Классный журнал

29 июля 2017 10:40
Музыкант Владимир Кристовский — автор сценария о матросах. То есть поучаствовал в номере «Корабли». Ценность сценария для вечности покажет вечность. А вот ценность сценария для этого номера показывает уже этот номер: она несомненна.
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
Матросы с «Императора Александра III» во главе с Немановым идут по проселочной дороге. Впереди зеленеет овал большого озера. Город остался позади. От высокого, густо покрытого пальмами холма им навстречу наметом скачет женщина на высоком гнедом жеребце. Женщина сидит в седле по-мужски, правит умело и ловко. Поравнявшись с матросами, она натягивает поводья. Конь хрипит, останавливается, продолжает перебирать копытами в пыли, выворачивает налитый кровью глаз, изгибает шею, норовя цапнуть наездницу за круглое вылезшее из-под юбки колено. Женщина по самые глаза закутана белым платком. Опускает платок с губ. Это Игнатьева.
 
Игнатьева: Эй, матросики, не видали моих?
 
Федоров подходит к ней, хватается за стремя, прижимается к потному боку жеребца.
 
Федоров: Здравствуй, Наталья.
 
Игнатьева: Слава богу.
 
Федоров: Поговорить надо.
 
Игнатьева: О чем?
 
Федоров (тише): Почему не сказала?
 
Игнатьева (румянея в скулах): А где ты был, Гриша, когда он про тебя спрашивал? Когда тифом болел, ты про нас… про него вспоминал?
 
Федоров: Я не знал.
 
Игнатьева: Давай об этом лучше не будем.
 
Федоров: Давай не будем.
 
Все так же держась за стремя, Федоров идет рядом с Игнатьевой. У пыльной дороги толпятся малайцы. Глядят на Федорова и Игнатьеву, перемигиваются, ржут. Федоров хмурится.
 
Федоров (cont’d): Не дадут поговорить. Где тебя найти?
 
Игнатьева пожимает плечами, поднимает платок на губы.
 
Игнатьева: Видел церковь? Приходи туда в пять.
 
Федоров замечает золотой крестик на шее Игнатьевой. Игнатьева перехватывает его взгляд.
 
Игнатьева (cont’d): Вернуть?
 
Федоров улыбается, уходит догонять своих. Взмах плети, и конь круто поворачивается на задних ногах, идет рысью, переходит в намет. Кто-то из малайцев, не удержавшись, кричит ей вслед.
 
Матрос: Гляди, потрешь!
 
Игнатьева проносится мимо малайцев, оставляя их в облаке пыли. Ищенко показывает на нее глазами, подмигивает Семену.

 
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
По дороге кто-то скачет бешеным наметом, нагоняет пеших гвардейцев. Приближается, резко осадив лошадь, поднимает тучу пыли. Это Северцов на поджарой красавице кобылице. Вдали показываются еще несколько всадников.
 
Гагарин: Откуда, Алексей Петрович?
 
Северцов ласково гладит потную лошадиную шею, на лице детская улыбка.
 
Северцов: У местного заводчика выпросил. Эх и резвая, чертяка!
 
Северцов пришпоривает лошадь. Взыграв точеными ногами, она идет боком, прося поводьев, по-лебединому изгибает шею, косит на Северцова глазом. Всадники приближаются, и Северцов срывается с места в намет. Всадники — офицеры с других русских кораблей — проносятся мимо гвардейцев вдогонку за Северцовым, оставляя за собой густое облако пыли.
 
 
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
Всадники скрываются за холмом. Неожиданно из зарослей на гнедом четырехлетке-жеребце выбирается Дедов.
 
Матросы (удивленно):
— Царица моя лохмоногая! Петька! Гля-ка, ребяты!
— Цыган, чертей тебе в душу мать!
— Что, родная кровя потянула? Не удержался. Увел-таки!
 
Дедов краснеет, любовно гладит коня по бархатной шее. Спрыгивает, достает из переметной сумки сухарь, кормит.
В это время от холма мы видим столб пыли, из него показывается всадник на лошади. Это Северцов. Его лошадь идет размашистой рысью.
 
Матросы (cont’d):
— Полундра!
— Петька, тикай.
 
Дедов с легкостью вскидывает на коня свое худое сбитое тело, и с места — машистой рысью. Неожиданно дорогу ему преграждает толпа местных женщин с детьми — не проехать. Дедов поворачивает коня в бурелом. Конь отказывается идти в колючий кустарник, игогочет, приседает на задних ногах и останавливается.
 
Северцов (громко): А ну стой! Стой, говорю!
 
Северцов вихрем мчится мимо матросов. Подбородочный ремешок его фуражки плотно врезается в бурую от солнца и пыли кожу. Дедов спрыгивает, держит коня под уздцы, виновато блудит глазами. Северцов любуется игрой грудных мускулов дедовского жеребца, тонкими сильными ногами, безупречными бабками, висловатым задом с мочалистым приподнятым хвостом.
 
Северцов (cont’d): Где взял?
 
Дедов: Увел.
 
Северцов (нахмурившись): Украл? Зачем пришпорил от меня?
 
Потрескавшиеся губы Дедова ежатся в виноватой улыбке.
 
Дедов: Думал убечь.
 
Северцов: Каков фрукт!.. А? Ты что же думал, не догоню?
 
Дедов: Кобылка у вас бойкая, но до моего ей далеко. Не, не догнали бы, если б не бурелом.
 
Северцов: А-а-а…
 
Северцов хмурится, но оглядывает Дедова с нескрываемым удовольствием.
 
Северцов (cont’d): А знаешь, братец, что за это бывает?
 
Дедов понуро молчит, потом поднимает глаза на Северцова, говорит смелее.
 
Дедов: Двум смертям не бывать…
 
Дедов улыбается простой детской улыбкой. Северцов наклоняется к нему с седла, разглядывая Дедова не без тайного одобрения.
 
Северцов: Как звать?
 
Дедов: Матрос второй статьи Петр Дедов, вашскородь.
 
Северцов показывает на белеющую в зелени церквушку на холме.
 
Северцов: Видишь ту церковь, Дедов? Обскачешь меня, так и быть — поговорю хозяином. (Кивает на дедовского коня.) А нет, пеняй на себя. Понял?
 
Дедов взлетает в седло.
 
Дедов: Откуда скакать, вашскородь?
Северцов: Вон от той пальмы. Перед холмом канава. Возьмешь слева, я — справа. Встречаемся у церкви.
 
Дедов кивает. Северцов взмахивает над головой плеткой. На плече бугрится погон.
 
Северцов (cont’d): На счет «три». Раз, два… три!
 
Кони срываются с места, оставляя матросов в густых клубах пыли.

 
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
От церкви рысью скачет Северцов. В высокой траве у канавы замечает двух лошадей, скучившихся рядом матросов, подъезжает.
 
Северцов (громко): Куда его черти дели?
 
Матрос: Беда, вашскородь!..
 
Северцов спрыгивает с лошади, идет к матросам.
 
 
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
На траве лежит Дедов. Он без сознания. Форменка задрана, тельняшка багровеет темным пятном. Неманов на коленях около Дедова, придерживает ему голову. Некрасов достает из сумки индивидуальный пакет, разрывает зубами, передает Неманову бинт. Неманов осторожно поднимает тельняшку Дедова. Слева чуть выше пупка из раны пенистой струйкой сочится багровый ручеек. Вокруг столпились с полдюжины матросов. Голос Метца из густого кустарника чуть поодаль.
 
Метц (O.S.): Сволочи!
 
Северцов и несколько матросов торопятся к Метцу.

 
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
На примятой траве в плотной тени кустарника лежит женщина. Лицо накрыто подолом юбки. Полные белые ноги с загорелыми икрами бесстыдно и страшно раздвинуты. Северцов торопливо нагибается, поправляет на женщине юбку. Смуглое молодое лицо с веснушками. Под страдальчески изогнутыми бровями тускло мерцают полузакрытые застывшие глаза. Это Игнатьева. По щеке суетливо ползают муравьи.
 
Метц: Какую красоту загубили, гады!
 
Хохол: Петька, мабуть, на них наскочив здуру.
 
Некрасов: Таких сволочей к стенке надо.
 
Федоров падает на колени возле тела Игнатьевой, молча целует ее в холодные и соленые от крови губы, бережно убирает с выпитого бледностью лица спутанные локоны.
 
Северцов вскакивает на лошадь, привстает на стременах.
 
POV Северцова: Мы видим дорогу, прокалывающую лесок на пригорке, из-за деревьев — вереницу матросов. Гуськом, как волки, они торопятся в сторону деревни.
 
Северцов: Далеко не уйдут!
 
Поправляет на спине китель под ремнем, поворачивается к Неманову.
 
Северцов (cont’d): Отправишь одного в бухту за врачом и двуколкой.
 
Показывает на Дедова.
 
Северцов (cont’d): Одного оставишь с ним. (Остальным матросам.) Остальные — за мной.
 
Северцов пришпоривает лошадь так, что та, зло прижав уши, берет с места наметом.

 
INT. КОНЮШНЯ. НОССИ-БЕЙ. ДЕНЬ.
Мы в заброшенной конюшне. Это большой деревянный сарай с покосившимися стенами и провисшими балками. Сквозь распахнутые ворота, через дыры в крыше из пальмовых листьев полумрак прорезают солнечные лучи. В пустых стойлах шматки сена и ошметки засохшего лошадиного помета. На земляном полу, сбившись в кучу, боязливо жмутся друг к другу шестеро матросов с «Малайи». Среди них Семен, Верзила, Ищенко. Неманов вытаскивает Семена, задыхаясь, пришептывает, волоча его по полу.
 
Неманов: Ты думал — мы обознались? Нет, угодник, мы не промахнулись. (Северцову.) Смотрите, вашскородь, у него и цепа Гришкина.
 
Неманов вытаскивает из карманов Семена цепочку с золотым крестиком, который Федоров отдал Игнатьевой, мятые деньги.
 
Неманов: У-у-у, залетный мой, не трясись, а то осыпесся.
 
Федоров поднимает крестик с земли, смотрит на него сухими горячими глазами. Неманов отходит от Семена, берет у Метца винчестер, передергивает затвор, вскидывает к плечу.
 
Неманов (малайцам): Отошли от него!
 
Малайцы испуганно шарахаются в сторону. Семен, сидя на земле, вертит головой, заливая лицо слезами, хрипит срывающимся голосом.
 
Семен: Ради бога! Братцы! Милые! Братушки!.. Вы чего? Так нельзя! Вашскородь!
 
Метц бьет его коленом в грудь, кидает на землю. Семен ползает в ногах Метца, прижимается к сапогам своими разбитыми в кровь губами.
 
Семен (cont’d): Поимейте жалость!.. У меня двое детишков... Родимые мои, не убивайте!
 
Он обнимает колени Метца, но тот, рванувшись, отскакивает и с размаху бьет его сапогом в голову. Из носа и ушей Семена брызгает кровь.
 
Неманов крестится, прищурив левый глаз, командует.
 
Неманов: Отошли от него!
 
В конюшню входят патрульный офицер с тремя матросами; на рукавах — красные повязки.
 
Патрульный офицер: Что здесь происходит?
 
Замечает Северцова.
 
Патрульный офицер (cont’d): Прошу вас объясниться, господин лейтенант.
 
Неманов медленно опускает винчестер. Северцов отводит офицера в сторону.

 
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
Матросы с «Малайи» пылят по дороге в сопровождении патруля. Северцов наклоняется к Неманову, что-то ему тихо говорит, показывая глазами на малайцев. Из нестройной шеренги малайцев Неманов прикладом выталкивает Семена.
 
Северцов (патрульному офицеру): Этого мы препроводим сами, не возражаете?
 
Патрульный офицер безразлично пожимает плечами. Северцов благодарит его кивком.

 
EXT. НОССИ-БЕЙ. НА ОСТРОВЕ. ДЕНЬ.
Северцов выводит дедовского жеребца за ограду конюшни, чуть тронув левой рукой холку, вскакивает на него, в правой руке держит поводья своей лошади, подъезжает к Неманову, нагибается, едва клонясь с седла. В глазах сверкают злые искорки, губы под усами зверовато улыбаются.
 
Северцов: В бухту поведешь. Чтоб ушел не дальше вон того кургана, понял?
 
Федоров хватается за стремя жеребца, заглядывая Северцову в глаза, дрожит всем телом, оголяя клыкастые зубы.
 
Федоров (шепотом): Позвольте мне, ваше благородие?
 
Неманов, не дожидаясь ответа Северцова, скидывает винтовку с плеча, отдает Федорову.
Все статьи автора Читать все
     
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    29.07.2017 12:28 Я есть Грут
    Есть матросы, а есть матросня.
    Первые - герои, вторые - ..... .
74 «Русский пионер» №74
(Июнь ‘2017 — Август 2017)
Тема: корабли
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям