Классный журнал

Дмитрий Бак Дмитрий
Бак

Корабельная метанойя

12 июня 2017 11:15
Директор Государственного музея истории российской литературы Дмитрий Бак в своей колонке утверждает, что поход за идеалом человеческого предназначения связан с экспедицией по океанским волнам. Как с этим спорить, если Бака поддерживают Пушкин, Лермонтов, Мандельштам и легендарный Гомер?
 
Корабельная тема вечна и бесконечна. В Древнем мире перемещение людей в пространстве происходило преимущественно по водным путям и неизменно воспринималось под знаком чуда. В наше время, когда трансконтинентальные авиарейсы и морские круизы уже стали сугубой обыденностью, сходным по степени поразительности чудом могла бы стать разве что телепортация.
 
Корабль — весельный, парусный, паровой, подводно-атомный — неизбежно сохраняет для всех нас призвук невероятного, волшебного, загадочного, рискованного. Простое средство передвижения, ключ к реализации торговых выгод, романтический пособник открывателей новых земель, ковчег для спасения от смертоносного потопа, грозная военная сила — этот ряд определений и свойств, неизбежно ассоциирующихся с речными, морскими и океанскими маршрутами, можно было бы продолжать и продолжать. Но самым общим, универсальным эквивалентом людской кораблинности, пожалуй, можно было бы назвать способность человека к изменению себя и мира, к перемещению не только в пространстве, но и в смысле. Греки называли это ключевое свойство человеческой натуры словом  («метанойя») — склонностью к перемене сознания, талантом оплакивания собственного несовершенства, ведущего к переменам души и ра­зума. Кстати, по-новогречески это слово, означающее «перемену ума», звучит как «метания» — поразительное созвучие с русским языком, на грани чуда!
 
Нет никакой раз навсегда заданной человеческой природы, человек способен и обязан последовательно рассуждать о достодолжной правильности этой природы или о ее прискорбном несовершенстве, возникающем в результате неподобающих, греховных мыслей и дел. Поход за идеалом человеческого предназначения так или иначе связан с экспедицией по океанским волнам. Отсюда столько судовых ассоциаций в мировой поэзии — от списка кораблей ахейцев в гомеровской «Илиаде» до написанных о чтении именно этого места у Гомера летящих строк Осипа Мандельштама: «Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я список кораблей прочел до середины…».
 
А есть ведь еще лермонтовское восклицание «Что ищет он в стране далекой?», пушкинское «Шуми, шуми, послушное ветрило…»! Если вспомнить также «Швед, русский колет, рубит, режет…» Пушкина, некрасовское вопрошание «Иль песен дар необычайный / Судьба предназначала ей?», строки Владислава Ходасевича «И, проникая в жизнь чужую, / Вдруг с отвращеньем узнаю…», то получится нечто теснейшим образом связанное с морской и корабельной песнью, с вечным маршрутом по направлению к далекому, заветному берегу иных, но родных по природе земель…
 
Клин половинный, журавлиный,
отодвигающий к черте
недвижный контур кораблиный, —
былинный росчерк на версте
дорожной милей океанской —
промилле пенное в крови:
так в королевстве южно-датском
швед-русский — бей, коли, руби!
 
Так корабли летят над Волгой,
вольготный Каспий, Томь, Байкал,
и рокот гулкою иголкой
небесный свод короновал…
 
Что ищет он в стране овальной,
по кругу сил замкнувшей взор?
иль песен дар необычайный
сулит матросский разговор?
иль колыбельное их пенье
окрестных радужных цветов
достигло парусным струеньем
от синих волн до облаков?
 
И, проникая в жизнь чужую,
вдруг узнаю лицом к лицу
корабленосную, бушую-
щую резную стрекозу;
плывут суда: на них — суда нет
за круглым краешком земли:
зайдет ли солнце иль восстанет —
летят хмельные корабли.
 
17 мая 2017
Москва—Вена

Колонка Дмитрия Бака опубликована в журнале "Русский пионер" №74. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
74 «Русский пионер» №74
(Июнь ‘2017 — Август 2017)
Тема: корабли
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям