Классный журнал

Дарья Белоусова Дарья
Белоусова

Только когда люблю

10 марта 2017 10:30
Артистка театра «Современник» Дарья Белоусова в своей колонке выводит такую формулу Сети, которая может вывести нас из нее. Но в итоге читатель понимает, что пишет она формулу любви, которая ведет, как всегда, к необъяснимому.
«Дайте поработать уму влюбленного в течение двадцати четырех часов, и вот что вы увидите.
 
В соляных копях Зальцбурга в заброшенные глубины этих копей кидают ветку дерева, оголившуюся за зиму; два или три месяца спустя ее извлекают оттуда, покрытую блестящими кристаллами; даже самые маленькие веточки, которые не больше лапки синицы, украшены бесчисленным множеством подвижных и ослепительных алмазов; прежнюю ветку невозможно узнать».
Stendale
 
Сеть — это ловушка. Сеть — цепь замкнутых лабиринтов, не оставляющих шанса выйти, если ты попался. Сеть — не индустриальное изобретение и не ноу-хау человеческого прогресса. Сеть — это твое персонифицированное рабство. А рабство у каждого свое.
 
Подростки, попадающие в зависимость от компьютерной игры, ловящие реальное в ирреальном, — рабы. Взрослые, определяющие себя в ту или иную социальную группу, — такие же рабы. Правые, левые, отрицающие, провозглашающие, отверженные, прикормленные, кричащие, молчащие, организовывающие и организуемые — любая количественность есть сеть. Утвержденная клетка раба. У каждого свои наркотики. У каждого свои сети. Внешние и внутренние. Но сеть — лишь рычаг управления. А у любого рычага есть тот, кто им управляет.
 
Жадно хватающая жабрами кислород рыба, единожды попавшаяся умелому рыбаку, навсегда подчинена его власти. И даже если рыбке случайно повезло и удалось вырваться, то сеть навсегда оставит на ней метки. В виде страхов и предупредительностей: «Не ходи туда — снег башка попадет. Совсем плохой будешь!» И дело не в средстве, но в том, какова сила управляющего сетью как средством. И какова иерархия управленцев. Кто стоит у руля этой многосложной пирамиды. И не назначаешь ли ты его сам, сканируя неосознанное и выстраивая себе ловушки. А если самая сложная сеть — это мы сами и есть? Наше второе, третье, дцатое «я». С которым ты вынужден жить, как с сокамерником. Тут можно думать о том, кто этот сокамерник и кто ты. Если принять за основу, за базис сущности изначальное добро (хотя во многих случаях бывает и наоборот), то тогда? Что? Кто? Или? Возможно, Мозг, если принять за основу конструкции пресловутый 21 грамм недоказуемого нечта. Которое никто не видел.
 
Сделать ничего не можешь: либо договариваешься с этими сокамерниками, либо бунтуешь, либо выбрасываешь белые флажки для краткого перемирия. Иногда меняешь контекст, но облегчения он не приносит, потому что, меняя контекст, почерк не изменить. Можно только знать буквы и расставить их в единственно верном порядке, чтобы открыть подлинный код. Успеть. А часики тикают, вызывая невротические спазмы. Для неумелого игрока невротические спазмы могут быть движением. Если он услышит себя. Потому что они ослабляют мозг, кристаллизуют интуицию и катапультируют природу. Животного тебя. Тебя, лишенного маски (не надо бояться — и обретешь свободу).
 
Мы — заложники собственных сетей. И как не допустить сокамерника в надзиратели?.. Потому что если допустишь — индульгенция на прикосновение к себе может стать невозможной. Контакт останется только в виде «передачки». Эфемерное небо лишь изредка будет видно в верхнее окошко собственной серостенной тюрьмы, порождая новую и новую серость. Вырождая индивидуальность.
 
Существует же пропаганда узости выбора. Нам только кажется, что выбираем? А наши воззрения закодированы?
Помню, в детстве идешь с мамой в магазин. Мороз.
 
— Мам. Мне холодно. Не могу терпеть.
 
— Расслабься и получай удовольствие. Не напрягай мышцы.
 
— А я не могу расслабиться. Лицо сводит.
 
— А ты представь, что в Африке… жарко же очень. Чувствуешь?
 
— Нетушки. Жарко не в Африке, а у Терёшечки в печке. Его на лопату усадили и в печку засунули.
 
— Осспадя. Ну, если хочешь, представь, что ты Терёшечка. Только отстань. На час разовьешь сейчас.
 
Так вот в чем дело! Дело в том, что я все же могу выбрать, холодно мне или жарко, тогда когда на самом деле мне холодно. Но что есть реальность, как не комплекс субъективного восприятия! Сейчас я — Терёшечка, а это значит, что мне нестерпимо жарко. И мне правда становится нестерпимо жарко. Выход. Да. Выход из сети затаенности.
 
Не можешь выбрать только собственное «дано». Возможность выбирать прямо пропорциональна осознанному «дано». Кристаллизация по Стендалю. Степени любви. Обычная ветка, попав в соляные копи Зальцбурга, стала уже не обычной веткой, а веткой, покрытой блестящими кристаллами. Я — это копи Зальцбурга. Я вижу ветку. Конкретная ветка, попав в меня, преломилась и обросла кристаллами. И что есть правда? А что есть ловушка? Я попадаю в сеть восприятия, создавая реальность, или я вижу объективную реальность?
 
Знаю одно: я точно не в сетях, не в иллюзии, только когда люблю. Я — это я, только когда люблю. Я животно-природна, только когда люблю. Слеп тот, кто видит все ветки равновелико серыми. Они многоцветны. Но сквозь миллиарды разнофактурностей проявляется одна, которая покрыта светящимися кристаллами. Даже если сама этого не знает. Ты знаешь. Независимо от изменений в ее структуре, вызванных погодными условиями. А значит, это не иллюзия, не плод твоего преломления реальности. Я вижу ее всю. Для других ничем не примечательный отросток дерева, а для меня — неслучайность. Как художник, который видит истину, которую не видит никто. И можно никогда до нее не дойти, но это не значит, что ее не было. Взгляд, основанный на необъяснимом. Ведь только в необъяснимом — истина, лишенная сетевого мышления.

Колонка Дарьи Белоусовой опубликована в журнале "Русский пионер" №71. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (2)

  • Владимир Цивин
    10.03.2017 11:23 Владимир Цивин
    Искренность лишь знакова

    Как сердцу высказать себя?
    Другому как понять тебя?
    Поймет ли он, чем ты живешь?
    Мысль изреченная есть ложь.
    Ф.И. Тютчев

    Как, холодною белой порошей,
    тоску свою предзимнюю круша,-
    лишь роскошною грустью хорошей,
    порой утешиться может душа,-
    и не ласковое никакое, не теплая тишь,
    упоение покоем, успокаивает лишь.

    Через жизнь паря в мечтательной истоме,
    среди сопротивляющегося вещества,-
    ведь не зря душа нуждается в фантоме,
    реально несуществующего существа,-
    пускай слепых снегов наряд, окутает тела, спеша,
    засыпанной и ты, как сад, почувствуй же себя, душа!

    Милы сказочным так отточием,
    фонарями торжественны очень,-
    до алмазного блеска охочие, белоснежные нежные ночи,
    где безмолвных снегов, украшают, угодья,-
    словно в шапочках белых, вдруг алые гроздья,
    что ведь сладкие же, только лишь на морозе.

    Да там, где заспанный, засыпан покой,
    вдруг убаюканный, белой унылой игрой,-
    пусть ночь и снежность, чушь полусна чуть шепча,
    сквозь чувств мятежность, лишь вышина же нежна,-
    ведь не черствеют уста, пусть уснуть уж не прочь,
    коль лишь светла и чиста, в душах чуткая ночь.

    Ну что же, что морозу развезло,
    раз можно было б думать, повезло,-
    когда бы вдруг взяло, замерзло зло,
    но злу-то же в мороз, как раз тепло,-
    ведь пусть сладок сон времен, просто то рост звезд,
    коль здесь мир обременен, им, что солью слез.

    Затейливостью зимних затей, в забеленном безлистье ветвей,-
    алмазный лестный блеск снегов, морозов розоватый дым,
    не зря, наверно, лоск оков, нередко так неотразим,-
    да как ни настраивай софитов свет,
    падет и идол, и кумир, коль уж, нравится нам это или нет,-
    но человек таков, каков мир.

    Как и в небесах же луна, светом не своим ведь светла,-
    всякий раз, взыскуя добра, решать раз, что в бою,
    по какую сторону зла, стезю избрать свою,-
    как всё в мире делится,
    по степени проводимости тока и тепла,-
    так и люди делятся, по степени проводимости подлости и зла.

    Как по мере зимы приближения, вдруг всё на этой земле,
    изменяет свои представления, о холоде и тепле,-
    так и мы же, по мере взросления, растворяясь, что во мгле,
    изменяем свои представления, здесь о доброте и зле,-
    пускай бесчинства поздней осени зима, загладит и забелит,
    да лишь коварнее и злей же ведь она, окажется на деле.

    На любое готово святотатство,
    любит зло в добро переодеваться,-
    да нет подлей того, при всем при том,
    кто творит зло, прикрываясь добром,-
    не хвала и хула, лжи цена одинакова,
    для добра, как и зла, искренность же лишь знакова!
  • Сергей Макаров
    10.03.2017 12:08 Сергей Макаров
    Да, "сеть" загадочна,
    Она пленяет графоманов,
    и позволяет им метафору сношать до одуренья;
    10.03.2017 11:23 Цивин
    Но что поделать, в ней свобода слова....
71 «Русский пионер» №71
(Март ‘2017 — Март 2017)
Тема: Сеть
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям