Классный журнал

12 мая 2017 10:20
Музыкант Владимир Кристовский, конечно, по крайней мере, не только музыкант. Если бы он не был поэтом, разве была бы хоть одна его песня — из тех, без которых мы не можем (а есть такие, есть)? Вот именно. И то, что он написал для «Русского пионера», тоже ведь песня. Или, по крайней мере, в ближайшее время ею станет.
 
Молитва
 
Услышь меня через дождей апрельских банты.
Укрой меня от беды теплым своим крылом.
Смотри за мной, чтобы я мог со смертью на «ты».
И для меня место оставь за своим столом.
 
Услышь меня, если вся жизнь рваное письмо.
Услышь меня, если в долгах я как в парандже.
Тело мое укрепи прочной своей тесьмой.
Годы летят, и стал совсем я не тот уже.
 
Услышь меня, когда останусь совсем один.
И помоги, если уж явно неравный бой.
Среди живых и среди мертвых меня найди,
Если, как след на песке, смоет меня прибой.
 
Я когда-нибудь приду к тебе и останусь.
И как вновь прибывший я, конечно, проставлюсь.
Будем праздновать три ночи, петь и так далее.
Ты подаришь мне белый халат и сандалии.
 
 
За тобой
 
закатилась за край
поросло камышом
на прощание сыграй
да спляши голышом
я сижу у огня
протрубили отбой
коль полюбишь меня
так пойду за тобой
 
только пятна грачей
как всегда не к добру
только был я ничей
стану их как помру
проржавела броня
захлебнулся прибой
коль полюбишь меня
так пойду за тобой
 
Я устал и ослеп
проживать этот сон
пробивается свет
в щели грязных окон
мне осталось три дня
это скажет любой
коль полюбишь меня
так пойду за тобой
 
 
Холмики
 
уж не для нас ли ямы роют
не наши ль холмики с крестами
а я глаза свои закрою
и поменяю все местами
 
и в конечном итоге нам всем в одну сторону
мы ходим и ходим по кругу
и мы летаем как вороны мир делим поровну
и не понимаем друг друга
 
уж не на нас ли ставят сети
сплетая прочные канаты
а мы играем словно дети
с противотанковой гранатой
нет не оставят нас в покое
пока дышать не перестанем
а я глаза свои закрою
и поменяю все местами
 
 
Тилибом
 
По траве высокой
покатилась полночь,
замотав бинтами раненые лица окон
и луны помятый обруч.
Заклевали мухи
в тишине стеклянной,
а когда проснулись,
крыши от дождя разбухли,
город простыней корявой
бом бом тили бом
Поредели мысли.
Порвались конвертом.
Над рекой асфальта
струны проводов провисли,
гнутся фонари от ветра.
Крыльями коснутся
голубей икары,
сломанный компас бури,
мне бы поскорей проснуться,
выколют глаза кошмары.
 
Задували свечи,
закрывали ставни,
сны в трубе застряли,
ночь легла на плечи.
 
 
Собака
 
Собака без передней ноги,
грустная, как дом без гостей,
чертит в тусклой кухне круги,
требует куриных костей.
 
Телефон как ворон кричит,
глядя в заоконную даль.
Глупость слишком поздно лечить,
все теперь позади, жаль.
 
Разбилась о камни,
пропала в дороге.
Забитые ставни
да снег на пороге.
 
Вырвало метелью февраль,
небо от мороза трещит.
А я заехал в самую даль,
нету ее здесь, не ищи.
 
Вдоль развалин скомканных стен
по разбитым черепам крыш
в раненое небо глядел.
Вороны кружат лишь.
 
Вытряхнут нас пылью на свет
из координат всех систем.
Выпадает счастья билет
вовсе не всегда и не всем.
 
Сверху поторопят: скорей.
Разойдемся, стихнут шаги.
Долго будет ждать у дверей
собака без передней ноги.

Колонка Владимира Кристовского опубликована в журнале "Русский пионер" №73. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
Все статьи автора Читать все
   
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
73 «Русский пионер» №73
(Май ‘2017 — Май 2017)
Тема: поэзия
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям