Классный журнал

Андрей Орлов (Орлуша) Андрей
Орлов (Орлуша)

Поэт Орлуша, трезвый, не по пьянке раскроет все гостайны по нефтянке

22 декабря 2016 13:45
Поэт Андрей Орлов (Орлуша) специально для «нефтяного» номера сочинил произведение, которое в 1970-е могло бы называться «Баллада о героях Самотлора». Но называется так, как называется. Другие времена, другие люди.
 
Каждый год, в июне, 22-го,
Хоть на вторник выпадет, хоть на среду,
Я встречаю соседа по даче Вову,
Очень странного, надо сказать, соседа.
 
Я встречаю его на своём участке,
Он пролазит сюда через щель в заборе,
Он обычно ходит ко мне не часто,
В долг не просит и по мелочам не вздорит.
 
Утро летнее дачный мирок встречает,
Тишина, но я знаю: часу в четвёртом
Я услышу, что кто-то забор качает,
А потом покажется морда чёрта.
 
А за мордой протиснется в майке пузо,
Две руки, и в каждой — по поллитровке,
И трусы семейные (те, с Союза),
И я выйду навстречу соседу Вовке.
 
Я не буду спрашивать: «Что такое?!!»
Я на стол закуску метну без спора,
Потому что знаю: двадцать второе —
Это день рождения Самотлора,
 
И я знаю, сосед мне опять покажет
Пожелтевшую фотку из «Комсомолки»
И измазанным нефтью лицом измажет
Мою девственно-беленькую футболку,
 
И расскажет мне шёпотом по секрету,
Что того «первача» уже нет в помине,
А «сегодня котора на морде — это
Самотлорка, какую качают ныне».
 
А на фото на фоне болот и вышки,
Чернолицые, в танце навроде джиги,
По колено в болоте стоят парнишки
И тому, кто не верил в них, кажут фиги.
 
— Я — вот этот, который поменьше ростом,
А вот этот — начальник наш, Абазаров,
Мы с ним были… ну, 
как мы с тобою — просто,
До получки мог дать трояк без базара.
 
— Ну чего, добуриться пора до «белой»?
Разговор разговором, а выпить хоца!
Что сидишь, 
как не ждал, с лица осовелый?
Разве так встречают первопроходца?
 
На столе восемь рюмок, хотя нас двое,
Так положено по нефтяному ГОСТу
(Или сам Вован придумал такое),
Ну, короче, мы оба готовы к тосту.
 
Пьём с двух рук, как ковбои, по‑македонски:
— Ну, за вас! — это с левой, 
и вслед: — За нас!
Хороша, падла, городовой ипонский!
Ну, и третья с четвёртой: — За нефть! И газ!
 
Темп тяжёлый, чего б вы ни говорили,
Я всё жду, что пробьёт его на рассказ…
— Ты бы знал, Андрюха, как мы бурили!
Ну, давай, повторяем: за нефть! За газ!
 
После будет, как Лещенко и Высоцкий
Приезжали и пели. И сам Кобзон.
Про помбура Серёгу по кличке Троцкий,
Что прибился к бригаде, сбежав из зон,
 
Про нарядчицу из Запорожья Люсю,
Что была с работягой мороза злей:
— Я-то думал, что я на ней отдуплюся,
А она — всё к начальству, у их — теплей!
 
— Про наколку «Сибирь»? 
Я не уголовник,
Дурачок был, всего-то 16 лет…
Этот шрам? Поварихи одной половник.
Попросил у неё, так сказать, котлет…
 
Вот и солнечный луч по стакану вдарил,
Вовка вперил белёсый свой взгляд в меня:
— Вот скажи мне, Андрюха, 
а этот баррель —
Это кем там придуманная херня?
 
Типа бочки? Базарить не о чем, в общем!
Чуть дороже-дешевле, поднимут стон!
Мы-то как измеряли объёмы добычи?
Очень просто, братан, в миллиардах тонн!
 
Миллиард — это сколько? 
Тыща мильонов?
Я в нулях понимал завсегда ни хрена,
Я вон Светке припёр килограмм лимонов,
Так она до сих пор мне с тех пор жена!
 
Как-то было в то время поменьше обманов,
Было просто: работа, зарплата, тайга…
Я так думаю, кто-то обидел шаманов,
Ведь шаманов в Сибири и щас до фига.
 
Ты бываешь в Кремле? 
Мне похвастаться нечем.
Только внука на ёлку два раза водил.
Вот скажи, если ты был бы Путин и Сечин,
Ты бы как нашей отраслью руководил?
 
Ты бы что, сам, 
обутый в ботинки с носками,
Нас учил сапогами болото месить?
Или сел бы за стол посидеть с мужиками,
Чтобы как и чего у людей расспросить?
 
Я скажу тебе так, по-простому итожа:
Почему в экономике весь геморрой?
У начальников чёрным измазаны рожи,
Но не нефтью, а чёрной белужьей икрой.
 
Кстати, рыба же 
гнить с головы начинает,
Пусть поймёт голова: 
продолжается зло,
Потому что, что добыто — перегоняют
Не в бензин и в капрон, а в дома и бабло.
 
Не в коррупции дело и не в разгильдяйстве,
Всё не стырят, и все за кордон не сбегут,
И они, что сидят на народном хозяйстве,
От серпа пусть хозяйство своё берегут.
 
Я-то что? Я как все, я обычный нефтяник,
Гнус кормил на болотах, буранами гнут,
За работу наградой мне то кнут был, то пряник,
А последнее время — реже пряник, чем кнут.
 
Кстати, звали меня на работу к арабам.
Приезжайте, 
Владимир, говорил мне араб.
Не поехал. У них 
там все бабы в хиджабах,
Мне же нравится вид 
наших в ситчике баб.
 
…Вот такие беседы раз в год, в июне,
Я с соседом веду в Самотлора день.
Если грусть вдруг 
накроет, сосед мой сплюнет,
Мы накатим и стол передвинем в тень.
 
Мы откроем вторую, а может, третью,
И никто в нас лишнего не вольёт,
И слеза на щеке смешается с нефтью,
И сосед любимую мне споёт:
 
«А ты улетающий вдаль самолёт
В сердце своём сбереги,
Под крылом самолёта о чём-то поёт
Подвешенный за ### пилот!»  

Колонка Андрея Орлова опубликована в журнале "Русский пионер" №69. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (0)

    Пока никто не написал
69 «Русский пионер» №69
(Декабрь ‘2016 — Январь 2016)
Тема: нефть
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям