Классный журнал

Сергей Петров Сергей
Петров

Скважина разочарований

15 января 2017 19:30
Нет нефти — нет бензина. И надо идти пешком с гранатой в руке. Есть нефть — есть вилла в Черногории, вблизи от дачи их премьера. И весь шоу-бизнес у твоих ног. И Нюша больше не поет. Красота. Писатель, радиоведущий, бывший следователь Сергей Петров умеет помечтать.
Как-то так получалось, что нефть всегда лилась не в мои цис­терны. И даже мешала мне жить.
 
Первое наше свидание кончилось ничем в девяностые годы в Омске, во времена моей бурной студенческой молодости. Она била ключом, как та самая нефть из только что открытой скважины, моя молодость.
 
Я и мои друзья по ОВШМ (Омская высшая школа милиции) играли в КВН. Мы сколотили довольно лихую команду, первую успешную команду в истории нашего вуза. Веселые до сумасшест­вия, мы рвали конкурентов из других институтов одного за другим. Нас узнавали на улицах. И многие девочки мечтали познакомиться с нами. Даже самые принципиальные преподаватели ставили нам, полным нулям, тройки. Любили то есть. И уважали.
 
А вот с находчивостью у нас было не очень.
 
Нефтяные деньги, которые при обилии нищеты и отчаяния в стране валялись под ногами, не попадались нам на глаза. Вернее, попадались, но их быст­ро подхватывали другие. Единственная блистательная сделка, которую я провернул, — это получение выгодной сдачи в коммерческом ларьке. Вместо пятисотрублевой купюры мне дали пятитысячную.
 
С нефтяными же деньгами — мимо.
 
Однажды в наши буйные головы пришла логичная, казалось бы, мысль: раз мы самая крутая кавээновская команда в городе, у нас должен быть спонсор.
 
Суровой сибирской зимой мы заявились в офис одной из нефтеперерабатывающих компаний. Напялили по такому случаю костюмы, а лидер нашей банды Рома Аксенов водрузил на нос очки, хотя видел прекрасно. Нацепил для солидности, так сказать.
 
Переговоры длились минут сорок. Кабинет начальника компании почему-то отапливался плохо, голову начальника согревала огромная норковая кепка. Или шапка в форме кепки. Так тогда в Омске некоторые мужчины ходили. Это было атрибутом крутизны, благополучия.
 
…Начальник слушал нас, еле сдерживая улыбку.
 
— Я подумаю, ребята! — пообещал в финале беседы нефтяной кепконосец.
 
…Когда мы шли обратно, в лица наши ударял снег и зло гудели на ветру провода, будто устрашающе похохатывали. Ветра в Омске сильные. Не знаю, как сейчас, но тогда об Омске говорили так: город ветров, ментов и проституток. И ни слова о нефти.
Спонсором нашей команды стал пивзавод «Волочаевский». Это было логично.
 
…Омск не был богатым ни в девяностые, ни сейчас. При этом город будто челобитные бьет Ее Величеству Нефти. Целый район, и немаленький, называется Нефтяники. Когда-то мы с лучшим другом снимали в этом районе комнату.
 
Хрущевка, двушка. Хозяин — старый дед Сергей Григорьевич, не только мой тезка, но и земляк. Он с родителями переехал в Сибирь в тридцатые годы по причине нехватки продуктов, с одной стороны, и раскулачивания — с другой.
 
— Как там, в Тамбове, Сережка? Голодают? — часто интересовался он. — Голытьба?
 
Сергей Григорьевич любил выпить водки. Употребив граммов двести, он становился радикален.
 
— Дайте мне спички, ребяты! — требовал он. — Пойду на улицу, сожгу все ларьки на х…
 
Потом он выпивал еще двести, падал на диван, включал на полную громкость радиоприемник и плотно прижимал его к уху.
 
…Однажды ко мне пришла дама. Сергей Григорьевич в тот момент спал, звук приемника был мной аккуратно убавлен.
 
Мы уединились в комнате, легли на кровать, принялись совершать естественные в таких случаях телодвижения. Когда процесс стал развиваться достаточно бурно, открылась дверь и в проеме появилась голова этого старого демона.
 
— Что? — издевательски произнес он. — Физкультурой занимаетесь?
 
Девушка смутилась и окаменела. Я, признаюсь, тоже.
 
Не очень позитивные воспоминания связаны у меня с районом Нефтяники.
Три года спустя нефть и ее производ­ные в соучастии с пособниками-людьми пошутили со мной еще раз. Я, уже следователь, уже в Тамбове, провел у одного типа обыск, изъял наркотики и боевую гранату РГД-5. Все это нужно было срочно отвозить на экспертизу.
 
— Бензина нету! — сказали мне.
 
Такой ответ в милиции тех лет был распространенным.
 
Хотел было поехать в троллейбусе, но подумал: а вдруг рванет и погибнут люди? Так и побрел пешком с поли­этиленовым пакетом. Петляя, обходя стороной детские сады и поликлиники, сдерживая желание остановиться и покурить. Например, у мэрии. Или у офиса главного тамбовского бандита, сделавшегося депутатом.
 
Не любила меня нефть. Даже бензин, и тот мне за что-то мстил, недолюбливал.
 
Потом наши отношения успокоились. Развитие российского государства внесло в мою жизнь соответствующие коррективы. Высокие цены на нефть, нефтедоллары и все вытекающие из этого последствия. Не роскошь, но стабильность.
 
…Иногда я задумываюсь: а что будет, если нефтяной маятник качнется в мою сторону? Не так, как обычно, намеком, а решительно? Стану, скажем, владельцем нефтяной скважины или крупным акционером. Что я тогда сделаю?
 
Для начала я обеспечу всех своих близких. А что тут такого?
 
Себя, разумеется, обеспечу. Вилла на побережье Адриатического моря меня устроит. В Черногории. Вблизи от особняка премьер-министра. Или генерального прокурора. Чтобы держать обоих в тонусе.
 
Потом слегка подкорректирую культуру.
 
Я встречусь с певицей Нюшей. Встречусь в деловой обстановке. А лучше — в романтической. И предложу ей сумму, от которой она не сможет отказаться. Взамен на это Нюша навсегда покинет певческую сцену. Без работы не останется, обещаю. Достойное место в модельном бизнесе ей будет обеспечено.
 
Радиостанции с форматом «водочка-селедочка», «хэй, мусорок, не шей мне срок» сбавят обороты и переориентируются на вещание исключительно в системе ФСИН. На освободившихся частотах станут вещать новые станции, блюзово-рокового формата, с умными радиошоу, действительно смешными и даже интеллектуальными. На Дальнем Востоке откроется станция «Китай ФМ», она, несомненно, будет приносить моему холдингу главную прибыль. Все талантливые радиоведущие будут трудоустроены, они станут получать огромную зарплату, руководители иных холдингов наконец-то возьмутся за ум, воспрянут от двадцатилетнего сна, и на этом рынке начнется реальная конкуренция.
 
То же самое будет с литературными премиями. Я учрежу новую, прозрачную, и ни один писатель не сможет номинироваться на нее больше одного раза. Гонорар вместе с тем позволит лауреатам приобрести виллу по соседству с моей. Так появится Переделкино-2, что приблизит рождение нового Союза писателей, молодого и красивого. Писательниц в нем будет немало.
 
При премии будет работать мощная служба безопасности. С литературным кумовством будет покончено. Точнее, оно будет взято под мой контроль. Ведь новое кумовство побеждает старое. Не это ли конкуренция? Не это ли жизнь?
 
Предложение, аналогичное предложению Нюше, поступит лидерам и активным участникам феминистического движения. В модельный бизнес их, конечно, не пристроить, но что ж тут поделать? Придется использовать мой гонорар в качестве пенсии. Использовать экономно и с умом.
 
Значительная часть денег пойдет на благотворительность и на удовлетворение иных геополитических желаний, о которых я пока не скажу.
 
Сумасшедшие планы, не правда ли?
 
Правда.
 
Но… не выйдет. Не выйдет, к сожалению. Ведь нефть всегда лилась не в мои цистерны. И певица Нюша может спать спокойно. И литературная мафия. И премьер-министр Черногории вместе со своим прокурором. И феминистки. И многие другие. А зря.
Зря!
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
69 «Русский пионер» №69
(Декабрь ‘2016 — Январь 2016)
Тема: нефть
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое