Классный журнал

Сергей Петров Сергей
Петров

Вредно для здоровья

21 октября 2017 10:23
Любые спецоперации и провокации с валютой чреваты: сами агенты и обмишурятся, сами же и останутся ни с чем. Писатель Сергей Петров компетентно и квалифицированно подтверждает. История сразу про две человеческие валюты: про доллары и наркотики. И правильно Сергей напоминает: валюта вредна для здоровья, как одна, так и другая.
«Валюта — вредно для здоровья», — любил повторять один мой знакомый. Эта шутка казалась мне сомнительной. Однако юмор фразы — дело одно, а смысл ее — совсем другое. Случай, о котором я вам сейчас расскажу, доказал, что фраза эта — не пустые слова. Произошел он в начале нулевых в Тамбове.
 
В то время нашу правоохранительную систему сотрясали реформы. Одной из таких реформ была ликвидация налоговой полиции и отделов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) в МВД. Их убрали и тут же создали ФСКН, известную также как Госнаркоконтроль. Согласно указам и приказам новый орган полагалось укомплектовать теми, кого только что ликвидировали. В Тамбове указы и приказы интерпретировали по-своему. Налоговики вошли в ФСКН едва ли не поголовно. Менты — по скудному минимуму.
 
Это и заставило меня появиться в кабинете некоего полковника Госнаркоконтроля. Имени его я не запомнил, полковник не представился. Меня, обычного милицейского следователя, и оперативника Рому Павлова делегировало к полковнику начальство. «Вы оба по наркоте работали. Помочь надо ребятам» — такое было объяснение.
 
— Коллеги, — обратился к нам полковник, — мы сейчас находимся в самом начале пути. Перед нами поставлены важные задачи. И мы с ними обязательно справимся, но…
 
Без нас они справиться не могли.
 
Помимо нас в кабинете сидело пятеро подчиненных полковника. Головы у всех были наклонены. Все трагично молчали.
 
Трагедия заключалась в том, что спе­цифики своего нового дела они совершенно не знали. Бывшие военные, ребята только вникли в хитросплетения налогового законодательства, привыкли к общению с кроткими предпринимателями, а тут — наркобарыги и мерзкие наркоманы. Крайне неприятные люди. И все страдают шпиономанией, конспирируются все.
 
— Мы полгода назад вышли на крупный канал, но перекрыть его…
 
Полковник вознес руки к небесам.
 
Крупным каналом являлись два цыгана: Василий и Игнат. Василий был певцом. Он часто ездил в южные регионы. Там он пел и между делом приобретал наркотики. Они передавались безработному Игнату, тот их запускал в розничную сеть.
 
Наркокопы два раза пытались их задержать. Попытки заканчивались провалом. Однажды Василия задержали на автовокзале, когда тот выходил из автобуса. К разочарованию сыщиков, цыган приехал «пустым», и его с извинениями отпустили.
 
Второй раз и вовсе обернулся скверным анекдотом.
 
Игнат и Василий встретились в гостинице. Получив сигнал от агента, правоохранители съехались к отелю на трех черных «фордах» с разных сторон. Это увидел директор школы, попивавший чаек у окна. Он подумал, что на его глазах происходит не иначе как бандитская стрелка: и авто, и сотрудники, вышедшие из них, вызывали именно такие ассоциации. Директор немедленно позвонил в отдел милиции. Через пять минут, разрывая провинциальную тишину ревом сирен, к гостинице подъехали два милицейских «уазика». Насмерть перепуганные цыгане смыли наркотики в унитаз.
 
…Но теперь, заверил нас полковник, наркоконтроль подготовился к операции основательно.
 
— В группу дельцов внедрен наш сотрудник. Встаньте, Геннадий Николаевич!
 
Со стула поднялся грузный краснолицый господин небольшого роста, с лысиной.
 
— Геннадий Николаевич, подполковник. К преступникам внедрен под видом предпринимателя, желающего приобрести крупную партию героина за валюту…
 
При сообщении о валюте лицо Геннадия Николаевича сделалось почему-то недовольным.
 
— Сделка назначена на сегодня. Гостиница «Толна», 18:00. Соседний номер оборудован прослушивающей аппаратурой. Товарищи! — пламенно обратился к нам полковник. — Очень прошу вас: проконсультируйте, как правильно подготовить валюту к передаче. Ну и там, на месте, так сказать…
 
Слова полковника прозвучали столь жалостливо, что его захотелось обнять.
 
Мы приступили к довольно рутинному занятию. Я попросил позвать понятых. В их присутствии Рома оборудовал рубаху Геннадия Николаевича «жучком». Я все это зафиксировал в специальном протоколе. Затем достал коробочку с химическим раствором и сказал, что нужно «пометить» купюры.
 
Услышав это, Геннадий Николаевич снова напрягся.
 
— Может, не надо? — нерешительно произнес он. — Вдруг испортятся?
 
Я заверил, что не испортятся. И нет смысла беспокоиться о «кукле», о другом беспокоиться надо.
 
Тогда он подошел ко мне вплотную и сообщил, что начальство потребовало полной достоверности и доллары эти не просто настоящие, они — его, Геннадия Николаевича, доллары.
 
— Я их неделю назад у одного барыги отжал, — признался Геннадий Николаевич, — мне коттедж достраивать. Пять тысяч баксов, шутка ли!
 
Удивляться подобной откровенности мне было некогда. Нам следовало поторапливаться. Я повторил, что все нормально будет с его любимыми баксами, время дорого, Геннадий Николаевич.
 
…В 17 часов я, Рома, полковник и четверо наркополицейских в масках, бронежилетах и с автоматами зашли в гостиничный номер. Тот самый, откуда планировалось негласно прослушивать и просматривать операцию. Там уже сидели два технаря, стояли монитор, пульт, на широком низком столике лежали подключенные уже наушники.
 
…18:05. Первым на экране монитора появился развеселый кудрявый тип. Он был одет в черный брючный костюм и белую рубаху. Я определил его как Василия. Он хлопал себя по рукам и ногам, исполнял в оперной манере «Мохнатый шмель». Вторым, походкой осторожного индейца, проник в экранное пространство Игнат. В руках у него была спортивная сумка, он поставил ее на стол и опустился в кресло. Василий присел рядом. Потом возник Геннадий Николаевич, тревожно посмотрел в объектив замаскированной камеры и тоже присел.
 
Василий достал из сумки небольшой черный сверток и положил на стол. Наш Джеймс Бонд буркнул: «Благодарю». И передал такой же черный сверток Игнату. Тот развернул его, достал пачку денег, быстро пересчитал, зачем-то поцеловал и положил обратно.
 
«Обмоем!» — воскликнул Василий и достал из сумки бутылку. По всей видимости, это был коньяк.
 
Игнат сгреб с тумбочки три стакана и поставил на стол.
 
— В принципе, — подал голос мой друг Рома, — уже можно брать.
 
— А вы как думаете, Сергей Павлович? — спросил у меня полковник.
 
Я ответил, что думаю аналогично. Меченые купюры уже побывали в руках преступника. Закупка фактически состоялась.
 
Полковник кивнул.
 
— Я на всякий случай проконсультируюсь с руководством, — сказал он и достал из кармана мобильник.
 
Полковник набрал номер, шепотом доложил обстановку, отключился.
 
— Начальник должен проконсультироваться с генералом! — сообщил полковник.
 
Снова ожидание, снова звонок.
 
— Генерал сказал: необходимо мнение Москвы.
 
Он продолжил названивать, я же снова погрузился в прерванный просмотр.
 
Герои видеофильма лихо прикончили бутылку и принялись за вторую. Василий вновь что-то запел. Игнат забормотал о необходимости «мутить активнее». Геннадий Николаевич кивал и высокомерно произносил «да, да».
 
Я корректно напомнил полковнику, что операцию пора завершать, но тот отчаянно замахал руками. Полковнику звонили из Москвы. Один из наших автоматчиков украдкой покрутил пальцем у виска.
 
Тем временем события на экране стали развиваться активнее.
 
Василий извлек из пакета купюру и что-то на нее насыпал. Он быстро свернул ее, облизал и прикурил.
 
— Ты что творишь! — поднявшись во весь рост, взревел Геннадий Николаевич, взревел так, что у меня заложило в ушах. — Это вещественное доказательство, твою мать!
 
Игнат вскочил. Закричав: «Мусор!», он ударил Геннадия Николаевича в лицо.
 
…Автоматчики, сбивая друг друга, бросились в коридор. Мы устремились за ними. Копы начали долбить прикладами в дверь соседнего номера, выкрикивая угрозы. Изнутри послышался вопль «Смывай!». Дверь распахнулась, автоматчики ворвались в номер, один из них опрокинул Игната на пол, двое других вытащили из ванной комнаты Василия и положили рядом с Игнатом. Потрясенный Геннадий Николаевич сидел в кресле, прижав сверток к груди.
 
В номер вбежал полковник.
 
— Где наркотики? — грозно спросил полковник.
 
Один из автоматчиков указал на Василия и ответствовал:
— Он их в унитаз смыл.
 
Полковник устало опустился в кресло и произнес синоним слова «конец».
 
— Мы о продаже сухофруктов тут договаривались! — солгал Василий.
 
— Он косяк курил, товарищ полковник! — наябедничал Джеймс Бонд. — Валяться должен где-нибудь!
 
Полковник обреченно махнул рукой. Что толку с этого «косяка» с этой жалкой «травой»? Больше, чем на «приобретение», это не тянуло. А полковник мечтал пресечь сбыт героина. Перекрыть наркоканал мечтал полковник.
 
Мы помогли составить протокол места происшествия, упаковали обрывок газеты с крошечными остатками каннабиса. «Косяка» нигде не было.
 
— Купюры-то где? — спросил Рома.
 
Геннадий Николаевич положил на стол черный пакет. Рома со вздохом развернул его, и выражение лица его вдруг изменилось. Аккуратно, указательным и большим пальцами, он извлек из него пакетик с порошком.
 
— Че-о-орт! — отчаянно прохрипел Геннадий Николаевич.
 
И тут до окружающих дошло: Василий в спешке перепутал пакеты. И вместо наркотиков спустил в унитаз деньги. Пять тысяч долларов. «Мой недостроенный коттедж», — дошло, наверное, до Геннадия Николаевича.
 
Полковник радостно хлопнул в ладоши.
 
— Попались, голубчики!
 
…Василия с Игнатом посадили. Геннадий Николаевич в тот же вечер отправился на больничный. У него было сотрясение мозга и сильное нервное перенапряжение. За проявленный героизм ему присвоили полковника.
 
…Год назад в Тамбове я встретил Геннадия Николаевича. Спокойный, скромно одетый гражданин, улыбающийся, он возвращался пешком из магазина. Геннадий Николаевич поведал мне, что, как только поползли слухи о расформировании ФСКН, он сразу же ушел на пенсию. Чувствует себя он хорошо, живет спокойно, всем доволен.
 
— Ну а деньги, — проскочило вдруг у него, — что деньги? Всех денег не заработаешь…
 
А валюта вообще вредна для здоровья, хотел добавить я. Но не стал. Уж слишком в хорошем настроении пребывал Геннадий Николаевич.
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    21.10.2017 18:49 Я есть Грут
    За пять косых стал полканом!
    Да это вовсе не облом!
    Тем паче, что он их отжал.
    А не с з/п насобирал.
76 «Русский пионер» №76
(Октябрь ‘2017 — Октябрь 2017)
Тема: валюта
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое