Классный журнал

Николай Фохт Николай
Фохт

Слава Герострату

16 марта 2018 10:48
Историческая миссия. Это такая миссия, которая выполнима — по крайней мере, на страницах «РП», где из номера в номер наш обозреватель и следопыт Николай Фохт переписывает человеческую историю и заставляет под другим углом взглянуть на человека, с которым, казалось бы, все ясно. Как с героем этой истории.
Все-таки нелегкое это дело, мое.
 
С одной стороны, заманчиво. Подставляю плечо, стелю соломку, распутываю, а не разрубаю узелки. Если смотреть поверхностно, безусловное благо. Если углубиться на пару дюймов, вникнуть и задуматься на пару минут, не все так очевидно.
 
Поэтому, с другой стороны, пустое, напрасное занятие. Может быть, даже вредное и даже оскорбительное.
 
Ведь предупреждали меня православные и даже не очень друзья: вот ты спасешь Иисуса Христа — а нам куда? Ну то есть евреям хорошо, с них снимут обвинения в том, что Христа распяли, а прочие христиане? Остался жив пророк, и учение его как минимум стало менее сакральным. Вся эта гуманность еще большим боком выйдет: не будет христианства, не станет предпосылок для гуманизации человеческой цивилизации. И кому хорошо?
 
Или динозавры: вдруг, если бы не вымерли эти прекрасные, бессмысленные животные, глядишь, и не расправили бы плечи пургаториусы, не встали бы со своих корточек плезиадаписовые — и тупайи, и шерстокрылы. А значит, если их спасать, не вылупится в результате эволюции какой-никакой человечек.
 
Короче говоря, не все гладко на моем пути. И необходимо в этом месте публицистическое отступление. Поучительное.
 
Буквально перед очередным броском в исторические недра, во тьму и неразбериху, произошла странная и довольно поучительная встреча.
И разговор на этой встрече — еще более поучительный и знаковый.
 
В общем, у меня есть давняя знакомая. Все рассказывать не стану, да, если честно, нечего там рассказывать, кроме того, что Маруся однажды уехала в Канаду. Она и хотела в Канаду, никаких там пересадок на другие рейсы, в другие, более теплые места. Уехала не одна, разумеется, с семьей — муж с дочерью тоже мечтали именно о стране озер. Поселились в Ванкувере — несколько лет назад я оказался в этом прекрасном, экологическом месте. Тогда-то, можно сказать, наше знакомство и возобновилось. А потом она зачастила в Россию: Маруся внезапно из врача-генетика стала художницей. И в Москву она приезжала на такие небольшие выставки, сначала сборные, потом дело дошло и до персональной.
 
Короче говоря, примерно раз в полгода видимся. И вот совсем недавно созвонились, договорились кофе попить. Общий разговор, последние новости, как общие знакомые поживают по обе стороны океана. Экономика, санкции, допинг. Еще она с интересом расспрашивает про мою работу, делится впечатлением от прочитанных заметок — это моя любимая часть. Потому что в основном отзывы у Маруси положительные. Слово за слово, доходим до глобальных и актуальных тем.
 
— Скажи, как ты относишься ко всей этой истории с Вайнштейном?
 
Разумеется, я не почувствовал никакого подвоха.
 
— Ну как, я против любого насилия. Плохо он поступил.
 
Марусю ответ не удовлетворил. Она продолжила, выступая, как я понял, адвокатом дьявола. Я, пытаясь, в общем-то, угодить своей красивой брюнетке с легкой, очень пикантной косинкой, всячески вставал на сторону обиженных актрис, распалялся все больше и больше и даже сам заметил, что несу какую-то ханжескую и чересчур политкорректную ахинею. И вот тут я поймал на себе холодный Марусин взгляд. Это был взгляд амазонки, загнавшей бизона в ловушку: осталось только спустить тетиву.
 
— Это все хорошо. А вот скажи, если ты так уважаешь женщин, если ты против сексизма вообще, почему спасаешь только мужчин?
 
— В каком смысле?
 
— Ну, в твоих статьях, там одни мужики. Из женщин я видела только Мэрилин Монро.
 
— Ну погоди, а Маколифф, которая на «Челленджере»?
 
— Да, Маколифф и Резник — но там еще плюс пять мужиков-астронавтов. Что, достойных для спасения женщин не хватает во всей мировой истории?
 
Мне стало как-то не по себе и даже немного стыдно. Действительно, нехорошо получается.
 
— Погоди, Маруся, ну кого, например, спасти, из женщин-то?
 
— Да хоть княжну Тараканову.
 
Это было совсем неожиданно.
 
— Но Тараканова — она ведь все равно что Мата Хари. Она, можно сказать, аферистка, задумала государственный переворот в России. Самозванка, Пугачева признавала наследником. Что в ней хорошего, какой толк и польза для человечества спасать террористку и, мягко говоря, содержанку?
 
— Во-первых, я не считаю, что достойны спасения только важные, лучшие и достойные исторические личности. Шпионка она или не шпионка, какая разница? Она незаурядная наверняка была баба, с живым умом, с амбициями. Тогда женщинам вообще трудно было себя реализовать, Тараканова использовала имевшийся у нее арсенал. Плюс она совсем юная, ей двадцать с чем-то было, когда она умерла. Так что многое простительно по молодости. С Орловым история непонятная, но я верю в то, что она правда в него влюбилась, ведь авантюристки тоже влюбляются, тем более такие молодые. И если представить, что она ему поверила, и его любила, и думала, что он за нее, а он ее обманул: обещал женится, на трон посадить… А сам заманил на корабль и сдал Екатерине. Ну это ужас! И ее очень жаль. И она мучилась потом в этой тюрьме, умирала от чахотки, беременная.
 
— Да вроде не беременная она была… Не важно. Вот если я ее спасу, она же за старое возьмется. Мне кажется, она даже не очень была умной и точно без особых моральных планок…
 
— Ну ты даешь, планки моральные. Тараканова не была ни высокоморальной, ни очень хорошей — но это ничего не меняет. Она такая живая. Спасти — это порыв. И если слабая, несчастная (и тут не так важно, заслуженно или нет) молодая баба гибнет в тюрьме, ее хочется вытащить. Ну должно хотеться. Это по-мужски, да и по-человечески.
 
В образовавшейся паузе я, разумеется, представил себе анахроничную картину Константина Флавицкого (в реальности княжна умерла до питерского стихийного бедствия). Наводнение, крысы, условно беременная княжна.
 
Действительно, кошмар.
 
Разумеется, мы не поссорились — поговорили еще о последнем Вуди Аллене, о «Трех билбордах», Маруся с удовольствием слопала кусок киевского торта — таких в Ванкувере не делают.
 
Но Тараканова запала мне в душу. Может, я правда живу как сексист какой, смотрю на мир сквозь свою маскулинную призму и не вижу дальше носа? Тараканова, Мата Хари — эти в общем-то несчастные исторические женщины не достойны разве спасения, избавления от мук? Маруся права, какая-то варварская смерть им была уготована, может быть, даже неадекватное совсем наказание. И да, пора бы проявить свои лучшие качества, может быть, даже мужские — спасти не из предстоящей выгоды для человечества, а просто так, из милосердия — как Маруся посоветовала.
 
Я долго размышлял над жесткими, но в чем-то справедливыми словами Маруси, над казусом Таракановой, долго думал над ее возможным спасением — и решил помочь Герострату.
 
Потому что мне видится в истории бедолаги Герострата еще большая несправедливость.
 
Что мы знаем? Мы знаем, с одной стороны, совсем немного, с другой стороны, это немногое буквально вопиет. Итак, в 356 году до нашей эры рыночный торговец Герострат поджег в Эфесе храм Артемиды. Надо сказать, что этот храм был градообразующим предприятием всей местности: сюда стекались греки, да и не греки — все сочувствующие граждане из окрестных районов. Поклонялись, просили у богини плодородия и охоты соответствующих милостей и благ. Паломники создавали приятный для торговой ситуации и казны города трафик. Ну и слава росла. Не забудем, что Эфес находился под протекторатом Персии, то есть ситуация была непростой. С другой стороны, персидский наместник был заинтересован именно в процветании храма и культовой активности: деньги как раз частично (а может, и целиком) уходили в метрополию. Ну и вообще, наверняка, с точки зрения оккупантов, Артемида гармонизировала ситуацию вокруг, усмиряла умы, охлаждала порывы — все-таки у греков присутствовали реваншистские настроения.
 
И вот храм сгорел. Злоумышленника поймали. Его казнили. При этом был издан указ ни при каких обстоятельствах не упоминать, не произносить имя поджигателя. Потому что мотивом преступления объявлена жажда славы: Герострат уничтожил святыню, чтобы имя его осталось в веках.
 
Ну и чем, скажете вы вместе с Марусей, этот ничтожный, жалкий человек лучше Таракановой?
 
Да подозрительно потому что. Историк Феопомп, который сохранил эту историю, не скрывал, что признание у Герострата выбили — его пытали. И мотив, если приглядеться, уж больно замысловатый для простого торговца: мол, соблазнила его всемирная и вечная слава. Лично я сразу подумал, что причину за Герострата придумали. А такая непростая она потому, что нормальной просто быть не могло — у грека, у жителя Эфеса, в котором господствовал культ Артемиды. То есть все по законам пропаганды: чем невероятней ложь, тем легче в нее поверит народная масса. И чтобы развить сюжет и, не побоюсь сказать, еще больше потешить, занять горожан, персидский сатрап (а может быть, подвластный ему суд) издает указ, который не просто невозможно исполнить — он прямо провоцирует распространение всей истории про Герострата. Как это у нас называется — эффект Стрейзанд. Чем больше запрещаешь, тем запретный плод слаще. Разумеется, это прикрытие неправосудного, несправедливого решения.
 
Так мне кажется.
 
И совершенно естественно встает вопрос: а вообще, виноват ли Герострат? А не оболган ли он? Может быть, имя этого несчастного человека напрасно опозорено в веках? Разумеется, если все так, как спасти — и человека, и его имя?
 
Зачем?
 
Ну хотя бы затем, чтобы убрать из истории человечества «феномен Герострата», купировать деятельность подражателей. Не было до Герострата прецедента — и, вполне возможно, после него тоже никогда не будет. Вот в чем смысл. Наивно? Иногда проходят самые наивные штуки, замыслы, предприятия.
Теперь главное: как это сделать.
 
Действительно, кроме скупых слов Феопомпа (к слову, если не очевидца, то как минимум современника событий) в пересказе более позднего и римского Валерия Максима, о событии ничего не известно. Ну еще что храм потом отстроили, он стал краше прежнего и получил звание чуда света (именно перестроенный, а не тот, сожженный, был чудом), помогал в строительстве в том числе и Александр Македонский: по преданию, он родился в день, когда храм Артемиды подожгли. Вот, в общем-то, и все сведения.
 
Самым, можно сказать, полным до­кументом, свидетельством, источником знаний стала пьеса Григория Горина «Забыть Герострата». Ее до сих пор ставят, по всей стране.
 
В пьесе не все так просто, но и все-таки довольно прямолинейно. Главное — Герострат реальный поджигатель и даже хуже, чем ненормальный честолюбец. Он у Горина вообще злодей, каких мало. Даже совершив свое черное дело, этот неприятный человек продолжает интриговать. Он из-за решетки искушает человечество. Охранника подкупает, Клементину, жену Тиссаферна, персидского сатрапа, соблазняет (пообещав, что перед казнью крикнет, что поджег храм из-за любви к ней), самого Тиссаферна шантажирует тем, что расскажет, как соблазнил жену. При этом, как всякий уважающий себя серийный подлец, пишет мемуары и продает их за хорошие деньги. Часть гонорара пускает на пиар (отдает пьяницам, чтобы те пили и славили имя Герострата), часть идет на подкуп охранника. То есть драматург ни разу не усомнился в низости своего героя и с удовольствием транслировал, даже усилил этот скверный анекдот. И главное, это совсем не комедия, не социальная или философская драма — это плотное морализаторство, облокотив­шееся на, скорее всего, фейк. Как у Пушкина про Моцарта и Сальери.
 
Но сгодится и Горин — я решил зацепиться за один эпизод пьесы. Засомневавшись в мотивах Герострата, Тиссаферн посылает делегацию в Дельфы, к оракулу, который сильнее, авторитетней (по Горину) эфесского суда. Да, исторически тут не все гладко (хотя бы потому, что к 356 году до нашей эры Тиссаферна самого уже казнили), но я увидел слабое звено: дельфийский оракул — вот куда можно вклиниться и выправить ситуацию.
 
Дверь мне открыла немолодая женщина, укутанная в огромный войлочный платок — так мне показалось.
 
— Хайре, хозяйка. Прости, что поздно стучусь в твой дом. Я в городе по неотложному делу, да вот не рассчитал: у моей повозки раскололось колесо, в десяти километрах отсюда. Вот, решил, что успею засветло, да не рассчитал, давно не путешествовал пешком. Дома ли муж, пустите ли меня на ночлег за три драхмы?
 
— Хайре, путник. Приветствую тебя в городе Артемиды, покровительницы нашей родины, лучшей и справедливейшей из богинь. Позволь узнать прежде, кто ты? По виду и по речи твоей, не грек. Но и не перс — стал бы перс предлагать деньги за постой. Прости, Артемида, за мою недоброту и негостеприимство.
 
— Да ничего, все понимаю. Времена у вас неспокойные, горькие времена.
 
— Да уж, странник, славься, Артемида, богиня богинь. Горе в нашем городе. Слышал, наверное, сгорел наш храм, гордость и опора Эфеса.
 
— Так, хозяйка, я, можно сказать, по этому делу и пришел в ваш великолепный и цветущий полис, да будет славиться в веках Артемида, богиня всех богинь.
 
— Сейчас, погоди, кликну Онезифороса, мужа моего.
 
Ловко я ушел от ответа про национальность, вот что-то не придумал себе легенду на этот счет. Вечная спешка.
 
Добрые люди Онезифорос и Ифигения пустили на ночлег. Налили кружку вина, дали утреннюю, свежую еще лепешку, вывалили на стол фрукты — я сразу потянулся к инжиру, уж больно хорош на вид. Сразу рассказали про себя: у Онезифороса на заднем дворе мас­терская, делает украшения из сереб­ра и меди. С персами в хороших отношениях, покупает у воинов из администрации самоцветы недорого, а иногда и настоящие драгоценные камни. Сыновья, близнецы, в Афинах — подались в ученые, философствовать любят. И тут учителя имеются, но Афины есть Афины. Дед хозяина тоже ювелир, еще молодым человеком украшал храм Артемиды. А теперь вон что, такая беда… Ну и конечно, набросились с расспросами на меня.
 
— Дорогие, благочестивые и светлые граждане Эфеса Онезифорос и Ифигения, не могу я рассказать всего. Скажу только, что направляюсь к вам из Дельф с важным документом.
 
— Уж не с решением оракула Аполлона по несчастному Герострату?
 
— Ифигения, не пытай, не скажу. А почему же Герострат бедный? Я думал, в городе его ненавидят за то, что сотворил он.
 
— Ох, Артемида-заступница, да не делал он этого!
 
— Ты бы, женщина, прикусила язык. Нашему гостю еще не хватало базарные слухи собирать… Но, уважаемый Николаос, доля правды в ее словах есть. Какой Герострат поджигатель? Я его с детства знаю. Странный был мальчик, а вырос в очень странного мужчину. Он ведь с моими сыновьями ходил на философский кружок, как раз в храме они собирались. Всегда только слушал, ничего не спрашивал у наставника. Дети мои говорили, он и не понимал ничего, учитель терпел его из жалости, из уважения, что мальчик стремится к чему-то… А когда ребята мои уехали, он тоже забросил посещения кружка, стал на рынке торговать овощами, сандалиями, повадился на петушиные бои ставить. И, надо признать, удачливым игроком был, знал толк в бойцовых птицах. Я так скажу, его уже стали приглашать, чтоб он цыплят отбирал, давали ему петушков на воспитание. Он, можно сказать, известным и важным человеком стал. И драхмы у него в сумке водились. Зачем ему храм поджигать? Это как свой собственный дом поджечь.
 
— Так ведь его схватили на месте преступления. И он признался.
 
— Да какое место преступления — Герострат прибежал первым, чтобы тушить пожар! Он же на рынке и ночует, устроил себе холостяцкую лачугу — ближе всех был, вот и бросился голыми руками разбирать вспыхнувшие деревянные перекрытия.
 
— А говорят, он там, в пылающем храме, и стал кричать: «Это я поджег».
 
— Да ничего подобного, муж все правильно рассказал — Герострат не мог этого сделать. Ну это же смешно: парень двух слов не мог связать, а тут такую причину придумал — чтобы прославиться! У нас весь базар смеялся. Тиссаферну, да и Клеону просто выгодно все свалить на грека. А тут так удачно подвернулся Герострат. И всем очевидно, что Клеон и придумал причину для Герострата — сам спит и видит себя сатрапом Эфеса.
 
— Клеон — это архонт Эфеса?
 
— Да, странник, когда граждане его выбирали, всем казалось, что нашли мудрого, праведного судью, который будет беспристрастно решать наши проблемы. А он почти сразу сдружился с Крисиппом, который даром что ростовщик — всеми деньгами в городе заправляет, всех купил. И мой муж, Онезифорос, не даст соврать: именно Крисипп хвастался перед народом, что на севере, совсем недалеко, нашли мрамор. И, мол, мрамор этот намного лучше и дешевле будет, чем тот, из которого построен храм. И что пора наш храм улучшить, чтобы порадовать Артемиду… Ага, порадовать — он хочет подряд получить на строительство. Представляешь, Николаос, как разбогатеет Крисипп на строительстве, если мрамор такой дешевый?
 
— Думаете, он все подстроил?
 
— Нет-нет, что ты, я такого не говорила, Артемида свидетельница! Я говорила, что Герострат не виноват ни в чем. Бедный мальчик! Я теперь за него болею, как за своих сыновей.
 
Мы еще немного посидели, пока не задрожал фитиль в плашке с оливковым маслом — верный признак, что пора ложиться спать.
 
Утром я спросил у своих добрых хозяев, где после пожара живет Эрита, жрица храма. У сестры, ответила Ифигения и проводила до дома на окраине полиса, сразу за тенистым кедровым пролеском.
 
— Хайре, Эрита.
 
Она сразу мне понравилась. Неподдельным своим горем, трауром и при этом ясным, пронзительным, нездешним каким-то взглядом.
 
— Хайре.
 
— Я принес пророчество оракула из Дельф.
 
— Почему ты? Тиссаферн посылал своих людей, воинов из личной гвардии.
 
— Они все еще в Дельфах, им сказано, что пророчество и его толкование дело небыстрое. Пифия решила, что ответ должен привезти грек, а не персидский солдафон.
 
— Ха! Откуда мне знать, что ты тот самый грек и пророчество не фальшивка?
 
— А ты взгляни вот на это.
 
Я достал из своей кожаной сумки пергаментный свиток. Стоил он мне три тысячи рублей, включая тиснение и прорисовку водоотталкивающими чернилами текста предсказания. Такие делают в мастерской на Волгоградском проспекте.
 
— Артемида-заступница, что это, пергамент?
 
— В Дельфах могут себе позволить. Теперь все пророчества оракула записываются не на папирус, а на пергамент. Чудесной краской, которая даже уксусом не смоется.
 
— Дай-ка посмотреть. Красота какая. Я могу прочитать решение?
 
— Да, это же тебе и адресовано.
 
— Почему не Тиссаферну или Клеону?
 
— По той же причине.
 
— Но Клеон грек.
 
— У нас уже так не считают.
 
Эрита с детским благоговением коснулась своими смуглыми, немного коротковатыми пальцами свитка. Погладила фактурную поверхность, придирчиво осмотрела протокол, «обложку» свитка и удивилась штемпелю «Дельфийский оракул». Тут я, конечно, немного перебрал — такие печати стали ставить позже. Но мне надо было произвести впечатление, пустить пыль в глаза — и, кажется, получилось.
 
Наконец она развернула пергамент.
 
— «Артемида, богиня, ушла встречать появленье героя. В пустующий дом заявился Гефест, брат наш любимый. Хотелось ему порадовать сестру ненаглядную, выковать он решил ей лук золотой и стрелы. Искры огня скатились на пол деревянный. Вспыхнул весь дом богини прекрасной. Гефест спешно покинул дом Артемиды. Смертный отважно боролся с огнем в одиночку. Хоть и не спас он священное место, богиня его не забыла и видит все, что творится с несчастным Г.». Что это значит, какой Г.?
 
— Как звали смельчака, который в одиночку бросился тушить огонь?
 
— Никто не тушил огонь, так полыхнуло, что бессмысленно было. Там только Герострата поймали. Но он поджег… Или он… тушил? И он тот самый Г., которому дарует защиту сама Артемида? Ведь он признался в преступлении.
 
— Так под пыткой, Эрита, под пыткой.
 
— Ну да, я тоже не поверила, что Герострат мог сделать это ради какой-то славы. Он любит Артемиду. И вот теперь она его покровительница. Но как мы все исправим? Клеону выгодно, чтобы Герострат был виновен. У них с Крисиппом грандиозные планы: еще пепелище не остыло, приходили ко мне обсуждать строительство нового храма. «Это будет великий храм!» — как будто прежний был плохим.
 
— Поэтому я у тебя, а не у Клеона. Пифия оракула дельфийского проинструктировала меня…
 
В таких делах нельзя тянуть. Эрита умылась, оделась в светлые, торжественные свои одежды и поднялась на холм, где чернели треснувшие колонны святилища.
 
Она прошла через рыночную площадь так, чтобы ее видели граждане. А тем временем мы с Ифигенией призывали народ эфесский пойти на руины и выслушать пророчество дельфийского оракула.
 
Она читала мой пергамент вдохновенно, можно даже сказать, экстатически вдохновенно. До мурашек. И после, когда над толпой пронесся вздох, Эрита четко, просто и однозначно растолковала послание. Гефест устроил пожар, но они сами разберутся, на Олимпе. А Герострат невиновен, он герой, а не злодей. Слава Герострату! Герою эфесскому слава. А дальше, как и рекомендовала пифия дельфийская, Эрита с толпой граждан направилась к резиденции Тиссаферна.
 
Вечером Герострат, действительно аутичный молодой человек, ужинал в доме Онезифороса и Ифигении. Меня горячо звали, но я дал обет ни на секунду не задерживаться в Эфесе без дела. А дел у меня осталось только попрощаться с Эритой.
 
Эрита сияла: все руководство города подтвердило готовность поддержать строительство нового, великолепного храма, который принесет новую славу Эфесу.
 
— Скажи, посланец, а что же это за герой, которого отлучилась встречать Артемида?
 
— О, это будет великий человек. И он тоже поможет в строительстве нового храма.
 
— Как его зовут?
 
— Его зовут Александр. Он будет так велик, что все эфесцы поймут: жертва была не напрасна. Ну все, мне пора. Прощай, Эрита. Слава Артемиде!
 
— Герострату слава!
 
А Тараканова… Ну что Тараканова? Как-нибудь потом, когда будет много свободного времени. А, да, вспомнил, что еще Кассандру ведь спас во время троянской экспедиции.
 
Так что не такой уж я пропащий.
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (10)

  • Елена П.
    16.03.2018 12:32 Елена П.
    Мне нравятся ваши исторические экскурсы. Приходится в воспоминаниях покопаться, забытое вспомнить, принять ваши выводы к размышлению и анализу, поделиться с друзьями. Так что жду про Тараканову... Дерзайте, Николай!
  • Сергей Макаров
    16.03.2018 18:06 Сергей Макаров
    Официальная версия гласит, что Герострат поджег храм Артемиды, чтобы прославиться.
    Греческий историк Феопомп утверждал, что это признание Герострат дал под пытками.
    Исходя из современных законов, это делает признание Герострата ничтожным.

    Герострат ремонтировал храм, но кто-то из купцов или заинтересованных лиц организовал поджег.
    Герострата застали пытающимся потушить пожар, и обвинили в поджеге.

    В храме хранилась "библиотека" карт, и самое важное, записи вырождений - древа жизни правителей, что могло повлиять на передачу власти.
    Там была библиотека с социальной информацией об укладе жизни того времени.
    В ходе пожара все основные носители информации об истории того времени были уничтожены.

    А Герострата, как и всегда, невиновного наказали, виновные получили свое - уничтожили ценную информацию...

    На мой взгляд, "легенда" о Герострате, как поджигателе с целью прославиться в веках,такая же история великих заблуждений, как кто убил Кеннеди - Освальд, и т.д. и примеров таких много... Княжна Тараканова и далее по списку ....
    •  
      Николай Фохт
      16.03.2018 19:32 Николай Фохт
      Да, но Кеннеди убил именно Освальд))
      •  
        Сергей Макаров
        16.03.2018 20:07 Сергей Макаров
        Ага, и Герострат сжег храм ...
        ----
        Да, пожалуй стоит продолжать "историю" великих заблуждений, не забыв о первых людях на Луне и далее по списку...
        Хотя, вот недавно, по первому каналу мультфильмы показали о "звездных войнах" и "чудо оружии", и вы знаете, многие верят ... ну что поделать.
        "Чтобы отрицать то, что было, нужно быть не только глупым, но и наглым. К сожалению, эта наглость сегодня, как и 70 лет назад достигает своей цели. Как говорил Йозеф Геббельс, который был талантливым человеком и всегда добивался своего, "чем чудовищнее ложь, тем скорее люди в нее поверят"; - заявил Владимир Путин во время встречи с главами еврейских общин.
        На сегодня нет единого официального ответа: - Кто убил Кеннеди.
        Кое какие материалы дела на сегодня рассекретили, но не на долго,
        А пока есть только разные предположения, многие из которых не лишены логики и здравого смысла: - одно для примера:
        https://inosmi.ru/world/20131121/214938685.html
        ---
        Р.С. Николай, вы верите всем заявлениям МИД РФ?
        Насчет самолета сбившего МН-17, мальчика распятого в Одессе, отсутствие многочисленного убийства россиян в ЧВК или последнее покушение на убийство в Англии дело рук "закуклисы"?
        ..................
        Я тоже так подумал, вы же в здравом уме и твердой памяти.
        •  
          Николай Фохт
          16.03.2018 20:15 Николай Фохт
          про кеннеди есть достоверное расследование - погуглите на сайте Русского пионера
          •  
            Сергей Макаров
            16.03.2018 20:30 Сергей Макаров
            Достоверным, по определению, что такое достоверность, оно вряд ли может быть. Документы по этому делу будут рассекречены только 26 апреля 2018 года, а без знакомства и изучения их любое "расследование" - это лишь очередная версия, к сожалению.
            ---
            Николай, вы ходили в цирк? Или на представление фокусников?
            Я тоже. И вы, как и все зрители понимаете, что вас просто обманывают показывая лишь часть того, что вам надо видеть.
            Так и в любом расследовании, мало видеть что на виду у всех, есть то что вам пока не "показывают".
            Меня когда-то учили; - Если хочешь что-то спрятать - "положи на видное место", в прямом и "срытом смысле".
          •  
            Сергей Демидов
            20.03.2018 12:43 Сергей Демидов
            вилами писано, как и то, что в деле Скрипаля просматривается рука кремля....
            •  
              Сергей Макаров
              20.03.2018 21:35 Сергей Макаров
              Самые сомнительные события -- это именно те, которые наблюдались наибольшим числом людей.

              Толпа никогда не стремилась к правде; она отворачивается от очевидности, не нравящейся ей, и предпочитает поклоняться заблуждению, если только заблуждение это прельщает ее. Кто умеет вводить толпу в заблуждение, тот легко становится ее повелителем; кто же стремится образумить ее, тот всегда бывает ее жертвой.
              
...Становясь частицей организованной толпы, человек спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. В изолированном положении он, быть может, был бы культурным человеком; в толпе - это варвар, т.е. существо инстинктивное.

              Легкость, с которой распространяются иногда известные мнения, именно и зависит от того, что большинство людей не в состоянии составить себе частное мнение, основывающееся на собственных рассуждениях.

              "Психология народов и масс" Гюстав Лебон
  • Я есть Грут
    17.03.2018 01:08 Я есть Грут
    Спасти и что-то приготовить.
    Здесь ни к чему Колю неволить.
    Пойдёт ли он голосовать?
    Вот где приходится гадать...
  • Сергей Демидов
    20.03.2018 12:48 Сергей Демидов
    Переписывать историю...
    Хорошее дело скорее всего...
    Есть возможность узнать что-то новое...
    Но зачем так далеко улетать?
    Надо в пределах десяти лет летать...

    Где-то... Кто-то ...
    Взял бумагу и написал
    ПЛАН...ПЛАН...

    Одним из пунктов было написано...

    Русский пионер....

    Редактор....

    Тематика...

    Цель ....

    1. Путин...
    2. ..............
    3. .............
    4. ..............


    И началась работа по созданию того, что можно назвать одним словом


    Пустота или голые
80 «Русский пионер» №80
(Март ‘2018 — Март 2018)
Тема: соблазн
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям