Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Снятся ли ноутбукам кофеварки капельного типа

25 марта 2018 10:20
Иногда, даже зачастую, для того, чтобы не поддаться соблазну, необходимо мужество. У читателей «РП» в этом смысле есть преимущества перед остальным человечеством: они могут мужеству научиться, посещая уроки обозревателя Николая Фохта. Уж он-то объяснит, что к чему.
Все говорят «искусственный интеллект» и прям с нетерпением ждут, когда он наступит. С нетерпением и с содроганием, потому что любому образованному человеку, особенно россиянину, ясно: когда наступит искусственный интеллект, он завоюет живых людей. Роботы нас поработят. То есть обычно мы ждем беду из космоса, от внеземных захватчиков, а на самом деле под носом своими же руками растим апокалипсис. То есть как бы не замечаем, что голосом Сири с нами говорит грядущий комендант Земли, который расчертит планету на равные и симметричные зоны, расселит людей в непригодных климатических условиях и прикажет над нами измываться. Залезет в мозг, станет пить кровь, может быть, заставит голыми руками крутить динамо-машину для получения электричества.
 
И «Матрица» покажется нам, людям, доб­рой комедией, «Кубанскими казаками», «Операцией “Ы”». По-хорошему, надо бы уже сейчас пресечь, свернуть разработки и засунуть подальше в карман новейший и опасный смартфон. Но подчас мужества не хватает. Завораживает, конечно, технический прогресс, Теслы все эти, Маски. Мы пока умиляемся боевому роботу Федору, ходячему пылесосу, говорящей кофеварке, мы даже рады этому неумолимому продвижению человечества к своему технологическому завершению. Что сказать, есть упоение в бою и мрачной бездны на краю — именно упоение.
 
Лично я давно уже столкнулся со звериным оскалом искусственного интеллекта, давно вступил в битву. Я точно знаю, что, например, мой ноутбук издевается надо мной вот уже четыре года. С самого начала он требовал увеличить оперативную память. Я сопротивлялся: зачем? Видео я не монтирую, даже музыку не записываю, просто качаю из Сети фильмы, посещаю сайты разной направленности с противоречивым контентом. Куда мне двенадцать гигов? А ему вынь да положь. Ну и началось: вдруг перестала подгружаться клавиатура при включении, вдруг торренты мои потерялись, вдруг предупредительно вспыхнул «экран смерти».
 
Хорошо, вставил память.
 
Прожили счастливо полгода. Мой откуда-то узнал о существовании твердотельных накопителей нового, быстрого поколения. Приспичило. Я ему как мог, с помощью соответствующих ссылок объяснил, что нам это не подойдет, нам скорость ни к чему, нам важен объем! Тогда он ополчился на собственный жесткий диск и стал его уничтожать. Каждую неделю я фиксировал все новые и новые проблемные секторы. Потихонечку стали биться сначала дорогие сердцу фотографии, потом искажения коснулись видео и вскоре добрались до святого — до текстовых документов. Я сдался, вставил новый и быстрый SSD, на котором уместилась только операционка, а старый диск тоже оставил, хорошо что был предусмотрен дополнительный слот. Производитель, видимо, знал, какого засранца он собрал на своем заводе. И что вы думаете? Мой продолжил охоту на старый HDD. Через месяц на нем осталось «четыре дня работы». Я знал, что с огнем играю, что месть может быть поистине страшна, но пожадничал купить еще один SSD — приобрел новый жесткий диск, но побольше, терабайтный. Вроде ноут смирился, пока не капризничает, хотя, между нами говоря, работает не на всю мощность. Троллит: мол, нужно заменить интегрированную видеокарту, а то все железо у тебя хорошее, а видак подкачал. Ни помайнить, ни в нормальную игрушку поиграть. Но вообще-то я подозреваю, что свою подрывную деятельность компьютер не прекратил, а переформатировал: есть подозрение, что он договорился к кофеваркой и холодильником. Разумеется, по сравнению с бытовыми приборами у него мозги покрепче, завербовал моих легковерных уродцев. Теперь в ящике для овощей вода, а кофейная гуща прорывает фильтры и застревает у меня в зубах.
 
В общем, я это к тому, что есть у меня психологическая готовность к скорому наступлению искусственного интеллекта на мой ласковый ламповый мир.
 
Поэтому, когда Эрих Кан, немец, уехавший в Германию из Казахстана и вернувшийся через пятнадцать лет в Москву в виде генерального директора новой ретейлерской сети, позвонил и предложил перспективную высокотехнологичную должность, я очень расстроился.
 
Но потом обрадовался, потому что, оказывается, сектором новых технологий там заведует мой хороший знакомый, Иван Скороходов, программист. Ивану я в отцы гожусь, но мы все-таки дружим, точней, приятельствуем. Столкнулись внезапно, в виртуальном, разу­меется, пространстве: FIFA 18, сетевой турнир, две команды «Динамо» — такое не пропустишь.
 
Потом в онлайн-турнирах пересекались, потом в фейсбуке переписывались — я советовался с Ваней по поводу всяких тонкостей управления и по финтам. Потому что Иван Скороходов оказался видным киберигроком, чемпионом пары коммерческих турниров и даже членом сборной Москвы по киберфутболу. Я ходил болеть за него, там мы и познакомились лично. Да, окончил ВМК МГУ, жил пару лет в Лос-Анджелесе, потом переманили его в Сколково, но там он почему-то не задержался. Теперь вот в крупной коммерческой компании, должность высокая и дорогая.
 
— А это я тебя рекомендовал. Точнее, условие поставил — меня уважают, прислушиваются.
 
— Слушай, ну спасибо, конечно, сейчас с работой системной ну полный завал. Надоело провожать и встречать в аэропортах высокопоставленных жен и мужей. Денег, может, и до фига, но унизительно. Нет роста, понимаешь? Поэтому, когда позвонили и позвали в службу VR-безопасности, даже обрадовался. Никогда таким… Вань, а что это?
 
— Ну, вообще, это мое изобретение. Еще в Штатах я задумал одну штуку. Ничего особенного, в общем, даже не ноу-хау. В общем, грубо говоря, это распознавание лица и связанные с ним сервисы. Сервисов может быть до фига. Поиск преступников, не знаю, вот то, что сейчас в айфоне, идентификация личности. В Америке стала востребована вообще странная функция — поиск пропавших домашних животных. Ведь у животных тоже лица, можно сказать. Правда, там пришлось поработать, прописать немного другой алгоритм, ну, не важно. Дело шло хорошо, но однажды я понял, что своим трудом зарабатываю какому-то американскому дяде кучу денег. Мне сначала было весело работать над этой технологией, а потом я довольно быстро прозрел. И свалил в Москву, прихватив кое-какие наработки — свои, разумеется. Все замечательно, но выяснилось: тут на фиг не нужны высокотехнологичные идеи, только то, что сразу можно продать. Только коммерческая хрень. Так что пришлось выкручиваться. Вот и оказался здесь. \Точнее, сначала придумал такую хрень… Ну, в общем, в двух словах: в сети магазинов (лучше продовольственных, потому что туда люди регулярно ходят) устанавливается оборудование — камеры, процессор, моя программка. Смысл в том, что камера идентифицирует покупателя, ведет его по магазину во время шопинга, попутно фиксируя, чем он интересуется, что берет в руки. Потом он, клиент, идентифицируется с чеком на кассе. Если это постоянный посетитель, образуется хистори, мы уже до прихода в магазин можем с точностью до девяноста процентов сказать, что он у нас купит, точнее, что он хочет купить. То есть это, в принципе, помогает закупать именно востребованный товар, делать каждую курицу на прилавке адресной. Огромная экономия для крупного ретейлера — минимизация списанных товаров процентов на тридцать в первые три месяца. Следующий шаг — сервис. Я написал приложение для смартфона, корпоративное, разумеется, которое заведено на портативную веб-камеру. Камера крепится на фирменной футболке. В общем, когда мерчандайзер подходит к покупателю, он получает достаточно полную информацию о человеке. Он может поздороваться с ним, назвав по имени — а это невероятный бонус магазину. То есть очень персональный подход в условиях гипермаркета. На следующем этапе программа может сама искать информацию о клиенте в Сети — брать что-то из социальных сетей, учитывать активность в интернете. Если немного потратиться, можно получать информацию о потребительских предпочтениях, хистори интернет-серфинга и реального перемещения в пространстве. То есть продуктовый магазин (ну и вообще любой магазин) превращается в такой виртуальный клуб для конкретного потребителя. Не говоря уж о возможностях точечной рекламы. Но главное знаешь что? Все это очень дешево, для международной сети магазинов вообще копейки. Один раз купили программу, оборудование, ну лицензию — и все, обслуживание крайне дешевое. Короче говоря, взаимовыгодный проект.
 
— Ну хорошо, допустим. У меня два вопроса. А не до фига ли лишней информации даже для сетевого гипермаркета? На деле так досконально знать своего клиента не очень-то и выгодно. Тут, скорее, эффективней отчуждение, корректная, отстраненная позиция. А то люди будут шарахаться, когда неизвестный им продавец будет бегать по всему магазину, называть по имени и совать в тележку тампоны: берите, берите, Жанна Васильевна, у вас уже закончились по нашим подсчетам. И второе: я зачем тут?
 
— Оба вопроса в точку! Между нами говоря, сервис этот совершенно избыточен для ретейлеров. Но они этого не понимают и охотно вкладываются в развитие. У меня есть штат, финансирование, мощности. И я хочу с умом это все использовать. Потому что есть заказ на мобильное приложение для пикапа, понимаешь? Чувак или чувиха с той же вебкой сидит в кафе или идет по проспекту, и вдруг — бац! Алярм! Он в телефон — а там идентифицирован объект с указанными данными: пол, возраст, вес, цвет глаз, всякие интересы, предпочтения и так далее. Объект в семи метрах на юго-юго-восток. Семейный статус, разумеется. Это значит, у нашего пользователя уже огромное преимущество. Он может склеить сабжа в десять раз быстрее — и почти со стопроцентными шансами.
 
— Предположим. Так я зачем? Погоди, ты хочешь, чтобы я тестировал, что ли, эту твою приблуду для съема? Не староват ли я для такого?
 
— Хм, да нет, не староват. А ты хочешь поучаствовать? Это можно, мы бета-тестеров не набирали еще. Нам представители разных таргет-групп нужны, ты тоже сойдешь. Но вообще я тебя для другого нанял. Понимаешь, в этой сети магазинов огромный трафик. Денег они не считают на запуск, поэтому на первом этапе будут вкладываться в создание этой VR-клиентской базы. А эта база мне нужна для мобильного приложения. Тупо увести ее нельзя, у них, в общем, контроль налажен. Особенно следят за мной. А вот начальник службы безопасности как бы вне подозрений. Ну и я прогу написал, которая сливает данные в реальном времени и совершенно незаметно. Нужно только каждый день флешку менять вручную.
 
— Стоп, как вне подозрений? Ты же меня рекомендовал этому, Эриху.
 
— Ну, не совсем. Я сделал так, что он получил твое резюме с Хедхантера в числе других десяти кандидатов. Потом настоял на твоей кандидатуре, потому что ты лох в IT.
 
— Как это лох? Я сам память могу в ноуте поменять, хард недавно новый ставил; я сеть дома построил своими руками, да и вообще… Тебя на свете не было, я команды в ДОСе писал, чтобы игрушки и программы с дискеты запус­кать. Какой же я лох, у меня стаж компьютерный раза в два больше твоего.
 
— Все правильно, Николай. Но в резюме-то этого ничего нет. Секьюрити высокого класса, с отличным послужным списком, суперрекомендациями, надежный, честный, без айтишного бэкграунда. То, что надо, на такого никто не подумает! Ты понимаешь, заказ на приложения из Гонконга. Там такая сумма… И вот твой гонорар.
 
Скороходов набрал на экране айфона шестизначное число. И значок евро.
 
— Не говоря уж о том, что зарплата у тебя тут тоже отличная, все вместе получается ну просто шоколадное предложение. Давай покажу тебе нашу лабораторию, как я ее называю.
 
— Слушай, Вань, я ведь сегодня работать не собирался, пришел познакомиться. У меня через час свидание. Чувствую, служба предстоит напряженная, когда еще доведется?
 
Он засмеялся.
 
— Понял, давай. Завтра в девять приступай, в десять у нас с тобой деловой завтрак — проинструктирую уже конкретно. Рад, что ты в команде.
 
Я вышел на улицу и, прям как в кино, глотнул свежего воздуха. Сел в машину, рванул на Савеловский. У меня после покупки памяти и SSD с HDD скидка сохранилась — я купил твердотельный накопитель на полтерабайта. Пришел домой и сразу заменил новехонький HDD — он не пропадет, я приобрел на сдачу устройство, которое превратит его в USB-внешний накопитель.
 
Включил ноут, активировал новый диск. Мой вредный ноутбук заурчал от удовольствия. Я проверил параметры компьютера — хотите верьте, хотите нет, из таблицы пропала строчка про устаревшую видеокарту. Я улыбнулся. Мне показалось, что ноут улыбнулся мне в ответ, впервые за всю нашу долгую совместную жизнь.
 
Пусть лучше победит искусственный интеллект, неожиданно подумал я. Пусть он командует такими г…ками, как Ваня Скороходов. Пусть матрица загонит за Можай всех этих умников, которым своровать — что флешку отформатировать.
 
Но пусть это будет не скоро, лет через пятьдесят-шестьдесят, чтобы я этого точно не увидел.
 
Потому что могу не выдержать и пожалеть подлеца.  
 
Повторим урок
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    26.03.2018 01:22 Я есть Грут
    Идёт борьба за Кибертрон.
    Кто победит? Самсунг? Айфон?
    Понятно, что не человек.
    Грядёт машин бездушных век.
80 «Русский пионер» №80
(Март ‘2018 — Март 2018)
Тема: соблазн
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям