Классный журнал

29 марта 2017 10:45
В № 66 композитор Александр Журбин впервые выступил на страницах «РП» в жанре путевой прозы и убедил читателей, что не боится обвинений в верхоглядстве. И признался, что находит в этом творческие ресурсы. Сегодня в «Уроке географии» — продолжение творческого отчета Александра Журбина о своих путешествиях. Значит, ресурс не исчерпан.
 
Продолжение. Начало см. в № 66, 68.
 
Немного о Японии
 
Скажу несколько слов про мои впечатления о Стране восходящего солнца.
 
Япония, безусловно, великая страна. Может, она и не достигла того уровня, которого могла бы достичь после своего немыслимого взлета в 60-е годы. Но все равно все, что сделала Япония в технологии, в автомобилестроении, в электронике, — это невероятная демонстрация великого и гордого национального самосознания.
 
Но что касается культуры… Черт его знает, как-то она меня никогда не трогала, не тронула и в этот раз…
 
Ни их живопись — слишком своя, слишком японская… Никогда не любил Хокусая.
 
Их архитектура — слишком бедная.
 
Их музыка — если старинная, то совершенно замкнутая в себе, очень эзотерическая, очень герметичная. Если современная музыка — то очень вторичная и эклектичная.
 
В литературе у них сегодня самый любимый — Мураками, а про наших любимых — Акутогаву Рюноске, Ясунари Кавабату, Юкио Мисиму — мало кто слышал, не говоря уже о «читал».
 
Их корпоративная культура, где молодому таланту не протиснуться, где каждый должен пройти все круги ада, — это страшное испытание. Недаром там так много психических заболеваний…
 
Зато аниме сегодня — самое главное культурное «блюдо». И это пугает.
 
В общем, Япония — непростая штука… И не мне о ней судить, так сказать, глобально. Могу лишь немного порассуждать на какие-то частные темы.
 
 
Пять мыслей о Хиросиме
 
Ровно за день до моего рождения на свет, 6 августа 1945 года, страшное несчастье обрушилось на этот маленький и ничем не примечательный городок.
 
За прошедшие 70 лет миллионы людей посетили Хиросиму, чтобы посмотреть, как же выглядит город, перенесший страшное несчастье.
 
Выглядит вполне неплохо, могу сказать. Так же как и Нагасаки, где мы были несколько лет назад. Раны зарубцевались, радиация выветрилась. Несколько разрушенных домов сохранили в назидание потомкам. А так все выглядит чудесно.
 
Первая мысль, которая возникает: атомная бомба — это не конец жизни. Все проходит, и это пройдет. Конечно, это ужас, но не ужас-ужас-ужас! Нам показывали старичков, которые пережили бомбардировку. Тогда им было 15–20, сегодня 85–90… и ничего, вполне еще двигаются.
 
(В Японии огромное число долгожителей. Не в связи ли с радиацией? Кто знает. Вопрос пока не изучен…)
 
Вторая мысль.
 
Как жалко японцев! О да, этой мысли не избежать.
 
В Музее катастрофы показывают жуткие кадры умирающих детей, разрушенных зданий, самого атомного гриба. Все сделано, чтобы мы пожалели несчастных японцев.
 
Третья мысль.
 
Так им, гадам, и надо… Ведь они, считай, фашисты, они были союзниками гитлеровцев, они хотели уничтожить Америку, они подло напали на Перл-Харбор (мы были в музее Перл-Харбора, на Гавайях, это тоже производит душераздирающее впечатление). Они хотели уничтожить и нас, Советский Союз.
 
Так что поделом. Так им и надо.
 
Четвертая мысль.
 
Не буду сейчас вдаваться в подробный анализ необходимости этой жертвы, необходимости сбрасывания урановой и плутониевой бомб на два японских города. На эту тему написаны сотни тысяч страниц, на всех языках — книги, журналы, фильмы… Да, погибло около 100 000 человек… Но если бы война продолжалась, погибло бы еще несколько миллионов.
 
Прикинем: сколько жизней спасли эти две атомные бомбы? Остановилась бессмысленная бойня, японцы стали мирными, их вздорная самурайская воинственность ушла если не навсегда, то надолго, и они стали главным партнером Запада в этом регионе и одной из самых процветающих стран в мире… 
 
А представим, что война продолжается, бомб никто не бросает, и американцы вынуждены бы были высадиться на японскую территорию. Представьте себе, сколько городов было бы разрушено, сколько бы погибло мирных жителей…
 
И тут выползает пятая, «циничная» мысль: это ж сколько денег они выжали из этой трагедии. Музей в Хиросиме посещают десятки тысяч людей каждый день, без выходных… А билет недешевый, около 20 долларов. Нетрудно посчитать: примерно 50 миллионов долларов в год только плата за билеты. А сколько еще всяких благотворительных фондов, пожертвований, «донэйшнс».
 
Да, американцы и весь мир чувствуют свою вину и честно расплачиваются с Хиросимой.
Может, уже пора и остановиться…
 
 
Загадочный Киото
 
Гораздо интересней была поездка в Киото. Удивительный город, полный красоты, мудрости, философии. Мало кто помнит сегодня, что Киото был в списке городов, которые должны были подвергнуться атомной бомбардировке на первом месте. Каким-то образом с точки зрения военной логики Киото подходил более всего. Но, к счастью, бомбардировка этого города была отменена. Причиной послужил пакт Рериха (да-да, именно нашего художника и общественного деятеля Николая Рериха), подписанный двадцать одной страной еще в 1935 году.
 
Смысл этого пакта — «охрана культурных ценностей», и военное руководство США того времени сочло необходимым подчиниться требованиям этого пакта.
 
И город Киото был спасен.
 
Говоря о Киото, выберу две темы: «Сад Камней» и «Гейши».
 
 
Сад Камней
 
Это такая штука для размышления. Находится этот сад в буддийском храме Рёандзи, в районе Укё, довольно далеко от центра города. Мы ехали туда минут 40.
 
Понять, что такое сад, за один получасовой визит невозможно. Японская эстетика и философия совсем другие.
 
Их принцип — чем меньше, тем лучше. Меньше красок, меньше нот, меньше мебели — лучше, чем наоборот.
 
Вот что пишет наш известный культуролог и знаток японской культуры Александр Генис:
«…в Японии родилась великая культура со знаком “минус”, культура, которая стремится к голому нулю как к недостижимому, но притягательному идеалу, культура, которая в совершенстве освоила изощренное искусство вычитания.
 
Образец такого искусства — дзен-буддистские сады, лучшие образцы которых скрывают монастыри самого, может быть, красивого в мире города — Киото.
 
Конструктивный принцип такого сада — изъятие из природы всего лишнего, отчего остаток естественным образом сгуща­ется».
В состоянии ли это понять и «освоить» человек с абсолютно европейским вкусом и воспитанием, такой как я? Вряд ли.
 
Я мучительно сидел на этой терраске и пытался медитировать…
 
Для тех, кто не знает, кратко поясню, что перед вами полянка, на ней расположено 15 черных необработанных камней. Где бы вы ни сидели, вам видно только 14 камней, а 15-й будет спрятан.
 
Вот сидите и думайте. Вот я сидел и думал — и ничего не понимал.
 
Ну и что, что мне видно только 14 камней? А может, еще где-нибудь есть и 16-й камень, но он виден только «прозревшим» и «воплотившимся»?
 
В чем тут мудрость? Это, скорее, какая-то небольшая геомет­рическая хитрость, и в какой-нибудь игре в «Лего», в которую так виртуозно играют наши внуки, подобных хитростей в сотню раз больше. И любой студент Гарварда или Физтеха придумает вам десятки таких трюков: отсюда видно, а отсюда не видно.
 
Да, кстати, я встал на какую-то ступенечку и увидел все 15 камней разом. При этом никакого чуда не произошло.
 
В общем, сори.
 
Да, миллионы людей со всего света приезжают, садятся и смотрят. И уезжают, полные каких-то глубоких (скорее, глубокомысленных) идей… Просветленные, короче… Я очень хотел, чтобы и меня это «торкнуло»…
 
Нет, не «торкнуло»… Я остался совершенно равнодушным… Пытался настроиться на высокий лад — не вышло.
 
Конечно, можно, как в известной истории, сказать: ну, «Джоконда» стольким нравилась, что то, что она вам не нравится, ее не волнует…
 
И это правильно… И мое мнение можно не принимать в расчет… Но можно потихоньку, чтобы никто не заметил, вспомнить сказку про голого короля…
 
 
Гейши
 
А вот про гейш интересно… Нам удалось их увидеть и даже чуть пообщаться… Оказывается, у них статус популярных «народных артисток», ими все восхищаются, их имена известны, за ними гоняются папарацци…
 
Вот и мы с аппаратами, вернее, с телефонами, слонялись около их жилищ, как папарацци…
 
Но нами руководил очень опытный человек, наш русско­язычный гид Алексей, давно живущий в Киото и хорошо знающий местные обычаи. В какой-то момент, ближе к закату, он сказал нам, где стоять, чтобы наверняка увидеть гейш и с ними пообщаться.
 
Так и получилось. В назначенное время гейши появились…
 
Гейши — это женщины, которых нанимают мужчины. Это абсолютно понятно.
 
Сразу в голове: «Ну ясно, первая древнейшая профессия», улыбочки с намеком, «Да, мы все понимаем»… И действительно, в любой стране Это существует, никто не удивляется…
 
И вдруг тебе объясняют, что ничего общего с сексом за деньги, с эротикой это не имеет. Мужчины, которые нанимают гейш, они, как правило, женаты, занимают высокие посты в своих корпорациях, они могут быть крупными чиновниками, и при этом ни их жены, ни их сослуживцы не имеют ничего против встреч с гейшами. Напротив, это всячески поощряется и в семье, и на службе. Это говорит о высоком статусе мужчины и его богатстве.
 
Литературы о гейшах целое море, есть и много переводов на русский. Однако я не знаю имени ни одного русского исследователя, который бы всерьез занимался этой темой. Может, не было желающих, а может, и не допустили русских.
 
Вообще, тема эта очень сложная, специфическая, разобраться тут непросто, к тому же там все тщательно скрыто от посторонних глаз. Если вы читали «Мемуары Гейши» или смотрели фильм, знайте: все, что там есть, это неправда, это неточно, это искаженное представление об очень специфической стороне японской жизни (так говорят и сами гейши, и их окружение).
 
Цитирую Гениса:
«В старой Японии, где мужчин было вдвое больше, чем женщин, последние так высоко ценились, что могли себе позволить разборчивость в отношении первых. Лучшие — и знаменитые, как голливудские звезды, — остались на гравюрах, но мы не можем отличить одну от другой. Миндальный абрис, приоткрытые лепестки губ, высоко нарисованные брови и хищные щелочки глаз. Все они — на одно лицо, а разными их делают умопомрачительные прически со сложными черепаховыми гребнями и живописные кимоно, составляющие картину в картине.
 
Бесчувственные манекены идеальной красоты, эти дамы так далеки от нас, что толща двух веков, а также толстый слой косметики не пропускают эротические импульсы».
 
Сегодня это все точно так же. Но к этому прибавились современные СМИ. Гейш сегодня можно видеть на ТВ, их портреты — в журналах и газетах. Они звезды в самом настоящем смысле слова, их все знают по именам. Они очень успешны в бизнесе, они очень хорошо зарабатывают; когда их карьера заканчивается, они вполне могут играть на бирже или открыть собственный бизнес. Многие из них становятся хозяйками Дома гейш, или Чайного Домика.
 
Личная жизнь гейш — здесь дело темное, разные источники утверждают разное. Одни говорят, что гейша вполне может завести бойфренда на стороне и заниматься с ним сексом в свободное от работы время…
 
Другие говорят, что гейша может спать со своим покровителем (данна) и даже иметь от него детей. Но в последние годы этого почти не происходит. Покровитель может помогать своей любимой гейше, давать ей деньги, покупать ей кимоно… Но для секса у него, как правило, есть другие женщины, а гейша — для духовного общения.
 
Про гейш можно рассказывать очень долго: о том, какие они музыкантши и танцовщицы, как они читают газеты на нескольких языках, чтобы быть в курсе всех событий и не ударить лицом в грязь, беседуя со своими мужчинами.
 
Как они долго красятся и одеваются и как по одежде и прическе можно отличить гейшу от майки, то есть той, которая еще не гейша, но готовится стать ею. Кстати, майки помогают настоящим гейшам одеваться, и это искусство — одевать гейшу — одно из сложнейших… Настоящих специалистов на всю Японию 10 человек…
 
Да, я стоял рядом с очень известной гейшей и даже сфоткал ее. Потом на вокзале мне показали огромный рекламный щит, где она рекламировала какую-то парфюмерию. Что и говорить, народная артистка…
 
 
Из Японии в Бруней

В Токио мы не поехали, хотя могли… В Японии это все просто: до Киото, скажем, 1 час езды, а до Токио — 2.
 
(Скоростные поезда — гениальная японская придумка. Американцы все свели к хайвеям, а ведь скоростные поезда куда удобнее. В поезде ты читаешь, отдыхаешь, работаешь… Можешь даже выпить… Или поспать. Попробуй сделай это, когда ты за рулем.)
 
Но умный человек отсоветовал. В Токио настроили небоскребов в 70-х, тогда они выглядели круто, сегодня — старомодно (как наш Новый Арбат).
 
После Шанхая и Дубая все кажется вчерашним. То есть город, сохраняющий свой облик 100 или 200 лет, прекрасен: Барселона, Петербург, Венеция… А вот то, что было 30 лет назад, — скучно.
 
Я пропускаю Южную Корею.
 
Я пропускаю японский город Окинаву, где не было ничего интересного.
 
Я пропускаю Филиппины, где была задымленная Манила и пляжный остров Борокай, где пляжи были прекрасны, а сам город очень невзрачный и грязный…
 
Затем были малайзийские городки Кота-Кинабалу и Кучинг, где было мило и красиво… но Малайзию я как-то уже давно не люблю.   
 
Продолжение следует. 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Сергей Макаров
    6.04.2017 12:16 Сергей Макаров
    Япония - страна чудес,
    О ней впервые я от Гончарова услыхал,
    Как на "Палладе" он ходил туда,
    И как воспринял он ее "секреты" жизни.

    Сегодня дочь моя там где-то ходит,
    В Нагасаки, Кобе, Хиросиме - была,
    На яхте странствует она по свету,
    И так проходит жизнь рабочая ее.
    --------
    Вернется из круиза в отпуск от работы,
    Я обязательно спрошу ее о Кобе, Эдо,
    Про гейш и о "секретах" местной кухни,
    Но саке она не за любила - трезвый образ жизни.

    А вот когда сам окажусь когда-то там,
    Не знаю, но мечтаю очень с детства,
    Фрегат "Паллада" все виной тому,
    Ну а пока, смотрю на мир ее глазами...
71 «Русский пионер» №71
(Март ‘2017 — Март 2017)
Тема: Сеть
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое