Классный журнал

23 сентября 2017 11:00
Главный редактор сайта «Русского пионера» Елена Жихарева провела летние каникулы так, как хотели бы, наверное, многие, — но немногие готовы пожертвовать отдыхом и посвятить каникулы поискам своих предков и фамильных корней. Но хотя бы однажды надо решиться и сделать это. Вот вам пример.
 
Сто двадцать километров от Воронежа, 620 километров от Моск­вы — поворот в мое зазеркалье. Еду по бетонке, жду указатель, который должен привести меня на родину моего прадеда. Наконец показались амбары, гаражи и пасущиеся на жаре коровы. Лето в Черноземье — это +33, и не важно, что в Москве льют дожди.
 
Найти сельсовет оказалось несложно: это единственное здание в селе с триколором. Рядом, конечно, остановка автобуса и сельпо. Моя машина с незнакомыми номерами — сразу объект внимания. Кто такая? Чего приехала?
 
На сельсовете тем временем оказался амбарный замок.
 
— Обеденный перерыв у них. — Элект­рики из районного центра, отдыхающие под деревом, успокоили. — Надо подождать минут двадцать.
 
В магазине покупаю воду, продавщица интересуется:
— А вы по какому вопросу в сельсовет?
 
— Меня зовут Елена Жихарева. Я журналист из Москвы.
 
— Еще одна.
 
— В смысле?
 
— Ну, еще одна Жихарева.
 
— А у вас их много? И сколько?
 
— Да так даже и не скажешь — очень много.
 
Замок на сельсовете так и остался висеть после окончания обеденного перерыва. Чтобы не сидеть в раскаленной машине, я пошла гулять по ничем не примечательному селу Артюшкино. Здесь жил мой прадед Владимир, познакомился со своей будущей женой Матреной, женился и переехал в сов­хоз «Новая жизнь». Вот и все, что я знаю о его судьбе до рождения моего дедушки. Как и в любом русском селе, здесь есть мемориал воинам Великой Отечественной войны. На мраморной стене высечены фамилии погибших: почти четыре столбца — Жихаревы. Только инициалы разные. А ведь мы все, наверно, какие-нибудь дальние родственники. И почему нас так много, Жихаревых, в этом Артюшкино?
 
 
За две недели до этого
 
Все началось с книги об истории Тверского бульвара. Нет, его строили не Жихаревы. Но, читая о том, кто любил гулять по первому бульвару Москвы в XIX веке, кто здесь жил и что делал, я то и дело натыкалась на фамилию некоего Жихарева С.П. Автор книги постоянно цитировал его «Записки современника». Я никогда не увлекалась генеалогией, к своей фамилии относилась спокойно, не ожидая, что у меня есть известные предки. И только после пятого упоминания Жихарева в книге я решила все-таки посмотреть, кто же он такой. И выяснились очень интересные подробности, которые заставили меня часть лета провести в разъездах по Черноземью.
 
Степан Петрович Жихарев — тамбовский дворянин, родился в 1788 году. Мой прадед и его отец были хоть и зажиточными, но крестьянами. Возможность родства я бы сразу отбросила, если бы не биография Степана Петровича, которая заставила меня всерьез задуматься о том, что мы могли бы быть родственниками. В молодости Степан Петрович сопровождал Александра I в его поездках по России и за границей. И я в юности сопровож­дала Владимира Путина и Дмитрия Медведева в их заграничных и российских поездках, пять лет отработав в кремлевском и правительственном пуле. Читаю дальше: Степан Петрович всегда хотел стать писателем, но дальше графоманства не продвинулся. И опять — про меня. И в Литинститут поступала, и даже главы из ненаписанных романов публиковала, но пока это ни к чему не привело. И когда я дошла до третьего пункта его биографии, было уже не до смеха: Степан Петрович всю свою жизнь вел дневники и был в этом большим мастером. И я всю свою жизнь веду дневники, это знают все мои родственники и друзья. Я их одновременно веду штук пять, не меньше.
 
Степан Петрович был прекрасным наблюдателем, умел подмечать детали, поэтому его «Записки современника» и зафиксировали довольно точно и образно нравы эпохи, события и диалоги известных людей того времени, а круг общения у него был очень интересным, было что записывать: он был знаком и с Державиным, и с Пушкиным, и со многими другими литераторами. Даже Лев Николаевич Толстой высоко ценил его дневники и использовал «Записки современника» в работе над «Войной и миром».
 
Жихарев посещал собрания «Беседы любителей русского слова», а потом стал членом «Арзамаса» под прозвищем Громобой. И я вот уже несколько лет занимаюсь Литературным клубом журнала «Русский пионер» и так или иначе общаюсь со многими современными писателями: Александром Кабаковым, Алексеем Варламовым, Дмитрием Быковым и многими другими.
 
Но и это еще не все совпадения. Самое главное — это портрет Степана Петровича. Я решила проверить на маме.
 
— Мам, на кого похож? — спросила я, показав на экране ноутбука портрет.
 
— На папу, конечно. А кто это?
 
— Возможный родственник.
 
Папа имелся в виду мой. Нос с горбинкой, усы, черные глаза — один и тот же образ, тип внешности. Если бы у папы был родной брат, он мог бы выглядеть так.
 
Я решила начать поиски с обеих сторон — и со своей, и со стороны уже почти родного Степана Петровича. Если не я его потомок, то кто?
Я чувствовала себя почти детективом, отправляясь в путешествие. Не имея никаких навыков генеалогических исследований, я рассуждала так: мне нужно узнать, кто был отцом моего прадеда и не ведет ли от него какая-нибудь ниточка в Тамбовскую область. Я знала, что его звали Михаилом. К сожалению, мой дедушка, который мог хорошо его помнить, умер, и спросить я могла только у его младших родных сестер, которые мало мне помогли:
— Ну, был дед Мишка, мы его не знали совсем.
 
О Жихареве Степане Петровиче Википедия давала противоречивые сведения. Но в одной из статей было четко написано, что у его деда генерала было имение в селе Малый Избердей Тамбовской губернии. Там была усадьба и усыпальница Жихаревых — эта информация была даже лишней, к такому я пока не готова. Через Малый Избердей проходила активная торговая дорога на Липецк и Воронеж. Тамбовская и Воронежская области расположены совсем недалеко. Нет ничего удивительного в том, если бы кто-то из потомков Степана Петровича сел на телегу и уехал в Воронежскую область.
 
 
Село Артюшкино. Сельсовет. Прошел час после окончания обеденного перерыва
 
Пока я искала на машине дом местного главы, замок с сельсовета исчез, и я смогла наконец выяснить, не осталось ли каких-то сведений о моем прадеде.
 
— Жихарев Владимир Михайлович, говорите?
 
— Да.
 
— Ваш прадед…
 
— Нет ли информации о его отце Михаиле?
 
— Вы, получается, не замужем, раз его фамилию носите?
 
— Получается, нет. Да и выйду замуж, фамилию оставлю, — произнести это без лишнего пафоса не удалось.
 
— К сожалению, у нас хранятся хозяйственные книги только с 1942 года. В это время он у нас уже не жил. Попробуйте обратиться в районный загс в Анне. Немцы до Анны не дошли, все архивы должны быть целы.
 
Тогда я решила выяснить, просто ради интереса, сколько Жихаревых живет в Артюшкино. Оказалось, пятая часть села. Из 517 человек более 100 — это Жихаревы. Часть из них родственники, а часть — просто однофамильцы.
 
— А вы не знаете, как вообще Жихаревы попали в Артюшкино? Как давно эта фамилия здесь появилась?
 
— Даже не знаю, всегда они тут жили.
 
 
Анна
 
Районный центр с прекрасным названием Анна почему-то лишился отдельного здания загса, и теперь управление ЗАГС размещалось в местной администрации. В одной комнате стояли и офисные столы работников загса, и торжественная тумба, на которой изображены свадебные кольца. Над тумбой, как и полагается, герб Российской Федерации, у подножия тумбы — пучок искусственных цветов. Ну и как тут давать клятвы любви и верности? Интересно, если торжественная церемония проходит не в выходные, сотрудники продолжают работать за своими столами или деликатно выходят в коридор, не мешая родственникам наблюдать за процессом?
 
Девушка за одним из столов выслушала мою историю и сказала, что мне нужно написать заявление, приложив оригиналы свидетельств о рождении — своего, моего папы и моего дедушки, чтобы доказать, что Владимир Михайлович Жихарев действительно мой прадед. И в заявлении мне надо указать его родителей.
 
— Постойте, так я и делаю запрос, чтобы узнать, кто были его родители. В каком году и где они родились. Мне нужна ниточка дальше, вглубь. Если бы я знала, кто родители моего прадеда, я бы уже про них выясняла.
 
— Ой, девушка, в заявлении так написано. Если не знаете, поставьте прочерк. А вообще, у нас данные хранятся сто лет, после этого мы передаем документы в Воронеж. Ваш прадед родился же в 1907 году…
 
 
Управление ЗАГС Воронежской области
 
Воронеж — мой родной город. Тут все проще. Искать ничего не нужно. Управление ЗАГС — в самом центре города в одном здании с Центральным дворцом бракосочетаний. Захожу через массивные двери, лестница в стиле ампир уходит куда-то далеко наверх. На ступеньках меня встречает уборщица в длинных резиновых розовых перчатках:
— Заявление подать?
 
— Нет, мне архив нужен.
 
— Это вам на улицу Косыгина.
 
— Но мне нужен областной архив ЗАГС.
 
— Вам точно не сюда. Здесь только торжественные бракосочетания. Не наследите тут, на мраморе.
 
Выгнанная на улицу, я обошла здание и увидела со двора вход в само управление ЗАГС. Там мне помочь не смогли и отправили в архив Воронежской области. Если и есть какая-то информация о моем прадеде, то только там. Приема граждан у них нет — все заявки только по почте. Заявление я отправила с прочерком в графе «родители» и теперь жду ответ.
 
 
Малый Избердей
 
От Воронежа до Тамбова 200 километ­ров. Мама собрала мне узелок в дорогу и проводила из Воронежа ранним утром. В Малый Избердей, на свою вторую потенциальную родину, я решила заехать по пути домой, в Москву.
 
Я и не предполагала, куда могут завести Википедия и Яндекс.Навигатор. Пытаясь срезать путь, навигатор вел меня по такому бездорожью, что ехать я могла со скоростью 15 километров в час, иначе рисковала надолго остаться в тамбовских лесах со сломанной машиной в ожидании эвакуатора.
 
Вокруг ни души, дорогой, похоже, давно не пользуются, деревья срослись верхушками в тоннель. Настроение стремительно падает: «Сдался мне этот Малый Избердей». Но как только дорога вывела меня на нормальную трассу, моя затея уже не казалась мне столь бессмысленной. Каково же было мое разочарование, когда я увидела, что Малый Избердей, по которому когда-то проходила активная торговая дорога на Липецк и Воронеж, оказался почти вымершим селом в несколько дворов. Что-то тут не сходилось… Оказалось, что тут даже нет местного сельсовета и эта деревня относится к сельсовету соседнего села Покрово-Чичерино. Там меня встретили и выслушали с большим интересом:
— Жихарев? Никогда не слышали о таком. У нас тут жил Георгий Василь­евич Чичерин, советский партийный и государственный деятель, дипломат, нарком иностранных дел. Усадьба его предков сохранилась, и село в его честь названо. О нем не хотите написать?
 
— О Чичерине в следующий раз. А что все-таки с Жихаревыми? Неужели нет ни одного жителя с такой фамилией?
 
— Нет, ни разу не слышали.
 
В местном сельсовете меня напоили чаем с печеньями и сказали не расстраиваться. И попросили выслать им информацию о Степане Петровиче, чтобы быть в курсе, если кто-то еще спросит об их земляке.
Волчки
 
Все-таки расстроившись и предвкушая обратную дорогу, я стала выбираться к трассе «Дон», ругая себя за такую плохую подготовку к такой важной поездке. Добравшись к вечеру домой, с досады я начала полномасштабный поиск в интернете. В ход пошло все: и открытые оцифрованные книги в Ленинке, и статьи в местных тамбовских газетах, и форумы, на которых люди делятся информацией об истории фамилий. И выяснилось, что с Жихаревыми связано еще одно село в Тамбовской области — Волчки, центр которого до середины прошлого века старожилы называли не иначе как Жихарево. Волчки расположены всего в 50 километрах от Малого Избердея, то есть я была совсем рядом.
 
В интернете я смогла найти мобильный телефон главы сельского поселения Надежды Вячеславовны Авдюшиной. Рассказав ей по телефону о своем поиске, я ждала, что она подтвердит информацию о Жихареве. Однако Надежда Вячеславовна слышала эту фамилию впервые, но обещала посмотреть в документах, связанных с историей села, и перезвонить. Через три часа она перезвонила и зачитала:
— Из всех помещиков, вот тут написано, в Волчках жили только Жихаревы. Жихаревы были выходцами из волчковских однодворцев по уличному прозвищу Шмаковы. При Петре I Данила Жихарев дослужился до чина капитана и согласно петровской Табели о рангах получил дворянское звание. Его сын Степан был видным генералом при Елизавете Петровне, а впоследствии губернатором. Из рода Жихаревых был писатель, друг Державина, Степан Петрович Жихарев, имевший в Волчках владения.
 
Понять, что это за книга, из которой Надежда Вячеславовна зачитывала такую важную для меня информацию, было сложно. По ее словам, это не напечатанная в типографии книга, это просто листы, собранные скоросшивателем. В папке хранится информация начиная с образования Тамбовского наместничества, то есть с 1779 года.
 
— Сейчас Жихаревы в Волчках живут?
 
— Сейчас нет.
 
Теперь я хотя бы знаю, что имя Жихарева С.П. связано с Волчками. И у меня наконец есть отправная точка для запросов в тамбовский архив. Но мне не дает покоя вопрос: куда делись все Жихаревы из этого тамбовского села? Очевидный ответ — они теперь все в Артюшкино. Ну а если серьезно, я почти уверена, что мы со Степаном Петровичем не просто однофамильцы. За это лето он мне стал точно не чужим, но родным ли? Мои поиски продолжатся и явно могут занять несколько лет. И если мне удастся доказать свое родство с автором «Записок современника», мне многое станет понятно о себе, у меня будет недостающий фрагмент, без которого мой пазл все никак не может собраться в картинку. И уж точно я буду требовать прибавку к зарплате в «Русском пионере».

Колонка Елены Жихаревой опубликована в журнале "Русский пионер №75. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    23.09.2017 15:50 Я есть Грут
    Да что прибавку! Вы теперь
    Дворянских, стало быть, кровей!
    Приставку "фон"! Кабриолет!
    И принца Гарри - на обед!
75 «Русский пионер» №75
(Сентябрь ‘2017 — Сентябрь 2017)
Тема: Как я провел лето
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое