Классный журнал

Дмитрий Лесной Дмитрий
Лесной

О плутнях карточной игры

29 апреля 2017 11:30
Член правления Международной федерации покера, заслуженный картежник России Дмитрий Лесной давно мечтал составить антологию мошенничества. И вот перед вами, похоже, ее вступительная глава.
 
Для этого номера журнал попросил написать о «карточной хитрости», предоставив мне самому решить, что имеется в виду. Скорее всего, шулерство и мошенничество. Мне, кстати, всегда было обидно: какой бы серьезный разговор об игре ни происходил, какие бы глубины этого изумительного феномена духа ни рассматривались, «на сладкое» все интервьюеры задавали мне один и тот же вопрос: а покажите какие-нибудь шулерские приемы…
 
Я не люблю хитрость и хитрых людей. Придерживаюсь завета, полученного от Фрэнсиса Бэкона: «Несть числа уловкам и мелким проделкам хитрости. Кто составит их список — сделает благое дело, ибо беда тому государству, в котором хитрые сходят за мудрых».
 
Составить антологию мошенничества — моя давняя мечта. И не столько потому, что сей способ наживы видится мне значительно менее отвратительным, чем разбой, грабеж, вымогательство, казнокрадство или торговля. Просто в наш век грубого вымогательства, заказных убийств и пошлой перепродажи всего и вся мошенничество сохраняет некую изящность и даже грациозность. Герои плутовских романов почти всегда симпатичны (вспомните, скажем, Остапа Бендера), чего нельзя сказать о насильниках, ночных разбойниках, душегубах и тем более о пошлых и мерзких взяточниках.
 
Я — профессиональный игрок. Зарабатывать игрой начал со студенческой скамьи. В 1978 году декан факультета журналистики МГУ Ясен Николаевич Засурский исключил меня из университета именно за игру в карты, чем и определил мою дальнейшую судьбу.
 
Когда началась перестройка, для творческих людей, к числу которых я себя причислял, открылись многие возможности. Тогда я сделал компьютерную программу «Преферанс Марьяж» (у которой было два миллиона пользователей), написал энциклопедию «Игорный дом», монографию «Русский преферанс» и дюжину книг из серии «Математика игр казино», учредил Российскую Лигу интеллектуальных игр, которая проводила турниры по преферансу и бриджу, нардам и подкидному дураку…
 
В одном из первых своих интервью о программе «Марьяж», напечатанном в газете «Человек и компьютер», объясняя побудительные мотивы создания компьютерной игры, я сказал, что мне как профессиональному игроку было интересно сделать такую программу, которая была бы сильна в логике и обыгрывала бы среднего любителя.
 
В скором времени после этой публикации ко мне пришел познакомиться бриджист и популяризатор бриджа Павел Портной, в то время корреспондент агентства «Постфактум». Он спросил: «Вы сказали про себя, что в какой-то период жизни были профессиональным игроком. Что вы имели в виду? Вы что, шулер?»
 
Я ответил, что вкладываю в слово «профессиональный» один-единственный смысл: профессия — это то, что человек умеет делать хорошо; то, что его кормит, дает средства к существованию. Что касается шулерства, то, на мой взгляд, довольно трудно представить себе профессионального игрока в карты, не подозревающего о существовании шулерских приемов и не умеющего их распознать.
 
Такой мнимый «профи» может только доставлять средства к существованию другим, но не добывать их своими руками. Он долго не продержится на плаву, каким бы высоким классом игры ни обладал. Так что знать шулерские приемы — обязанность профессионала.
 
А вот пользоваться ими или нет — вопрос этический, нравственный, если хотите. Это личное дело каждого. Так что ставить знак равенства между профессионалом и шулером, на мой взгляд, нельзя.
 
Тут, кстати, вспомнилась детская обида на Я.Н. Засурского, который оскорбил меня словом в момент отчисления. В приказе было написано: «за академические задолженности», которых у меня никогда не было — учился я хорошо. Зашел к декану и спросил: почему отчислили? Он ответил: потому что наш факультет не готовит шулеров. Я что-то промямлил про канделябры и недоказанные обвинения, но был не очень убедителен, по всей видимости, как и не слишком вежлив. Проблему не решил, а только усугубил.
 
Следующие два года ушли у меня на неравную борьбу с Советской армией, которая в то время исполняла интернациональный долг в Афганистане. Но я никакого долга за собой не чувствовал и в армию не пошел.
 
Есть ли смысл писать о шулерских приемах? Дискуссия на эту тему имеет по меньшей мере полуторавековую историю. В 1861 году вышла книжка «Мать шулерству». В предисловии автор рассказывает о своей встрече в поезде с неким почтенным господином (оказавшимся впоследствии шулером-профессионалом), с которым они обсуждали книгу господина Зоркина «О плутнях карточной игры. Изобличение их во всех подробностях».
 
Узнав от автора о теме его исследования, попутчик преподнес ему урок карточной игры и показал, что книжные знания мало помогают в практической жизни. Выигранные «по маленькой» деньги попутчик широким жестом вернул автору, сказав, что ставил своей целью не обогащение, но единственно показать бессмысленность и бесполезность книжного обучения ремеслу шулера.
 
Чего вы добьетесь своей брошюрой? Разве что наплодите мелких шулеров! Профессионалу это только на руку, потому что обыграть мелкого жулика гораздо легче, чем простака, который и денег-то проиграть не захочет, потому что знает, что простак. А настоящие знания об этой профессии добываются не чтением книг, а собственным опытом — «кровью и потом».
 
Лично меня мошенничество в игре интересует своей онтологической сущностью, как одна из многочисленных граней игры. Примечательно также отношение к шулерству «человека играющего» (homo ludens, по определению Хёйзинги). Потому что если любой человек проявляет себя наиболее ярко именно в игре — обнажаются как пороки, так и благородные свойства натуры, — то в игре шулерской этот контраст становится резче, а палитра — богаче.
 
Поражает неиссякаемая изобретательность мошенничества, самонадеянно покушающегося на всемогущество Случая, поражает незыблемость деления человечества на «карасей» и «акул», интересно и то, что практически на каждый шулерский прием есть «оборотка», то есть контрприем, а также то, что человек, применяющий шулерский прием и не замечающий применяемого против него контрприема, никогда не прекратит игры, считая, что он играет с перевесом.
 
Далеко не каждая «хитрая задница» помнит поговорку, заканчивающуюся «с винтом».
 
Пословица гласит: в игре да в дороге узнаешь людей. Человеческая натура обнажается в игре. Самые скрытые потаенные черты раскрываются. Не случайно игра является сюжетом многих выдающихся произведений мировой живописи и литературы. Достаточно привести в пример такие полотна, как «Игра в карты с шулерами» Караваджо, «Шулер» Жоржа де ла Тура, «Игроки в карты» Валантена, и такие литературные произведения, как «Игроки» Гоголя, «Пиковая дама» Пушкина, «Маскарад» и «Тамбовская казначейша» Лермонтова.
 
Согласитесь, читая плутовской роман, мы не относимся к нему как к учебнику плутовства. Нам симпатичны и Остап Бендер, и граф Калиостро, и Казанова. Нам даже немного жаль гоголевского шулера Ихарева, так жестоко обманутого другими мошенниками. При этом наше отношение к плутам содержит известную толику иронии и снисхождения. Мы рады встречать пройдох на страницах книг, но не в правительстве и не в Государственной Думе.
 
Лично я разделяю опасения Ф. Бэкона за судьбу государства, в котором хитрые сходят за мудрых (и я знаю одно такое государство, судьба которого мне далеко не безразлична). Мне точно известно, что колода карт — это модель мира, а все ситуации, встречающиеся в игре, имеют свои прототипы и аналоги в реальной жизни.
 
Не случайно в нашу бытовую и литературную речь входит все больше игроцких терминов и понятий: пойти ва-банк, поставить на карту, втирать очки. Многие события политической жизни можно абсолютно точно описать в терминах игры и шулерского жаргона: подтасовать, передернуть, приберечь козырного туза, достать туза из рукава, двинуть фуфло и т.д., и т.п.
 
Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь когда-нибудь написал о мошенничестве (в том числе и о карточном) всеобъемлющий трактат и перечислил все возможные проделки и шулерские приемы: они интересуют меня не только и не столько как элементы карточной игры, но и как метафоры нашей жизни. И я попробую помочь этому человеку: опишу то, что знаю сам.
 
Тех, кому интересно мое собрание шулерских приемов, я отошлю к своей онлайн-энциклопедии www.game-wiki.guru. А для любителей емких образов и красивых фраз приведу пару любимых цитат по теме.
 
«В последнее время все больше входят в моду лисьи шубы. Хитрые эти лисицы!» Станислав Ежи Лец.
 
«Поздоровавшись с греком, не забудь пересчитать пальцы». Албанская пословица.

Колонка Дмитрия Лесного опубликована в журнале "Русский пионер" № 72. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
72 «Русский пионер» №72
(Апрель ‘2017 — Апрель 2017)
Тема: хитрость
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям