Классный журнал

Андрей Десницкий Андрей
Десницкий

Денежный разговор

23 октября 2017 09:06
Библеист и публицист Андрей Десницкий утверждает, что государство использует деньги для того, чтобы сообщить своим гражданам что-то особо важное. Действительно, телевизор или радио можно отключить. А вот от денег — не отвертишься…
В советском детстве я коллекционировал валюту. Нет, ничего криминального — просто монетки, которые взрослые привозили из разных стран. А иногда валюту можно было даже получить прямо в Москве: болгарские стотинки на внешний взгляд не отличались от советских копеек, и мороженщица в киоске могла дать среди горсти медяков на сдачу такое нежданное счастье.
 
Это было выходом за границы возможного, ведь поехать за границу для советского школьника было совершенно немыслимо, да и из взрослых такое мало кому доверялось. А тут я прикасался к металлическим кружочкам, которые, может быть, обошли полмира. Даже была такая повесть, правда, про советскую пятнашку, по-старому пятиалтынный, — как она странствовала по разным рукам, пока не оказалась в мире капитала, где человек человеку волк, но добрые советские моряки вернули кругляшок на Родину.
 
Но дело было не только в прикосновениях. Эти монетки поражали разноголосием языков, а то и цифр — арабское пять, к примеру, очень походило на наш ноль. Смешно видеть монетку в ноль чего-то, к тому же покрытую непонятной вязью. И до сих пор меня мучает загадка: нэг төгрөг — это сколько тугриков? А такая юбилейная монета у меня тоже была, с всадником, скачущим по монгольским степям. Вернее, есть до сих пор — эта коллекция лежит в нашем доме прямо под телевизором и регулярно пополняется. Если честно, заглядываю в нее куда чаще, чем в сам телеящик.
 
Но дело не только в языках. Что у монголов всадники скачут по степи, это понятно, мы другого о Монголии и не знаем. А кто все эти люди на прочих монетах? Почему изображены именно они? Или что значат все эти символы: из Европы, например, приходят всякие львы, орлы и прочие хищники, а японские монеты покрыты, напротив, милыми цветочками. Как же так, ведь японцы — воинственные самураи, а европейцы — за мир во всем мире?
 
А некоторые азиатские монеты еще очень необычной формы: фигурные или, что встречается часто, с дырочкой посредине. И значит, их когда-то носили на шнурке, наверное, на шее — сразу видно, кто насколько богат. То есть сама форма монет уводит нас вглубь истории человечества.
 
А их названия! Рубль, который когда-то отрубали от куска драгоценного металла, и копейка, которая и по сей день обязательно содержит всадника с копьем, — это ведь еще не все слова, говорящие нам о прошлом. Сегодня всё, что меньше рубля, уже считается мусором, а в детстве перебирали мы на ладони пятиалтынные и гривенники — следы более сложной монетной системы, как у британцев с их фартингами, пенсами, шиллингами, кронами, фунтами и гинеями. Зачем так сложно и нерационально? Гинея, оказывается, это фунт стерлингов плюс еще один шиллинг. Но так устроены культура и история: чем сложнее, тем интереснее.
 
И когда я оказался, к примеру, в Нидерландах, то следы иной монетной системы обнаружились и там. Монетка в пять центов называлась стювером, гульдены (золотые) записывались сокращенно как флорины (флорентийские), но самое поразительное — монета в 2½ гульдена, которую все называли «рейхсталлером», когда и Рейха никакого давно не было в наличии (не подумайте плохого, речь шла о Священной Римской империи). Как жаль, что всё это разнообразие уходит в прошлое, уступая бесцветному наименованию «евро». Евробензин, евроремонт, евроденьги.
 
И только храбрая Греция чеканит на своих евроцентах альтернативное их название — «лепта». Та самая, которую евангельская вдовица бросила в ящик для пожертвований и так обессмертила название.
 
Вообще, монетные традиции невероятно сильны… или были такими до недавнего времени. В нашем советском детстве были медные монетки в 1, 2, 3 и 5 копеек, а серебристые — в 10, 15, 20 и 50. Не слишком удобная система, правда? Чтобы набрать любую сумму минимальным количеством монет, проще обходиться номиналами по 1, 2, 5, далее 10, 20, 50 и т.д. Пятнашки вообще выпадают из всякого разумного исчисления. Откуда же это? Из Российской империи, где монеты имели именно такие номиналы. И с бумажными деньгами та же самая история: 1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 рублей — неизменный и тоже по-своему нелогичный набор купюр, сложившийся исторически. Наверное, не было более точного и верного способа сказать, что Россия стала новым государством, чем выпустить в девяностые годы другие номиналы монет и банкнот.
 
Деньги — это не просто расчетные знаки, это нечто такое, что государство хочет говорить своим гражданам ежедневно, да так, чтобы никто не улизнул. Телевизор всегда можно выключить, а как откажешься от купюр и монет?
 
Многим, наверное, памятен расстрел трех советских граждан за спекуляцию валютой в 1961 году — совершенно уникальный случай, тем более для времени, названного «оттепелью», когда вновь принятый закон возымел обратную силу. Ясно было, что государство с предельной жесткостью преследовало… не просто самовольное обогащение, предпринимательскую активность помимо кассы и профсоюза, а именно что общение с иностранными ценностями поверх барьеров. За злейшую антисоветскую литературу, насколько мне известно, никого в те годы не расстреливали, а вот за доллары — да.
 
И, пожалуй, самый заметный и очевидный разворот нашей страны и нашего общества к иному стилю жизни произошел не тогда, когда красный флаг сменился трехцветным, а когда покупка и продажа тех самых долларов сделалась обыденным занятием, доступным даже пенсионеру.
 
И это был далеко не первый подобный переворот в русской истории, хотя мы о них, как правило, не задумываемся. Монеты появились в VII веке до н.э., их возникновение связано с очень простой потребностью. Задолго до этого золото и серебро уже использовались как универсальные эквиваленты, но проблема была в том, что их нужно было каждый раз взвешивать, а весы и гири тоже были не у всех одинаковы. Соответственно, монета — кусочек драгоценного металла круглой формы, от которого трудно незаметно отпилить кусочек, причем чистота и точный вес металла гарантированы государством. Соответственно, изображение на монете — гарантийная печать.
 
Право ставить такие печати, то есть право определять вес и качество металла, — не столько обязанность, сколько почетное право. Возможность чеканить собственную монету всегда и во все времена была признаком суверенитета, даже вне зависимости от того, была ли в такой монете нужда. Ведь простые крестьяне запросто могут жить натуральным хозяйством, где обмен протекает по простой системе: мешок ржи на новые сапоги или связка вяленой рыбы на рубаху. И в истории Древней Руси после ослабления централизованного государства был так называемый безмонетный период, начавшийся еще до татарского ига, в XII веке. И вплоть до XIV века на Руси монет практически не чеканили, а те, которые туда попадали, например арабские дирхемы, использовали в основном для хранения накоплений. Примерно так в девяностые небогатые люди шли к обменнику прикупить с зарплаты десяточку долларов.
 
Кстати, само слово «деньги» заимствовано в русский из тюркских языков, как и название монеты «алтын» — ясное свидетельство, с кем в основном шла торговля.
 
Чеканить монету на Руси могли только при наличии внешнеторговых связей, ведь своего серебра не добывали вплоть до XVIII века. Так что рубли чеканили из… иностранных монет, полученных в основном в уплату за пушнину. Тоже близкая аналогия с нефтедолларами, наполняющими российский бюджет.
 
Разумеется, государство нередко старалось сделать вид, что у него на самом деле больше денег, чем у него было. Монету сознательно портили, уменьшая содержание серебра, или вовсе объявляли медные деньги равноценными серебру. Именно с этим связан, к примеру, Медный бунт 1662 года. Но особенно широкие возможности открыли перед государством бумажные ассигнации (в России печатаются с 1762 года). Если медная монета обладала реальной стоимостью хотя бы по весу меди, то бумажка не стоила ничего: это было всего лишь обещание государства когда-нибудь заплатить подателю сего соответствующую сумму звонкой монетой. Но когда и где государство спешило выполнять свои обязательства?
 
В результате в начале XIX века за рубль ассигнациями давали только копеек двадцать серебром. По сути, в стране существовало два вида валют с достаточно гибким курсом относительно друг друга: бумажный рубль и серебряный рубль, похожий на чеки для «Березки» советских времен. Так или иначе, эта система дожила до конца XIX века, когда министр финансов Сергей Витте провел свою знаменитую реформу и привязал российский рубль к стоимости золота. За семь с половиной рублей старыми кредитными билетами государство выплачивало целых пять рублей золотом — неслыханная щедрость!
 
Рубль стал устойчивой валютой, которую принимали во всем мире, ведь каждая новая бумажка могла теперь быть обменена на золотую монету по твердому курсу. К сожалению, длилось сие благоденствие меньше двух десятилетий. Первая мировая потребовала огромных трат, бумажные деньги печатались в возрастающих количествах, серебро и золото оседало в кладах, и даже вместо копеек на рынке начинали рассчитываться почтовыми марками, к огромному неудовольствию продавцов.
 
А дальше… миллионы-миллиарды, девальвация, попытка введения золотой валюты (червонец) и ее скорая отмена, бесконечные денежные реформы с конфискациями и обменами по разным курсам… История советских денег — это, по сути, история отношения Советского государства к своим гражданам. Довольно печальная, как мы понимаем.
 
Сегодня на сцену выходят криптовалюты. Можно сказать, что это всего лишь еще одна технология, но на самом деле это еще одна революция, может быть, настолько же радикальная, как и начало чеканки золотой монеты. Впервые в мировой истории некая единица обладает ценностью не потому, что свою печать на ней оставил князь, епископ, вольный город или центробанк, а потому, что люди договорились между собой считать ее ценностью. И это взаимное доверие, кажется, уже никому не дано переспорить.
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    23.10.2017 16:03 Я есть Грут
    Я так люблю, признаюсь, бабки,
    Что облизать согласен пятки
    Тому, кто сможет мне помочь
    Нехватку денег превозмочь.
    Конечно, это не буквально.
    Я выражаюсь фигурально.
    Хотя...Всё дело лишь в цене
    И грубых пяток желтизне...
76 «Русский пионер» №76
(Октябрь ‘2017 — Октябрь 2017)
Тема: валюта
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое