Классный журнал

Александр Соловьев Александр
Соловьев

Упрямство ледокола

28 июля 2017 10:50
Генеральный директор Выборгского судостроительного завода Александр Соловьев вспоминает, как он первый раз попал на борт корабля. Как открыл для себя и полюбил мир свободы, странствий, путешествий. Да и как строить корабли без любви к морю?
 
Купол Исаакиевского собора сиял, как само солнце. Его было отлично видно с вертолетной площадки и из рубки ледокола, горделиво застывшего на набережной Лейтенанта Шмидта. На борту новейшего судна красовалось имя — «Владивосток».
 
На церемонию подъема флага пришли сотни гостей: рабочие нашего завода, заказчики, делегации компаний-партнеров, городское руководство. Оно и понятно — «Владивосток» был головным ледоколом серии, первым из трех своих «коллег», а кроме того, первым за десять лет судном, которое мы построили «под ключ»…
 
На борт корабля я впервые попал в девять лет. Отец привел меня на экскурсию по крейсеру «Красный Октябрь» — флагману Балтфлота. Рында, мостик, палуба, системы управления и приборы — конечно, все это не могло не поразить девятилетнего мальчишку. Тем более что моей любимой книгой тогда был «Остров сокровищ», а юнга Джим Хокинс — примером для подражания. Попасть на корабль значило тогда попасть в другой мир. Мир свободы, странствий, путешествий.
 
Экскурсия на тот крейсер была моим первым прикосновением к морской стихии. А следующий контакт случился через много-много лет — уже на Выборгском судостроительном заводе. В цехах создавали корпус буровой платформы. Наверное, судьба моя решилась тогда волей случая. Открыл газету «Выборг», увидел объявление: «Требуется начальник юридического отдела на судостроительный завод». До этого работал на довольно суровом участке — в прокуратуре, следователем, затем заместителем прокурора. Не до приключенческих историй, конечно. И тут жизнь взяла другой курс.
 
На этом курсе теперь встречались траулеры и танкеры, новые буровые и мощнейшие ледоколы. Ледовые гиганты оказались совершенно не похожи на первый увиденный мною крейсер. Корпус собран из особо прочной стали, в рулевой рубке все автоматизировано. Но мощь судна та же, что у боевой машины. На ледовых испытаниях это ощущается особенно сильно: лед перед форштевнем ледокола лопается с треском, и по поверхности разбегаются ломаные линии. Из них на поверхность вырывается вода. Зрелище, что и говорить, завораживающее и величественное…
 
Работа ледокола — это в первую очередь упрямство. Метр за метром, медленно, но верно он прокладывает путь через ледяные торосы. Так же идет и его строительство: целая команда специа­листов в течение долгого времени выпускает чертежи, заказывает оборудование, формирует листы металла в секции, потом секции в блоки, а блоки — в корпус судна. Получается своеобразное «лего». Как говорится, «большое лего для настоящих мужчин».
 
После головного ледокола «Владивосток» мы успешно сдали еще двух его «братьев», а сейчас в строительстве находится три ледокольных судна. История циклична, и в скором времени со стапелей завода начнут вновь сходить траулеры — теперь уже построенные «под ключ» и для российских заказчиков. С них когда-то начиналась моя карьера на Выборгском судостроительном заводе, а сейчас — уже в другом статусе и с другим опытом — продолжается. И как капитан из старой детской книжки, я оглядываю свою заводскую команду и чувствую уверенность в каждом из своих «офицеров» и «матросов».
 
А значит, с работой справимся, с курса — не собьемся.

Колонка Александра Соловьева опубликована в журнале "Русский пионер" №74. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Я есть Грут
    28.07.2017 14:52 Я есть Грут
    Ледокол - царь кораблей.
    В воду входя со стапелей,
    молвит суднам величаво:
    "Буду править вами здраво!
    Все за мной согласно чину.
    Вызволять из льдов пучину".
74 «Русский пионер» №74
(Июнь ‘2017 — Август 2017)
Тема: корабли
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое