Классный журнал

Сергей Петров Сергей
Петров

Крах старовера

20 марта 2017 10:00
Истории писателя Сергея Петрова всегда, с одной стороны, парадоксальны, с другой — невероятно логичны. Петелька — крючок, улика — обвинение, слово — дело. Поэтому, когда Сергей благодарит Иосифа Сталина за свой счастливый интернет, это только на первый взгляд неожиданно. Логично, там все логично.
 
В конце девяностых один адвокат называл меня рыбой.
 
— Кучу сетей расставь, он все равно в них не попадет, — не то жаловался, не то восхищался адвокат, — это не какой-нибудь окунь, это самый настоящий налим!
 
Адвокат знал, что говорил, ведь в свое время он чуть было не подставил меня, да так лихо, что я имел все шансы общаться с вами с совершенно иного форпоста писательского опыта.
 
Его подзащитного звали Лешей, и он был наркоманом. Студент, ученик юридического факультета. Мама — владелица сети продуктовых ларьков, богатая мама. Общественной опасности Леша не представлял, и я не стал раньше срока отправлять его в решетчатый мир, оформил подписку о невыезде.
 
Адвокат ликовал.
 
— По гроб жизни ты должен быть Сергею Павловичу обязан! Он, а не я тебя спас! Если вздумаешь бегать, лично закрою! И передачек носить не буду!
 
Он говорил еще что-то, и порой складывалось впечатление, что передо мной не адвокат, а грозный и принципиальный прокурор, прямой потомок Вышинского. Когда его подзащитный, жалкий и запуганный, ушел, правозащитник хитро подмигнул мне и предложил покурить в туалете.
 
Там все и случилось. Как только я щелк­нул зажигалкой и закурил, адвокат воскликнул:
— Вот склероз! Забыл еще кое к кому зайти!
 
С этими словами он сунул мне в нагрудный карман пачку денег и скрылся с места происшествия.
 
«Ни хрена себе!» — подумал я.
 
Поначалу я испытал прилив восторга. Пачка была внушительной.
 
Мною овладели бесы алчности и наживы. Пачка большая, зарплата маленькая. Что тут думать?
 
«Джинсы! — заголосили бесы. — Новые джинсы! Затем — девочки, новые ботинки и… автомобиль!»
 
Именно в такой последовательности.
 
Но я был правильным ментом. Я, выпускник самой крутой школы милиции, парень, чьи профессиональные симпатии разрывались между Глебом Жегловым и Максом Отто фон Штирлицем, я не мог стать жалким взяточником.
 
Произошло все стремительно. Деньги в кармане, радость, стыд, принятие решения. Минута, не больше.
 
Я выскочил из туалета. У экспертов адвоката не было, в других кабинетах — тоже. Где же этот негодяй? Но чутье, настоящее волчье чутье, оно всегда помогает. Я будто поймал его по запаху.
 
На мою удачу адвокат стоял на лестничной площадке и разговаривал с одним из участковых.
 
Я бесцеремонно схватил правозащитника за руку и потащил по лестнице вниз.
 
— Слушай, — таинственно произнес я.
 
И так же неожиданно положил денежную пачку ему в карман.
 
Второй приступ стыда от его слов «да как ты мог подумать», «это же не взятка, просто уважение», «от чистого сердца» развеялся в одно мгновение. Адвокат вышел из отдела. Адвокат подбежал к черной «Волге». Открылась дверца, и он принялся что-то объяснять людям, сидящим внутри. «Волга», как выяснилось, принадлежала автопарку ФСБ.
 
О, это была одна из лучших satisfaction в те годы жизни. Меня хотели подставить, а вот и дудки! Не вышло! Как я был удовлетворен! Поверьте, ломать чей-то сценарий гораздо приятнее, чем быть его персонажем, пускай и состоятельным.
Из многих сетей, что ставила на моем пути судьба, мне удавалось выскальзывать лихим налимом: коррупционных, системных, даже брачных (о последних у меня — целая книга), и только в одной я застрял капитально.
 
Сеть. Всемирная паутина. Интернет. «Почему интернет — это сеть?» — недоумевал в свое время я. Теперь-то понятно. Ловушка, не иначе.
 
Интернет подбирался ко мне еще до своего существования, в школе, на уроках информатики подбирался. Совершенно дурацкий предмет, цифры, компьютеры. Я мечтал, чтобы он поскорее убрался из моей жизни.
 
И убрался же!
 
Но они, как известно, возвращаются.
 
Помню, сидел в кабинете у своего друга, прокурорского следователя, а тот лупил пальцами по клавиатуре. Как это удобно, говорил, печатать на компьютере! Печатаешь, к примеру, обвинительное заключение. Ошибся — стер, перенабрал, на принтере распечатал. Выбрасывай ты свою печатную машинку, Сергей!
 
А я сидел и наблюдал, как хищно и утробно гудят все эти агрегаты, мать их техническую. Гудят, а потом еще и зависают! Но ничего страшного, друг не унывает, сейчас перегрузим!
 
Нет уж. Лучше уж на печатной машинке. Ошибусь — заново набью!
 
Временами я сам себе напоминал старовера. Чувствовал: куплюсь на компьютер — этим дело не кончится. Так оно и вышло.
В двухтысячном я поступил в аспирантуру, и стало понятно, что без компьютера сто шестьдесят страниц текста диссертации не напечатать. Нет, я напечатаю, конечно, просто такой текст ученый совет не примет! И мне пришлось раскошелиться на двести долларов, купить этот бесовский агрегат.
 
Потом я стал работать радиоведущим на «Радио 7 на 7 холмах», а ведущему нужно что-то говорить, сами знаете, и байки мои ментовские к очередному хиту Мадонны далеко не всегда можно «приплести». Нужно давать какую-то музыкальную информацию.
 
Пришлось покупать один крутой музыкальный журнал, толстый, информативный.
 
— Ты что? — говорили мне. — Это же прошлый век! Эфирный компьютер к интернету подключен! Все оперативно и бесплатно!
 
Нет, думал я. С журналом оно надежнее. Интернет — мусорная яма.
 
Прошло месяцев пять, и журнал перестали выпускать, лишь электронная версия осталась.
 
Что тут будешь делать? Пришлось во­ткнуться в интернет.
 
Один ноутбук, потом другой, дома тоже интернет нужен, куда же без него? Фильмы качаешь, музыку. Забудь ты про этот музыкальный магазин! Сколько можно покупать эти диски! Со временем я осознал, что мне удобно в этой сети. И я стал в ней запутываться.
 
Появились социальные сети. Ну, туда уж точно ни ногой! Одноклассники! Это же так нелепо, так пошло, такой отстой. Никогда в жизни!
 
Но тут на горизонте замаячил фейсбук.
 
Тебя нет в фейсбуке, срочно зарегистрируйся!
 
Да зачем он мне нужен?
 
Как зачем? Ты познакомишься с массой интересных людей, ты можешь выкладывать свои рассказы, тебя будут читать, комментировать, на тебя могут обратить внимание издатели!
 
Что за чушь несете?
 
…Не чушь, оказалось. Действительно познакомился. Действительно выкладывал. Действительно читали. И если проследить всю цепочку моего писательского успеха, как дважды два станет понятно: мне помог именно он, фейсбук.
 
Но и это не все! Даже айфоном дело не кончилось!
 
«Что за идолопоклонство? Стива Джобса с “Битлз” сравнивать? — негодовал я на том же фейсбуке. — Развелось адептов, понимаешь! Одумайтесь! Как можно?!»
 
Года три долой, и адепт уже я сам. Портрет лысого гения у меня не висит, поклонов не отбиваю, но вот он, айфончик-то! Вот он, в кармане.
 
И последнее. Самый мощный удар по староверу. Писатель и радиоведущий Сергей Петров работает на… интернет-радиостанции. Приплыли… Сергей Петров, на сто процентов когда-то уверенный, что слова «в интернете можно делать деньги» — бред сумасшедшего!
 
Эта сеть оказалась самой прочной сетью, куда прочнее, чем коррупционная или брачная. Виртуальная, эфемерная сеть, вырваться из нее и впрямь трудно. И не потому, что при всем желании невозможно, а потому, что этого желания нет!
 
Это больше, чем зависимость. Это — комфорт. Причем внутренний, душевный и у всех на виду. А в некотором смысле это даже лекарство. Наорал начальник, например, вынес мозг, нервы ваши кипят. И покурить на работе уже не покуришь. Что делать? Да элементарно все! Сели в уголок, вошли в фейсбук, потрепались, посмеялись, успокоились.
 
Социальная сеть — самая комфортная сеть на свете, и не нужно говорить, что это не так, причитать величественно: «Ах, как устал(а) я от интернета, уехать бы в таежную глушь». Он вас и в тайге достанет.
 
Говорят, у Сталина было изречение: «Загоним народ железной рукой в светлое будущее». Разве Сеть — будущее мрачное? Все так и получилось. Не сразу, но загнали. Не совсем уж железной, но всех! И всем хорошо!
 
Спасибо, Иосиф Виссарионович!

Колонка Сергея Петрова опубликована в журнале "Русский пионер" №71. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Сергей Макаров
    20.03.2017 11:27 Сергей Макаров
    Говорят, у Сталина было изречение: «Загоним народ железной рукой в светлое будущее».

    Иисус сказал:
    1 «Истинно вам говорю: кто не зайдёт в овечий загон через ворота, а заберётся туда любым другим путём, тот вор и грабитель.
    2 Кто же заходит через ворота, тот пастух стада.
    3 Сторож открывает ему ворота, и овцы послушны его голосу. Он называет своих овец по именам и выводит их из загона.
    4 Выведя их всех, он шагает впереди, а они следуют за ним, так как знают его голос.
    5 Но они никогда не пойдут вслед за тем, кого не знают, скорее, убегут от него, так как голос его им не знаком».
    6 Иисус рассказал им эту притчу, но они не поняли её значения."

    А зря;

    " На горе, окруженной со всех сторон лесом, жил пастух, у которого было большое стадо овец. Каждый день он заботился о них и следил, чтобы у них было достаточно пропитания и воды. Иногда пастух стриг овец из стада или съедал одну из них.
    Овцы причиняли ему немало беспокойства — бывало, что они разбегались по лесу, и пастуху приходилось долго искать заблудших овец и собирать их обратно в стадо. Бывало, что не всех находил: кому-то удавалось сбежать, а кого-то загрызали дикие звери. И, кроме того, овцы, которых он собирался употребить в пищу, не желали этого, почему-то не радовались и отчаянно сопротивлялись, их ужасные крики нервировали и пугали других овец из стада.

    Так жил пастух и не знал, как ему поступить, чтобы овцы были спокойны и ему было хорошо. Но однажды ему повстречался другой пастух, который практически безвозмездно, за пустяковую для него услугу, научил его небольшой, но действенной хитрости. Он посоветовал поговорить с каждой овцой и каждой что-то внушить. Тогда, по его словам, они успокоятся, и ты сможешь делать с ними все, что хочешь.

    Не сразу пастух поверил этим словам. Уж больно фантастическим казался результат. Разве может слово иметь такую силу? Вот камень, палка, вода, еда – это другое дело. Но все равно решил попробовать поступить как посоветовали и поговорить с овцами.

    Одной пастух сказал: “Ты не овца, ты такой же человек, как и я. Тебе нечего бояться, ведь я убиваю и съедаю только овец, но ты единственный человек в этом стаде и значит ты — мой самый лучший друг”.

    Второй он пообещал: “Не убегай от меня как другие овцы. Ты же львица и тебе нечего меня бояться. Я уважаю львов за их силу и убиваю только овец. Если хочешь, можешь со мной поохотиться”.

    Третьей пастух внушил: “Послушай, ты не овца, ты волчица. Мы вместе будем следить, чтобы в нашем стаде не было немощных и слабых овец. Я, как и раньше, буду продолжать убивать слабых овец из стада, но волчице, лучшему моему другу нечего бояться”.

    Вот так пастух поговорил с каждой из овец и каждой внушил, что она не овца, а друг и совершенно другое животное, которое совершенно отличается от всех остальных овец в стаде.

    После этого поведение большинства овец полностью изменилось – теперь они совершенно спокойно паслись, не сопротивлялись и не убегали в лес. И когда пастух убивал очередную овцу, они думали: “Ну вот, убили еще одну овцу, а мне — льву, волку, человеку, лучшему другу пастуха, нечего бояться”.

    И даже овцы, которых пастух собирался убить, перестали сопротивляться. Он просто подходил к одной из них и спокойно говорил: “Мой друг, как давно мы с тобой не общались. Мы могли бы обсудить очень важный вопрос у меня во дворе. Есть проблема и мне срочно необходимо посоветоваться с тобой по поводу стада овец”. И овца с гордостью и готовностью шла за пастухом в его двор. Там он действительно спрашивал у своего лучшего друга, как идут дела в стаде, как настроение овец. Жертва с радостью рассказывала ему обо всем, а потом пастух, выбрав момент, убивал ее. Смерть наступала неожиданно и мгновенно, поэтому овца ничего не успевала понять.

    Пастуху по душе пришлась незамысловатая хитрость, и он был очень доволен собой — он высоко поднял самооценку овец стада, большинство перестали забивать себе голову мыслями о неизбежной смерти, стали меньше нервничать, наслаждались жизнью и спокойно щипали травку, в результате чего их мясо стало значительно вкуснее и питательней.

    На протяжении последующих лет пастух легко управлялся с огромным стадом. И в этом ему стали активно помогать сами же овцы. Если какая-нибудь слишком умная овца начинала догадываться об истинном положении вещей в окружающем мире, то заметившие это бдительные овцы, мнящие себя львами, людьми, волками и лучшими друзьями пастуха, сразу же сигнализировали ему о странном поведении “неправильной” овцы. И уже на следующий день пастух с удовольствием поедал вкусное мясо внезапно прозревшей овцы.

    Пастух понял, что ничего не может быть могущественнее слова, правильно донесенного до каждой овцы. Всего лишь нехитрая комбинация нескольких слов – и очередная жертва приобщена к “истине”, покорна и послушна. И даже не обязательно верить в эти слова самому — достаточно убедить в этом самих слушателей. Прозрение может иногда и приходит, но чаще всего в тот момент, когда уже слишком поздно."

    "Разве Сеть — будущее мрачное? Все так и получилось. Не сразу, но загнали. Не совсем уж железной, но всех! И всем хорошо!

    Спасибо, Иосиф Виссарионович!"
71 «Русский пионер» №71
(Март ‘2017 — Март 2017)
Тема: Сеть
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям