Классный журнал

Андрей Богинский Андрей
Богинский

На границе стихий

11 июля 2017 11:00
Генеральный директор холдинга «Вертолеты России» Андрей Богинский в своей колонке объясняет, в чем сходство и в чем различие двух стихий: неба и моря. И почему корабли и вертолеты так нужны друг другу.
Кому-то это может показаться странным, но авиация неразрывно связана с флотом. Об этом свидетельствуют сама история создания летательных аппаратов и применение в них многих приборов и принципов, известных и на море. Про преемственность терминологии даже говорить нечего. Имена дает тот, кто старше…
 
Трудно не заметить сходство в словах «эскадра» и «эскадрилья». Невозможно представить себе летчиков, в лексиконе которых отсутствуют слова «судно», «флот», «штурвал». Пилоту — забыть про «парусность» и планерные свойства «борта». Эти свойства что ему, что морякам известны одинаково. Да и что тут удивительного? Ведь, отправляясь в поход, и морские, и воздушные суда отрываются от земли, уходят в безбрежное пространство, а там все становятся кораблями…
 
При всем этом небо и море — стихии разные. А на границе между ними действуют особые законы. Вот скажите, кем мог быть несущийся на всех парусах «Летучий голландец» — фрегатом или уже птицей? А кого (или что) напоминает вам зависший в морском воздухе альбат­рос? Для большинства людей это просто красивая и величественная птица. Но когда я вижу, как долго она, борясь с встречным ветром, умеет «висеть» на одном месте, мои мысли сразу уносятся в те времена, когда в смелых умах мечтателей и романтиков зарождалась идея винтокрылой машины.
 
Помнится, Робур-Завоеватель в одноименном романе Жюля Верна совершил кругосветное путешествие на летающем корабле, что приводился в движение при помощи винтов. Причем тот свой прообраз вертолета французский писатель назвал «Альбатросом». А вдруг он предугадал будущее, наблюдая именно за этой птицей? И не его ли богатая фантазия приблизила первый полет вертолета на десятки лет? Кто знает… Но еще задолго до него свой «летающий винт» придумал гений Леонардо да Винчи. И пусть его аппарату не суждено было подняться в воздух, сама идея, предложенная им, не потеряла актуальности и спустя столетия, а по своим масштабам оказалась сравнимой с изобретением колеса…
 
Свою винтокрылую птицу начертил и сам поднял в небо наш соотечественник Игорь Сикорский. Однако едва первые вертолеты поднялись в воздух, инженерная мысль устремилась дальше и в новом направлении: «А почему бы им не взлетать с кораблей?» Эта задумка вскоре была осуществлена, и с тех самых пор вертолеты неизменно подстраивались под требования флота, с каждым годом развиваясь и становясь надежнее, мобильнее, мощнее.
 
Вы спросите: но почему вертолеты? Все ведь уже не раз видели, как легко садятся на корабельные палубы самолеты! Дело в самих конструктивных особенностях первых — они позволяют взлетать и садиться там, где другие воздушные суда этого сделать не могут. И на землю, и на небольшие участки в лесу или в горах, и на корабли с традиционными вертолетными площадками. Но возможность приземляться на палубу сделала вертолеты незаменимыми спутниками судов всех типов и назначений. Добавлю, что в руках умелого капитана они становятся продолжением самого корабля, его «конечностью», если выражаться образно.
 
Отмечу еще одну и крайне важную сегодня вещь. В реалиях современного мира сложно представить господство в море без сопутствующего гос­подства в воздухе над этим морем. Вот почему разработка вертолетной техники корабельного базирования — одно из наших главных направлений. В интересах армии и флота мы ведем сразу несколько таких проектов, стараясь работать в тандеме с производителями военно-морской техники. И, разумеется, одним из ключевых ее эксплуатантов остается Военно-морской флот: с ним нас связывают долгие годы сотрудничества. Излишне добавлять, что необходимость его оснащения обновленными летательными аппаратами подтвердилась и в ходе выполнения боевых задач постоянным соединением ВМФ в Средиземном море…
 
Я могу долго рассказывать о том, в каких областях применяются вертолеты. Это и пожаротушение, и экстренная медицинская помощь, и пассажирские, и грузовые перевозки, даже помощь в установке линий электропередачи и так далее, и так далее… Но настоящим драйвером вертолетостроения я считаю море. И тому есть множество причин. Напомню: именно в интересах палубной авиации развивалось семейство так называемых соосных вертолетов (а их отличают особенная устойчивость и управляемость в сложных морских условиях). Именно моряки первыми потребовали установки на вертолет двух двигателей — для повышения безопасности полетов над водой. Там вынужденная посадка оборачивается для экипажа куда большими трудностями, чем на суше. Наконец, именно моряки, столь трепетно относящиеся к каждому метру полезного пространства, подтолкнули вертолетостроителей к созданию механизмов складывания лопастей и хвостовой балки.
 
А ведь есть еще целая куча мелочей, в которых, как известно, «кроется дьявол». Усовершенствованное навигационное оборудование, системы принудительной посадки, тормоз несущего винта, антикоррозийная обработка — все это требования, выдвигаемые суровой морской стихией. Требования, которые являются двигателями самого технического прогресса и, безусловно, помогут сделать новый шаг вперед всем кораблям — как воздушным, так и морским. Это, считайте, заранее понятно, «запрограммировано». Мы понимаем, что тандем наш задан самой историей. И он крепкий, ибо все мы, как вы уже поняли, флотские…

Колонка Андрея Богинского опубликована в журнале "Русский пионер" №74. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    11.07.2017 15:12 Я есть Грут
    В море нельзя без вертолёта,
    Если пожить ещё охота.
    Любой линкор или фрегат
    Ему безмерно будет рад.
    Мал золотник, да больно дорог
    Для всех морских в мире разборок.
74 «Русский пионер» №74
(Июнь ‘2017 — Август 2017)
Тема: корабли
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое