Классный журнал

Кирсан Илюмжинов Кирсан
Илюмжинов

Похмелье нефтяного угара

15 декабря 2016 10:20
Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов не получил американскую визу и не поехал в Нью-Йорк на матч за мировое шахматное первенство. Зато это позволило ему сосредоточиться на колонке для «Русского пионера».
В угожденье богу злата
Край на край встает войной;
И людская кровь рекой
По клинку течет булата!
 
Люди гибнут за металл,
Люди гибнут за металл!
 
Строки, вынесенные в эпиграф, известны любому мало-мальски образованному человеку. Но многие ли задумывались о том, что в 1859 году, когда опера Шарля Гуно по мотивам «Фауста» Иоганна Гете впервые увидела свет на парижской сцене, благородный металл уже вынужден был потесниться на своем троне? И потеснила его невзрачная буро-черная тягучая жижа с довольно специфическим ароматом.
 
Нет, золото и поныне не утратило своей притягательности для человека. Однако уже почти двести лет прошло с тех пор, как подлинным двигателем человеческой цивилизации стала нефть. И, увы, если сравнить количество жизней, принесенных в жертву этим богам, сравнение будет далеко не в пользу золота.
 
История с нефтью выглядит неоднозначно. Человечество знакомо с этим ископаемым ресурсом более пяти тысяч лет: еще за три тысячелетия до нашей эры жители Междуречья и других древних государств Ближнего Востока использовали ее для освещения и применяли в строи­тельстве, а древние египтяне, кроме того, с ее помощью мумифицировали усопших. Впрочем, подлинный расцвет нефти начался лишь в конце XIX века, одновременно с появлением двигателей внутреннего сгорания.
 
Первые автолюбители покупали топливо для своих самодвижущихся экипажей в аптеках — пусть и не стограммовыми мензурками, но и не в тех объемах, для которых требовалось бы открывать специализированные торговые точки. Бурный рост ее добычи и переработки обеспечили Генри Форд и его коллеги, «посадившие» весь мир на автомобили. Виной тому извечная тяга человека к комфорту: сегодня мы не можем представить себя без электричества и отопления, а ведь изрядная доля и того и другого до сих пор производится на продуктах нефтепереработки.
 
В итоге всего за столетие мы пришли к ситуации, о которой уже лет сорок с беспокойством говорят ученые и эксперты: нефть, ставшая фундаментом и кровью нашей цивилизации, заканчивается. Об этом много спорят, но большинство ученых придерживаются мнения о биогенном происхождении нефти.
 
Многие из нас изучали этот процесс в школе: накапливающиеся в определенных местах органические останки (стволы деревьев, трупы животных и т.д.) при определенных условиях превращаются в нефть и другие углеводороды. На этот процесс, как полагают, уходят миллионы лет. И вот менее чем за два века мы практически исчерпали эти фантастически гигантские запасы.
 
Да, у нас еще есть надежда на так называемые трудноизвлекаемые сланцевые месторождения, а также те, что лежат под толщей воды на морском и океанском шельфе. Правда, их добыча сопряжена с немалым экологическим риском, но на что только не пойдет человек ради привычного комфорта!
 
Нефть действительно значит для нас намного больше, чем мы привыкли считать. Не только свет и тепло, не только возможность быстро перемещаться на дальние расстояния в автомобиле, поезде или самолете. Производные нефти — это и одежда из синтетических тканей, и вездесущий пластик, разнообразные красители и много чего еще. Недаром великий русский ученый Дмитрий Менделеев как-то заметил, что топить нефтью — все равно что топить ассигнациями. Жаль, мы его не услышали.
 
Нефть сыграла свою роль и в развитии науки. Самая престижная научная премия до сих пор выплачивается из процентов с капитала, в котором есть доходы от нефтедобычи. Альфред Нобель имел прямое отношение к «Товариществу неф­тяного производства братьев Нобель». Оно было успешным и технологически передовым для той эпохи предприятием.
 
Благотворное влияние нефти на нашу цивилизацию имеет и свою обратную сторону. Пацифист Нобель завещал свой капитал человечеству, лишь осознав, что его надеждам не суждено сбыться. Он изобретал взрывчатые вещества огромной силы в надежде, что, обладая столь сокрушительным оружием, люди перестанут вести войны, опасаясь взаимного уничтожения. Но еще при жизни общество присвоило ему титулы «торговец смертью» и «миллионер на крови».
 
Саму же нефть так открыто не проклинают. Ученые установили, что благодаря нефти как топливу для транспорта и вызванному ее использованием развитию технологий в войнах XX века погибло в три раза больше людей, чем во всех вместе взятых войнах предыдущих двух тысяч лет. В три раза больше!
 
А сколько стран пострадало в последние десятилетия! Ирак, Ливия, Сирия: демократия демократией, но мало кто станет отрицать, что в том же Ираке нефтяные компании стран антииракской коалиции, прежде всего США, чувствуют себя вполне вольготно. А нефтяные месторождения Сирии на территориях, захваченных запрещенной в России террористической организацией ИГИЛ, стали движущей силой мирового терроризма.
 
Сколько судеб поломано, разрушено нефтью… Нефть не хуже библейского златого тельца способна порождать в людях эгоизм, жадность и пренебрежение чужими интересами. И вот это по-настоящему грустно и даже страшно.
 
Итак, что мы имеем? Природа, или Господь, или Высший Разум — как хотите — дали человечеству нефть как богатый источник не только энергии, но в первую очередь материала для синтеза массы полезных и нужных вещей. От синтетических волокон и дорожного покрытия до лекарственных средств. Пять тысяч лет мы, толком не понимая, что попало нам в руки, пользовались ею понемногу и, можно сказать, бережно.
 
Однако стоило нам открыть все возможности, предоставляемые нефтью, как вокруг нее началась безумная гонка, конечная цель которой — банальное набивание карманов. Даже если ради этого гибнут сотни тысяч и миллионы людей. И в этой гонке мы, по мнению многих специалистов, уже пробежали «пик нефти»: дальше ее будут добывать все меньше и меньше.
 
Оседлав двигатель внутреннего сгорания, работающий на бензине и дизтопливе, греясь у сжигающих мазут котлов, мы напрочь забросили исследования, позволяющие использовать иные источники энергии. Пропаганда «зеленой революции» в энергетике и на транспорте, развернутая в последние десятилетия, не в счет. Все эти достижения так и остаются по большей части на бумаге. Их реальная отдача в отрыве от угля и мазута весьма сомнительна. Да и зачем серьезно тратиться на альтернативу, если углеводороды приносят верную и немалую прибыль?
 
Я вовсе не призываю прямо завтра на государственном уровне отказаться от использования нефти. Но я призываю наконец взяться за ум и использовать то, что мы имеем, на благо всего человечества. С величайшей осторожностью и максимально эффективно.

Колонка Кирсана Илюмжинова опубликована в журнале "Русский пионер" №69. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Все статьи автора Читать все
       
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    15.12.2016 12:38 Владимир Цивин
    Без свету, что без глазу

    Вот она, плодоносная осень!
    Поздновато ее привели.
    А пятнадцать блаженнейших весен
    Я подняться не смела с земли.
    А.А. Ахматова

    Средь неостановимых буден, порой вопрос нетривиален,
    тот, что есть, или тот, что будет, какой мир более реален,-
    каприз ли, вдруг тепла опала, надолго ли, небес усталость,
    как свету тому, свою узреть тьму,-
    словно мысли самой выси, вечные песни и сны,
    с млечностью неземных смыслов, разве не равновесны?

    Как луг пропах, терпкими запахами трав,
    и как он прав, обратив обратно их в прах,-
    пусть величаво уплывало вдаль, алым парусом Светило,
    да рай опять не осилил печаль, вновь чего-то не хватило,-
    день отпрянул пугливо, как пепел, облетает с холодных губ,
    что был ласков, заносчив и тепел, оказалось же, просто глуп.

    Как слепнут сумерками губы, когда теплу они не любы,-
    разгорячит пускай до поры, и мило приголубит,
    да все равно ведь, увы, блеск холода любовь погубит,-
    сколько б музыке сладко ни литься,
    вечный праздник не обрести,-
    молчаливы печальные лица, чтобы песнею обрасти.

    Раз не из безобразий разве, увы, родится рай и праздник,-
    истина и совесть, ведь разве не так же,
    зреют же всегда здесь, из правды сермяжной,-
    пусть не сникать в плену телес, способна лишь песня небес,
    но, и не так ли, музыка стиха и мысль,-
    вдруг через зло всё, призваны звать смыслы ввысь?

    Коль пролегает нередко путь в храм,-
    ведь по угрюмым и диким холмам,
    да по бескрайним пустынным местам,-
    пускай чужой разбуженностью желаний,
    себя уж не помнит прах,-
    но пеньем упоений и упований, всегда же зла мгла в глазах.

    Словно неуклюжий подснежник, получивший свой шанс,
    как в пушистости снежно-нежной, мартовской страсти транс,-
    так и мрак же здесь миротворно дремуч,
    в светлых, с осенью слитых листах,-
    где уже лишь тени тучные от туч,
    вдруг про страх напророчат, и прах.

    Точно печальные свечи, вечной охваченные чернотой,
    как вычерченный в воздухе вечер, чьей-то догорает мечтой,-
    что быть может непреложно, в мире этом, где возможно,
    чтобы счастье было ложно,-
    что из того, что нам обещаны, любовь, и счастье, и уют,
    по сердцу разойдутся трещины, и мы получим всё в раю.

    Так в неге крови вечерней, в черне слепой чистоты,
    вдруг небо требует терний, стоном нагой красоты,-
    и вот уже вечерней неги, очерк чистый,
    что чуткой грустью всюду растворен,-
    почти неуловимо тонет, в тени мглистой,
    округлостью пространства покорен.

    Средь зыбкой ряби разноцветных облаков,
    скользит к земле, словно в смущении, златое око,-
    и вот над зыбью зубчатых теней холмов,
    зари лишь гроздья, грозно громоздятся одиноко,-
    свеча должна погаснуть, и мрак сомкнуться разом,
    чтоб стало всем вдруг ясно: без свету, что без глазу.
69 «Русский пионер» №69
(Декабрь ‘2016 — Январь 2016)
Тема: нефть
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям