыбнулся и подошел к столику.
 
— Угостить вас пивом, граф?
 
— Не стоит. Я коньяка возьму, тут есть?
 
— Есть. Прошу прощения, боюсь ошибиться в произношении — Пирельи де Кирельгазе?
 
— Все точно. Еще никому с первого раза не удавалось…
 
— Да я мнемонически, как нас учили, — уж больно на «керогаз» похоже. Ох уж этот специфический конторский юмор. Ничего не меняется. Я бы вам советовал сменить псевдоним. Например, станьте Пирелли, каким-нибудь Лайошем Жозефом. А то Кирельгазе…
 
Я увидел, как Быстролетов мгновенно побледнел.
 
— Андрей, не делайте резких движений. Улыбнитесь своей очаровательной улыбкой. Хозяин этой лавки член нацистской партии, он ничего не должен заподозрить, понимаете?
Быстролетов кивнул.
 
— Вы меня не знаете, о таких, как я, в конторе не любят вспоминать. Я не предатель, нет, в том-то и штука. Я невозвращенец. Нас таких десяток наберется. Служил сначала России, потом Советам, а теперь разочаровался. Это официальная версия. А неофициально, по дружбе скажу правду: испугался, что в один из приездов в Москву арестуют прямо в ИНО. И прямиком в Сухановку.
 
— В какую Сухановку?
 
Черт, Сухановской тюрьмы еще нету, Ежов ее позже соорудит.
 
— Неважно, в Сухановку, в Бутырскую, на Таганку — какая разница.
 
— С чего вы взяли… Вообще, зачем вы мне это рассказываете? Вы документы принесли?
 
— Дмитрий Александрович, граф вы мой дорогой, не суетитесь. Вы еще спасибо мне скажете за услугу, которую я собираюсь оказать. Сидите и слушайте. Так вот, я просто соскочил, зашифровался в Брюгге, пожил в Индонезии, в Сиаме полгодика, а теперь вот вернулся в Европу-матушку. Почему, спросите? Да потому что сбежал я от ИНО, а от России сбегать не собираюсь. Она вообще не виновата в том, что всякие… Это мы все, грешные, допустили, на нас вина. Ладно, однажды поймете, сейчас о другом. В общем, я не хочу стоять в стороне, я хочу помочь не Сталину, не Советам, а своей Родине. А помочь я могу только тем, что умею. В этом портфеле все документы по путчу — это для начальства. А для вас — аналитическая записка, так сказать. Подробный и, поверьте, очень реалистичный прогноз событий, связанных с развитием Германии, в разрезе, так сказать, взаимодействия с нашей страной. Очень хороший прогноз, плод многолетних размышлений…
 
— А вы германист? Немецкий у вас какой-то… несовершенный, простите уж за прямоту. И напомните, вас зовут, кажется, Клаус? Вы так письмо подписали. А полное имя позвольте узнать?
 
— Германист я, германист. А Клауса вам достаточно, граф Толстой.
 
На этот раз Быстролетов покрылся пунцовыми пятнами.
 
— Я многое о вас знаю, даже то, что начальству не известно. Это я к тому, что вы должны мне доверять. Теперь очень важное. Вот видите в отделении портфеля пухлый конверт? Я прошу дать мне слово, что вы сделаете так, как я прошу.
 
— Я не могу дать слово незнакомому человеку. Может быть, вы провокатор.
 
— Андрей, ну ваше сиятельство де Кирельгазе, ну включите интуицию. Ну вы же видите, что я со всей душой. Мне и денег от вас не надо, любезный. Вы ведь верите, что я это ради нашей Родины, как бы мы ее ни называли? Верите?
 
— Верю!
 
Мне даже показалось, что Дмитрий Александрович прослезился.
 
— Ну вот, хорошо. В тридцать шестом вы должны вскрыть конверт и строго следовать инструкциям. К тому времени вы уже достаточно убедитесь в том, что я вывел вас на золотую жилу, что наш с вами разговор перевернул вашу собственную жизнь. Обещаете? Вы что, все еще решаете, верить мне или нет? Вы знаете, что скоро женитесь? Хотите скажу, как будут звать вашу жену? Иоланта. Давайте так: как только сыграете с Иолантой свадьбу, вы окончательно мне доверитесь и сделаете все, как я попросил, идет?
Ошалевший Быстролетов кивнул.
 
— Ну и хорошо. А теперь приступим к действительно важному этапу. Допивайте коньяк и пойдем.
 
— Куда?
 
— Фотографироваться.
 
До Амалиенштрассе рукой подать. Угрожающая вывеска «Фотодом НСДАП» не обескуражила Быстролетова, наоборот, он как-то весь сгруппировался, прибавил шагу. Мы зашли в помещение. За конторкой никого.
 
— Мы фотографируемся на семейный портрет. Я ваш дядя, можно двоюродный. Перед отъездом в Будапешт, предположим. Вводная ясна?
 
Я ударил по звонку на конторке. Из боковой двери вынырнула невзрачная светловолосая девушка. Знаком я предложил Быстролетову объяснить, что нам надо.
 
В студии с нами работал сам Генрих Гофман, девушка из приемной ассистировала. Когда все закончилось, Гофман объявил, что портреты будут через пять дней.
 
— Мой племянник заберет. — Я кивнул на Дмитрия Александровича. — К кому обратиться?
 
— Фройлен Ева все устроит, милости прошу.
 
Светловолосая впилась взглядом в Быст­ролетова. Еще бы!
 
Перед тем как проститься, я все-таки подстраховался:
— Обратите внимание на девушку, узнайте ее поближе. Сможете?
 
Быстролетов смерил меня снисходительным и в то же время уничтожающим взглядом.
 
Я успокоился окончательно.
 
Целый месяц я как на работу ходил в «Zur Letzten Instanz», садился за один и тот же столик, рядом с баром, и заказывал кружку светлого. И наконец дождался своего.
В час пополудни в ресторан вошел тот, кого я ждал. В штатском, со свастикой на лацкане. Он устроился за столиком, от которого все помещение отлично просматривалось: входная дверь, бар, барочная чугунная лестница в центре, ну и фортепиано. Он курил одну за другой и посматривал на часы. В тринадцать тридцать в ресторан зашла пара. Невысокий полноватый мужчина под сорок, с залысинами, в свободном, можно даже сказать, мешковатом кос­тюме и миловидная дама с покупками. Нацист замер, остолбенел.
 
Пара прошла за столик в том же зале, у чугунной ажурной лестницы. Официант принес им кофе. В этот момент за фортепиано сел тапер и заиграл странную, никому, кроме меня, не знакомую мелодию, меланхоличную и совсем не немецкую. Это стоило мне пятьдесят марок, ноты я принес с собой.
 
Дама обернулась и нашла взглядом эсэсовца. Они сидели и смотрели друг на друга через весь зал. И никому не было до них дела. Кроме меня.
 
Через пятнадцать минут человек с залысинами и дама с коробочками вы­шли из ресторана. Я подошел к, казалось бы, погрузившемуся в транс нацисту.
 
— Прошу прощения, зажигалку дома оставил, а в баре, как назло, спички все вышли — не дадите ли прикурить, штандартенфюрер?
 
Штирлиц поднял на меня свои серые глаза и очень страшным голосом произнес:
 
— Откуда вы знаете, кто я?
 
— Разрешите присесть? Ага, спасибо. — Я приблизился к Штирлицу вплотную, он чиркнул спичкой, я склонился к огню. — Максим Максимович, я даже знаю, кто эта фрау, на которую вы смотрели не отрываясь целых десять минут.
 
— Я вызываю полицию.
 
— Ой, простите, ошибся, какой Максим Максимович — Всеволод Владимирович, так ведь точнее? Вы курите, курите. Сам я не очень, так, для конспирации.
 
— У вас плохо получается.
 
— Ну ничего, миссия у меня короткая, закончится сразу после нашего разговора. Вы не знаете, кто я, обо мне не знает и Алекс. И знать ему не надо, может ведь такое быть? В общем, четырнадцатого августа, через восемь, получается, дней, к вам за этот столик подсядет господин Лайош Пирелли, граф, если ничего не изменилось. А проще — Андрей. Граф передаст вам конверт с секретными, уникальными сведениями. Да он и сам бриллиант чистейшей воды. Умница, интеллектуал, полиглот. И с двадцать девятого года спит с Евой Браун. Вся ценная информация, которую вы получите, — результат его прекрасной работы. Ну, вы во всем разберетесь, бумаги сами за себя все расскажут. Вы, уверен, по­дружитесь. Но вот у меня какая просьба. Андрей, граф, хочет вернуться в Моск­ву. Говорит, устал, здоровье сдает. Пожалуйста, сообщите в Центр, Алексу или от кого это сейчас зависит, чтобы не отпускали его из Берлина. Такого близкого к фюреру источника у нас никогда не было. Без обид, но даже вы не настолько близки к Гитлеру. Сделайте одолжение, поверьте мне. Я не двойной агент, не вербовщик — по документам, которые принесет Андрей, вы поймете, что это не игра.
 
Штирлиц внимательно посмотрел мне в глаза.
 
— Война начнется ровно через три года. Не потеряйте Андрея.
 
Мне показалось, Штирлиц едва заметно кивнул.
 
Быстролетов в хороших руках. Он в хорошем, вымышленном мире, где почти все сюжеты заканчиваются счастливо. Он не вернется в Москву, не попадет в тюрьму, его минует Норильлаг. Они подружатся со Штирлицем, они вместе, скорее всего, предотвратят войну — теперь, с Быстролетовым, подобраться к Гитлеру намного проще.
 
Если у него хватит терпения и мудрости, он никогда не вернется. Он останется там, нигде, в хорошей компании, в неплохом кино, на фоне замечательной музыки про Родину.
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (23)

  • Я есть Грут
    15.04.2018 23:14 Я есть Грут
    Опять пытливый Николай
    Нам обещает сущий рай.
    И мы, конечно, ему верим.
    Но нас спасти вряд ли доверим.
    •  
      Николай Фохт
      16.04.2018 00:33 Николай Фохт
      ну справедливости ради, вас спасать даже в отдаленной перспективе не предполагается))
      •  
        Я есть Грут
        16.04.2018 10:47 Я есть Грут
        Ну разумеется. Сначала мы должны раз пятьсот окончательно и бесповоротно погибнуть. А уж потом Вы возьмётесь за наше спасение с филигранной точностью. -:)
        •  
          Николай Фохт
          16.04.2018 10:58 Николай Фохт
          да нет, достаточно будет поработать над размером строфы, стабилизировать рифмы - и уже почти спасены)))
          •  
            Я есть Грут
            16.04.2018 11:45 Я есть Грут
            Мне кажется, что с этим как раз таки всё в порядке. И помощь, если и требуется, то в другом. -:)
            •  
              Николай Фохт
              16.04.2018 22:16 Николай Фохт
              да нет, не все в порядке)
              •  
                Я есть Грут
                16.04.2018 23:53 Я есть Грут
                Проще хулить, критиковать,
                Чем каждый день рукоплескать.
                И с важным видом изрекать:
                "Вам есть что, друг мой, исправлять". -:)
  • Сергей Макаров
    16.04.2018 15:04 Сергей Макаров
    Почему так ложилась судьба Дмитрия Быстолетова?
    У т.Сталина был хороший опыт, как воздух свободы меняет мировоззрение людей тем более у тех кто много знает.
    Хотя, слишком успешным разведчикам трудно менять свои убеждения и образ жизни, Быстролетов только к концу жизни стал антисталинистом.
    Поэтому вряд ли бы он не вернулся по приказу в СССР и тем более начать свою "игру", такие долго не жили в то время.
    Жестокая внутрипартийная борьба т.Сталина против своих политических противников в 30-х годах негативным образом отразилась не только на органах государственной безопасности в целом, но и на деятельности внешней разведки.
    А его афоризм: "Бюрократ — это кормушечник, и неосталинизм — это его кормушечная идеология." из "Пир бессмертных," 1993, с. 346. - современен.
    •  
      Николай Фохт
      16.04.2018 22:11 Николай Фохт
      ему бы никто не приказал вернуться, исаев бы объяснил, что он там нужен
      •  
        Сергей Макаров
        16.04.2018 23:35 Сергей Макаров
        Цитата: - Мне очень хотелось, чтобы Дмитрия Александровича Быстролетова не существовало.
        ---
        Но хотите его спасти? Несколько нелогично для вас, как "разведчика", тем более ведущего свою "игру".
        Тем более вы "представились", цитата:
        - я просто соскочил, зашифровался в Брюгге, пожил в Индонезии, в Сиаме полгодика, а теперь вот вернулся в Европу-матушку. Почему, спросите? Да потому что сбежал я от ИНО....
        ---
        Вы же не от древнегреческой "богини" - перснажа по имени Ино сбежали, хотя и безумной и от того не предсказуемой, как собственно ИНО - (Иностранный отдел НКВД).
        Вы же "ушли"от 7-го отдела ГУГБ в тот 1936-й год.
        Непосредственным начальником, единственным кому он и "вы" подчинялись был Артузов, хотя в 1935г он уже не был главным в "идеологом", но остался руководителем "группы" разведчиков выполняющих задания для РККА.
        И после всех головокружительных успехов и вашему "признанию" он смог бы поверить, извините, "оракулу"?
        Вы кажется "забыли", что он был преданным сталинистом даже потом, на допросах и в заключении.
        К сожалению, вы провалились с самого начала - намекнув, что вы из "конторы".
        Опытный и уже набивший руку разведчик и глазом не моргнет и не сдаст легенду даже если его по имени отчеству на его языке глядя ему в глаза обратятся, это азы. да-с.
        -----
        Вот если бы вы смогли доказать, что вы свой и должны передать ему "указания", что делать и кто будет у него "жена" и т.д. и т.п.
        Тогда люди из его профессии не в такое верили, что прикажут - то и сделают.
        Он, вероятно, попытался бы в такое поверить, если бы вы знали и назвали "шифр" - слово" Артузова, который знают только он и Артузов, вот тогда он проверив, "ответ шифра" для передачи "указаний" устно, поверил вам, возможно.
        Но скорее, взял бы "тайм аут" и дал знать в "Центр" о вашем появлении и ждал бы "легализацию" вашего появления из центра.
        А кто такой "Штирлиц"? Один из рядовых работающих на ИНО.
        Кто им верил? Тем более информации от одного, не подтвержденной другим источником? Нет, так тогда не работали.
        Тот же Рихард Зорге, не "понял", заупрямился, невозвращенцем стал и его "сдали".
        Слишком много знал? Нет, просто отработанный материал для т. Сталина никогда не был нужен. Нет человека - нет проблем.
        А то, что Зорге будет молчать он был уверен, была причина. Да если бы и сознался, что изменилось бы в его судьбе? Сталину он в любом случае уже не был нужен. Информация из Японии давно приходила от другого "Рамзая" - "Жук" из посольства Японии.

        А Дмитрий Александрович Быстролетов оказался очень ярким персонажем в такой "игре". Его рано ли поздно все равно бы вычислили, тем более женщины, они такие непостоянные в своих "расположениях".
        А его "партия" оказалась сыгранной весьма успешно, много "ниток" сумел в один "клубок" заплести", потому и убрали - закрыли на долго, от греха подальше, воздух свободы часто играет злую шутку и это т. Сталин очень хорошо знал.
        •  
          Николай Фохт
          17.04.2018 00:12 Николай Фохт
          вы так говорите. потому что вас там просто не было. а я был))
          •  
            Сергей Макаров
            17.04.2018 12:46 Сергей Макаров
            Сомневаюсь, однако. Если бы вы "там" тогда были то не назначили бы встречу в Мюнхене, тем более в "безымянном трактире на Одеонсплац" или "мясной лавочке" в 1936г, не смогли бы по причине отсутствия таковых там в 1936г, как и самого "Андрея" в том году в Германии.
            Кстати, на какой адрес вы "направили" ему письмо? ...
            •  
              Николай Фохт
              18.04.2018 19:28 Николай Фохт
              это почему же в 36 таковых там не было?)) а путч не в пивной ли произошел?)) + андрей мог оказаться в мюнхене в это время, это точно. сергей, адрес топсикрет, навечно
              •  
                Сергей Макаров
                18.04.2018 20:07 Сергей Макаров
                Потому, что раньше многое было не так, это теперь везде кафе в городе. На карте 1936 года не было таких на Одеонсплац.

                Например тогда, в Мюнхене, был Бюргербройкеллер - огромный пивной зал, где начался, то самый Мюнхенский пивной путч во главе с национал-социалистом Гитлером и генералом Людендорфом в ноябре 1923 года, а теперь на его месте гостинца Хилтон и концертный зал.
                ----
                Андрей не был в Мюнхене он в это время в другом месте был - это точно.
                •  
                  Николай Фохт
                  19.04.2018 01:01 Николай Фохт
                  где он был вам точно не известно, но он точно мог приехать в мюнхен в это время.
                  а при чем тут 36 год?)) встреча раньше состоялась, в мюнхене -то. в 36 это со штирлицем)) + на пересечении галери штрассе и одеонсплац и был тот магазинчик\кафе)
                  •  
                    Сергей Макаров
                    19.04.2018 07:01 Сергей Макаров
                    Николай, извините, но вы провалили собственную "легенду":

                    Цитата: - Угрожающая вывеска «Фотодом НСДАП» не обескуражила Быстролетова, (!)
                    Где был "фотодом" и какая была вывеска:
                    Вывеска была - «Фотодом Хоффманна»
                    (Photohaus Hoffmann),
                    Он размещался прямо на втором этаже дома «Wiener Café Stefanie» на углу Терезиенштрассе и Амалиенштрассе, в так называемом Латинском квартале.

                    Цитата: - спички все вышли — не дадите ли прикурить, штандартенфюрер? (!!)
                    В каком году могло быть такое воинское звание?
                    - С 1936 года, после создания войск СС, чин штандартенфюрера соответствовал чину полковника и должности командира полка.

                    "Личное дело фон Штирлица Макса Отто
                    Штандартенфюрера СС, шестой отдел РСХА
                    Характеристика на члена НСДАП с 1933 года
                    Фон Штирлица Макса Отто,
                    Штандартенфюрера СС (!) "

                    Reichssicherheitshauptamt, сокр. RSHA — руководящий орган политической разведки и полиции безопасности Третьего рейха. Создано 27 сентября 1939 года в результате объединения Главного управления полиции безопасности (нем. Hauptamt Sicherheitspolizei) и службы безопасности (СД). Находилось в подчинении рейхсфюрера СС и шефа германской полиции Генриха Гиммлера.
                    РСХА окончательно сформировалось к сентябрю 1940 г.(!) и включало в себя сначала шесть, а с марта 1941 г. — семь управлений. Шестое управление начало свое существование с сентября 1939г.

                    Цитата: - предложение купить документы, которые касаются подготовки «Пивного путча» и дальнейших планов Гитлера и НСДАП, — невероятная удача, даже опытный разведчик клюнет на такое.

                    И где смысл и в этих "документах", если:
                    цитата: - В тридцать шестом вы должны вскрыть конверт и строго следовать инструкциям.
                    Итожим: Мюнхен в 1936г и штандартенфюрер(!) Штирлиц?
                    Где был Штирлиц из его "легенды" - в 1938 году помните?
                    1938 год (!) - Цитата: - Война начнется ровно через три года. Не потеряйте Андрея.
                    Хотя, это так уже не главное и бесполезное.
                    Потому что, уже в конце 1936 (!) года Быстролетов возвратился в Москву, работал в центральном аппарате разведки.

                    Встреча с "Андреем" была до Пивного путча" до 9 ноября 1923 г, так по тексту у вас получается.

                    А где был "Андрей" в эти годы можно по открытым источникам узнать:
                    В 1922 году окончил с отличием выпускной класс колледжа для европейцев-христиан в Константинополе. В мае приехал в Чехословакию, принят на медицинский факультет Университета имени Яна Амоса Коменского в Братиславе. В ноябре 1922 года перевёлся на медфак Карлова университета (Прага).
                    В 1923 году Быстролётов был принят на работу в советское торгпредство в Праге и получил гражданство Украинской ССР.
                    И только в 1924 году резидентура ОГПУ привлекла агента Быстролётова к работе по разложению эмиграции.
                    •  
                      Николай Фохт
                      19.04.2018 11:44 Николай Фохт
                      ну это у вас война в 41 началась. а вообще-то она началась в 39, так что вы просто очень хотите, чтобы моя явка провалилась)) поэтому именно в 36, в начале года штирлиц получил андрея. лирический герой, если обратили внис=мание, пророчит постоянно, поэтому штандартенфюррер - нейролингвистическое программирование, не больше, да и не меньше. конечно до путча была встреча. у них путч, а у нас уже есть материалы на лидера, так и сказано, планироание)) + ну вообще-то фотодом гофмана с 29 года существовал и назывался именно фотодомом НСДАП. я думаю до путча вывеска, обозначение на вывеске вполне могло быть. + штандартенфюрер звание в сс с 1929 года. так что все ок))
                      •  
                        Сергей Макаров
                        19.04.2018 13:01 Сергей Макаров
                        Война с СССР началась 22.06.1941г !
                        Захваты европейских стран и войны были до этой даты.

                        Польско-советский договор о ненападении 1932 года (польск. Pakt o nieagresji Polska - ZSRR) — межгосударственный договор между Польшей и СССР, заключённый в 1932 году. 17 сентября 1939 года СССР в одностороннем порядке прекратил действие этого договора.
                        Законодательный Вестник Польши, 1932 год, номер 115, поз. 951. Официальный текст Польско-советского договора о ненападении. На русском и польском языках.
                        Захват Польши СССР был согласован с Германией. Совместный парад в Бресте - помните? Только т. Сталин выждал немного, чтобы не стать первым агрессором.
                        К войне с Германией он готовился, но началась не по его Плану 22.06.1941г.

                        Даже пусть по вашему, предположим, в 1936г, информировать "Центр" о войне которую планировал вести СССР с Польшей логично?
                        Кода в Польше уже работали свои "Рамзаи" для подготовке к этой войне.

                        Где был "Андрей" в 1936г известно.

                        Вывеска на фотодоме была "Photohaus Hoffmann" - можете найти фото с этим названием.
                        До Путча никаких обозначений НСДАП на вывесках не было, они появились с 1933г.

                        В 1929 году этот чин был введён в структуру СС для руководителей территориальных подразделений СС — штандартов (SS Standarte). Обычно штандарт формировался из членов СС большого города или двух-трёх малых городов. В штандарт входили три штурмбанна (SS Sturmbann), один резервный штурмбанн (из числа старших членов СС в возрасте 35—45 лет) и шпильманцуг (оркестр). Численность штандарта доходила до 3500 человек.

                        С 1936 года, после создания войск СС (!)

                        Штирцил был военным, а не гражданским руководителей территориальных подразделений.

                        И встреча с "Андреем", до Пивного путча" до 9 ноября 1923 г, как по тексту у вас, не получается.
                        В 1923 году Быстролётов был принят на работу в советское торгпредство в Праге и получил гражданство Украинской ССР.
                        И только в 1924 году резидентура ОГПУ привлекла агента Быстролётова к работе по разложению эмиграции.
                        ---
                        Р.С.
                        Как говорил мне один из наших соседей по дому:
                        -«Чем бы человек не занимался, у него ко всему должен быть творческий подход, живое воображение, способность быстро ориентироваться в меняющихся обстоятельствах и хорошо развитая интуиция."
                        
Он в конце определил мое предназначение в жизни, но я так и не узнал кто он, был по профессии или "забыл"...
                        •  
                          Николай Фохт
                          21.04.2018 11:44 Николай Фохт
                          господи, да откуда у вас получается, что встреча с андреем до путча? если конверт вскрыть через шесть лет до, получается 36 года (ну с небольшим запасом там). и не могла она так рано произойти, потому что Ева устроилась в фотодом НСДАП ок. 29 года. сергей, там и так много чего придумано, зачем вы это перепридумывете?))
                          •  
                            Сергей Макаров
                            21.04.2018 17:49 Сергей Макаров
                            Цитата: - да откуда у вас получается, что встреча с андреем до путча?
                            ____
                            ОТВЕЧАЮ:

                            Ваша цитата: - а при чем тут 36 год?)) встреча раньше состоялась, в мюнхене -то. в 36 это со штирлицем)

                            Ваша цитата: - В этом портфеле все документы по путчу — это для начальства. А для вас — аналитическая записка, так сказать. Подробный и, поверьте, очень реалистичный прогноз событий, связанных с развитием Германии.

                            Ваша цитата: - Я знал, что Андрей откликнется. Собственно говоря, куда ему деваться? Молодой сотрудник, только что освоившийся с ролью наследника разорившегося знатного рода; предложение купить документы, которые касаются подготовки «Пивного путча» и дальнейших планов Гитлера и НСДАП, — невероятная удача, даже опытный разведчик клюнет на такое.
                            ___
                            Пивной путч 9 ноября 1923г
                            -----
                            И встреча с "Андреем", до Пивного путча" до 9 ноября 1923 г, как по тексту у вас, не получается!

                            В 1923 году Быстролётов был принят на работу в советское торгпредство в Праге и получил гражданство Украинской ССР.
                            (!) И только в 1924 году резидентура ОГПУ привлекла агента Быстролётова к работе по разложению эмиграции. (!)
                            ---
                            Так откуда у вас получается" 1936 год?
                            ----
                            И кто передумывает и пытается на ходу "перепедумывать"?
                            ----

                            Николай, историческое время - не простая наука, и вероятно, как в этом вашем рассказе, вам надо в своих текстах придерживаясь хронологии, дат, свершившихся событий в истории приближая прошлое к настоящему, описывая "след" оставленный в прошлым и сохранившийся в настоящем.
                            Успехов.
                            •  
                              Николай Фохт
                              22.04.2018 01:59 Николай Фохт
                              ну. подготовка путча с высоты прожитых лет, из 21 века, должна быть интересна в 29 + эти факты можно проверить удостовериться в их правдивости и на основе этого серьезно отнестись к аналитической записке о грядущем 33 годе о 39 годе, о 41 годе. я это имел ввиду. и ничего другого там и не может быть. вы хотите меня подловить - это очень просто сделать, в тексте много контролируемых неточностей, много придуманного, и вообще он не про историческую достоверность)) но вы все время не туда бьете) и давайте на этом закончим)
                              •  
                                Сергей Макаров
                                22.04.2018 13:49 Сергей Макаров
                                Николай, ни куда я "не бью". Прочтите, пожалуйста, мой первый комментарий. Но вы решили "подловить меня на знании истории, к сожалению у вас это не получилось, как и показать свои знания истории этого периода в Германии и биографии "Андрея".
                                К сожалению, ваш вариант "спасения" "Андрея" не выдержал проверки инструментом - историческим временем.
                                Жаль, хотя вы умеете владеть им.
                                Ваш "жанр" - истории спасений героев интересен, жаль не всегда успеваю вовремя познакомится с публикациями.
                                Главное не впадать в очарование историй великих заблуждений, как Освальд убил Кенеди, Брут - предатель, Герострат - поджигатель и т.д. и т.п.
                                А история разведки всегда покрыта паутиной сомнений и предположений, и только аналитика может подсказать как и зачем "случались" те или иные исторические события, и кто был не только информатором, но и прямым "триггером", чья деятельность" была началом той или иной истории, приводил в действие "механизмы". Поэтому в "спасении" героев всегда, после можно найти как было бы возможно "обезвредить" последствия. Тут только проблема не стать "диванным генералом", хотя аналитиков в оперативных отделах Армий за глаза всегда таковыми считают.
  • Сергей Макаров
    18.04.2018 20:33 Сергей Макаров
    Кстати, о музыке и кое-что о не формальных «гимнах»:

    
Все помнят песню; «Марш советских авиаторов» который появился 1923 году.
    А немного позже текст Марша в 1926 «улетел» к немецким коммунистам как «Песня красного воздушного флота». 


    В Германии дела в то время были «революционные» и нацисты тоже решили революционным путем изменить, скорректировать текст песни и он стал звучать как «Песня молодых рабочих Берлина», потом к перелицовке песни и музыки приложил руку Хорст Вессель, да тот самый, и в 1929 году она зазвучит в пропагандистских роликах в кинотеатрах.

    
Затем она будет всем известна по фонограмме из документального фильма Лени Рифеншталь «Триумф воли» 1935г, став как - «Боевая песня национал-социалистов».

    Вот так знаменитый советский марш авиаторов «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…» и нацистский марш используют одинаковую мелодию и местами совпадающий текст.


    Но рождена мелодия и оригинальный текст был в СССР Юлием Хайтом и Павлом Германом. Нет не Михаилом Хайтом, хотя тоже не без известным.

    Вот такая музыка получилась с «Маршем советских авиаторов» который появился 1923 году.
81 «Русский пионер» №81
(Апрель ‘2018 — Апрель 2018)
Тема: вечная мерзлота
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое