Классный журнал

Ольга Шукшина Ольга
Шукшина

Он где-то рядом

28 ноября 2016 13:45
Дочь Василия Шукшина Ольга Шукшина пишет ту правду, которую знает. А ведь она знает такую правду, которую больше никто не знает. Хоть это и не вся правда, конечно. Но и не полуправда.
 
В жизни каждого человека есть смысл. Смысл моей жизни умещается в маленькое, но емкое слово «Шукшин». Когда я закрываю глаза, передо мной одна за другой бегут ассоциации. Бездомный пес, которого приласкала рука человека. Шукшина частенько ловила фотокамера в такие моменты. Серый мешковатый пиджак, рисунок «елочка». Кепка с характерным шукшинским захватом за козырек. Что еще? Ах да, глаза. Глаза той самой бродячей собаки, которые никогда не предадут.
 
Был как-то смешной эпизод. Еду на машине, передо мной растяжка (баннер), дело было перед выборами. Гляжу, а на меня отец смотрит, и не на меня, а вдаль как-то. Те же брови «домиком». Присмотрелась, а это… Путин. С тех пор, когда спрашивают, кто бы мог сыграть Шукшина в кино, говорю: Путин. Смеются.
 
А если серьезно, я часто думаю, кем бы отец был сегодня. Депутатом? Нет, тысячу раз нет. Даже недавно ушедший от нас современный классик Валентин Григорьевич Распутин не позволял себе такого рода амбиций. Видел продажность системы. А что уж говорить про отца, у которого место, где находится Совесть, не было прикрыто и тончайшей оболочкой, все время сочилось и покрывалось сукровицей. Он даже в свое время отказался от мастерской во ВГИКе, чувствовал, что времени мало, надо довести задуманное до конца.
Мне иногда приходит в голову фантазия, похожая на легенду о сибирском скитальце Федоре Кузьмиче (Александре I), что отец вовсе не умер, а ушел странником. Русь великая, одной жизни не хватит пройти ее, матушку, вдоль и поперек. А писателя нельзя отрывать от земли. Оттуда он черпает свои творческие силы. Московскую площадку он воспринимал как временную. Завидовал В. Белову, что тот спокойно работает у себя в Тимонихе. Ну не было в то время рабочих киностудий на Алтае, и вузов таких не было. Все дороги вели в Златоглавую.
 
Еще одно важное качество в характере В.М. Шукшина необходимо подчеркнуть, потому что, на мой взгляд, именно оно является основополагающим в Шукшине-режиссере. Это широта человеческого сердца, способная «возлюбить многа» (церковно-славянский язык). Это редкий дар. Ошибается тот, кто считает, что человек, наделенный этим даром, облагодетельствован природой: да, в духовном смысле это спасительно, а в материальном вполне болезненно. Потому что рана в сердце все время кровоточит и никогда не затягивается. Человек с таким сердцем видит человеческое горе не через лупу, он отзывается состраданием. Сострадание, облеченное в таланты режиссера, актера, сценариста, может оживить душу. В этом заключается феномен Шукшина. Как писатель, он исследовал это в себе, в ближнем, в контексте ситуации. Как актер — был субъектом, излучающим потоки энергии доброты, заботы, справедливости на зрителя. Такое свойство души — черта русского характера. Несправедливо ныне забытое, забитое и не развитое.
 
Итак, продолжил бы отец снимать фильмы сегодня? Учитывая, что мир перевернулся с ног на голову, традиционные ценности отошли на второй план, а человек из творца превратился в потребителя, определенно задумаешься: стоит ли давать утвердительный ответ?! И тут Василий Макарович опять нам в помощь. Обратим внимание на блестящее, выдающееся произведение «До третьих петухов». Сказка, притча, зашифрованный код, сказание о последних временах. Опережая события, скажу, что проект «До третьих петухов» уже стартовал и набирает обороты. Наша команда сейчас ведет переговоры с одним очень известным кинорежиссером. Большой вопрос — найдется ли соавтор Шукшину с такой же способностью к самоотдаче? Ответ найдем вместе.
 
Мне по сердцу история, что отец не ушел, что где-то рядом. Наступит завтрашний день, раздастся стук в дверь, на пороге будет стоять древний старик. Сквозь глубокую сетку морщин можно узнать родные черты. Сердце узнает. Еще вчера я хотела написать, что старик будет много спрашивать. Моим жалобам несть числа, и это будет продолжаться целый год. А уже сегодня я хочу умереть, прямо на пороге, лишь только его рука коснется моей головы, как в детстве.
 
Заканчиваю эссе, щеки горят, глаза увлажнились. 

Колонка Ольги Шукшиной опубликована в журнале "Русский пионер" №68. Все точки распространения в разделе "Журнальный киоск".
 
Оставить комментарий
 
Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии



Комментарии (1)

  • Владимир Цивин
    28.11.2016 16:15 Владимир Цивин
    Соприкасаясь совестью с Богом

    Когда пробьет последний час природы,
    Состав частей разрушится земных:
    Все зримое опять покроют воды,
    И Божий лик изобразится в них.
    Ф.И. Тютчев

    Трав простые истории, роскошь и широта,
    в разноцветном их просторе, отдыхает душа,-
    но пусть смолкают, молнии и громы,
    и сходит вновь, в долины благодать,-
    нас дух зовет, тропой полузнакомой,
    пути тернистого, петлять опять.

    Да пускай всегда, стремящихся много,
    мир поработить напористый,-
    разве объяснить историю Бога, людскими только происками,-
    хотя они друг с другом схватываются,
    но умом лишь разобщены, истиной же равно охватываются,-
    правды искренности и лжи.

    И из безжизненных пусть туч, осмысленный пробьется луч,-
    что ни говори о прогрессе, ход времени всё преодолевает,
    занавес опустится в пьесе, в которой роли свои мир сыграет,-
    зачатый в преддверии времени, да о своей не забыв отчизне,
    и разродится мир от бремени,-
    наверное, позже земной жизни.

    Что золотом роз ли, зол, расцвеченный обманчиво дол,
    выходить не дано раз мирам, за пределы трагедий и драм,-
    то весь словно соткан из пут, а то словно ласки лоскут,
    бренный мир, огромен, крут, не минует немоты минут,-
    но пусть иссякнут секунды, минуты минуют,
    однако Бог сотворит вдруг, реальность иную.

    Сквозь поздней осени, уже седую серость,
    в безрадостную тусклость куцых дней,-
    не так ли вдруг полоска, в небесах зарделась,
    и синева проклюнулась за ней,-
    раз мерится в мире всё ракурсом, от шага до хода планет,
    ведь между порядком и хаосом, непроходимых граней нет.

    С опозданием лишь всегдашним,
    понимаем, форму ища для всего,-
    что страшное самое, в страшном,
    именно в бесформенности его,-
    коль плоска банальность когда, глубина за ней не видна,
    лишь душе познаешь вопреки, лучшие же качества тоски.

    Пусть, храня летний клад, не бездействен и хлад,
    но и в недрах объекта, есть ли смысл без субъекта,-
    ни единым объектом, и ни идеей единой,
    не полна без субъекта, ведь сути мира картина,-
    раз собственный у всего вектор, не как у другого,
    то дан здесь всякому субъекту, свой ракурс Бога.

    Оградит пока от пороков пророка,
    только бодрствующее око упрека,-
    за свободу борясь отроду, да о вечной мечтая судьбе,
    нам одну бы сберечь несвободу, несвободу от Бога в себе,-
    безвозвратное зарево времени, розовато-белый блик,
    так над миром всё уверенней, Божий проступает лик.

    Пусть очагов одичалых исчадий, на свете несчастней нет,
    что толку молить судьбу о пощаде, в бедламе обидных бед,-
    коль, что устья в истоке итог, человек это будущий Бог,
    губит не только себя, Бога забыв вдруг стезя,-
    в мире же избегнуть искуса злого,
    лишь соприкасаясь совестью с Богом!
68 «Русский пионер» №68
(Ноябрь ‘2016 — Ноябрь 2016)
Тема: Шукшин
Статьи по теме
Честное пионерское
Самое интересное
  • По популярности
  • По комментариям
 
Новое